Цветы в желатине как это сделать

ПРЕДИСЛОВИЕ

цветы в желатине как это сделать

Настоящий роман является попыткой передачи опыта энергетических практик авторов, главными из которых являются:

йога;

игра в волшебство;

духовные танцы;

осознанные сновидения.

Начали мы зимой 1990 года с йоги, потом через два года занялись духовными танцами, а еще через год волшебством.

Йога явилась и является фундаментом, на котором строится жизнь авторов. С самого начала йогической практики мы попали в руки замечательных Мастеров йоги, которые «заразили» нас силой несгибаемого намерения по пробуждению энергетического потенциала. Мы фанатично посвящали йоговским комплексам от полутора до двух часов в день, перешли на вегетарианское питание, голодали по системе Брэгга. Немудрено, что через пару-тройку месяцев мы научились «чувствовать» энергию.

Когда мы впервые попали на духовные танцы, то поразились тому, что можно вызывать запредельные энергетические потоки простыми хороводными танцами, во время которых пропеваются известные мантры. При помощи духовных танцев удавалось вызывать такую мощную энергию, которая была нам недоступна после двух лет фанатичных йоговских тренировок. Безусловно, интенсивные занятия йогой подготовили тело и сознание для принятия могучих вибраций. Мы стали участвовать в регулярно проводимых танцевальных слетах и семинарах, активно пропагандируя танцы среди своих знакомых.

Как только мы стали заниматься йогой, то приобщились к чтению эзотерической литературы. Наиболее сильно поразили наше воображение произведения Карлоса Кастанеды и Ричарда Баха. Книги этих титанов мы прочли, но почти никаким практикам из их книг не следовали. Впрочем, труды Кастанеды пробудили у нас интерес к осознанным сновидениям, практиковаться в которых мы начали только с 1995 года, после прочтения книг Патриции Гарфильд и Стивена Лабержа.

Летом 1993 года мы были на танцевальном слете, и один из его участников — Андрей Ушаков — познакомил нас с некоторыми приемами волшебства из системы «Симорон», придуманной Петром Бурланом. Затем мы неоднократно участвовали в семинарах Бурлана.

В течение нескольких лет мы активно применяли методы волшебства и поделились приобретенными навыками, написав книги «Курс начинающего волшебника» (издательство «МТР», Москва, 1998) и «Сам себе волшебник» (издательство «КСП+», Москва, 1999).

После выхода этих книг мы стали проводить семинары, обучающие практическому волшебству.

Книги «Курс начинающего волшебника» и «Сам себе волшебник» были переизданы издательством «Питер» в сокращенном виде под названиями «Учебник везения» и «Технология успеха», соответственно. В 2003 году издательство «Питер» выпустило нашу книгу под названием «Сам себе волшебник», объединившую «Учебник везения» и «Технология успеха». Эта книга была дополнена историями из практики волшебников, а теоретическая часть — значительно сокращена и переработана.

Техники, описанные в этих книгах, прекрасно работают, они не могут устареть. Однако со времени написания этих книг прошло более пяти лет, и за это время, по мере проведения тренингов, у нас накопился уникальный опыт. Волшебные технологии получили дальнейшее развитие. Не раз новые идеи и техники рождались прямо во время семинаров, благодаря творческому настрою участников.

В данном романе мы подробнейшим образом описали свой нынешний тренинг «Танцующие волшебники» (по состоянию на октябрь 2003 года), включив в книгу ВСЕ техники, которые даем на семинаре. Роман, как и тренинг, основан на бесценном опыте огромного количества участников семинаров — людей, живущих на необъятных просторах от Прибалтики до Дальнего Востока. Рассказы этих людей, вплетенные в сюжет книги, заряжены жаром сердец и самобытным талантом тех, кто живет в интересных, непредсказуемых и неподвластных законам логики вселенных.

Постоянным источником вдохновения для нас является конференция волшебников на нашей страничке в Интернете http://www.simoron.ru/. Это живой, искрящийся творчеством и смехом, опыт многих волшебников, который постоянно обновляется и пополняется.

Постепенно мы стали проводить на своих семинарах духовные танцы, и сейчас они фактически являются фундаментом тренинга. Танцы — это демонстрация и прямая передача состояния волшебника, состояния полета, экстаза, к которому многие искатели идут годами и десятилетиями упорной практики. Мы поняли, что духовные танцы — уникальный инструмент, вызывающий мощнейшие энергетические потоки быстро, легко и непринужденно, без многолетних тренировок.

Мы детально описали в этой книге наши пиковые состояния, вызванные духовными танцами и Игрой в волшебников, энергетические ощущения от йоги, яркие эпизоды своей практики осознанных сновидений.

Треть нашего «энергетического романа» была написана в дороге между семинарами, в поездах, самолетах, автобусах, маршрутках… Трясешься в ночном поезде, несущемся сквозь бескрайнюю казахскую степь или дремучую сибирскую тайгу, описываешь свои переживания от духовных танцев, йоги или волшебных технологий — и вновь погружаешься в океан блаженства. Сна нет ни в одном глазу, все тело полыхает и гудит от мощнейшего Потока энергии. А на бумагу, огненными трассирующими очередями из сердца, ложатся строчки, вызывающие еще больший экстаз… В этой книге мы попытались передать словами неописуемое, опыт, который выходит за рамки привычных представлений о мире. Понимаешь, насколько жалок и беспомощен язык, слова человеческие, когда дело касается ошеломляющего мистического опыта.

Таким образом, роман несет небывалый энергетический заряд, являясь уникальным тренингом, крепчайшим концентратом чудес «пятилетней выдержки», фейерверком юмора и творчества волшебников, потрясающим повествованием о запредельных переживаниях авторов книги и участников их тренингов.

ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!

ЛЮБЫЕ ЧУДЕСА — РАЗРЕШЕНЫ!

БЛАГОДАРНОСТИ

Великолепным виртуальным тренингом является конференция волшебников http://www.simoron.ru/forum. Конференция предназначена для общения единомышленников, интересующихся волшебством. Ядро ее составляют участники наших семинаров, которые поддерживают заряд энергии, полученный на семинарах, творческим участием в конференции. Для тех, у кого нет возможности попасть на семинар, участие в форуме — отличная возможность разжечь внутренний Огонь и окунуться в состояние волшебника, получить групповую поддержку и самому набраться волшебного опыта, обсудить интересующие вопросы.

В конференции придумывается огромное количество смешных абсурдных ритуалов, стихов, песен, афоризмов, поговорок и других текстов, для сотворения различных чудес, разрешения проблем, и просто для состояния куража, которое мы считаем основой волшебной игры.

Особая благодарность гвардейцам конференции: Пану, Солистке, Лисси Муссе, Бодрецу, Поротти, АлАлу, и другим — огромное вам СПАСИБО за буйный Огонь, неугомонность, чувство юмора, наглость волшебника и блестящее творчество! С согласия Бодреца и Солистки, мы включили в роман несколько их замечательных рассказов и стихов.

Горячо благодарим участников наших семинаров, чьи рассказы сверкающими бриллиантами украсили эту книгу, а также тех, кто своим творческим участием в тренинге подтолкнул нас к новым идеям и волшебным техникам.

Отдельное спасибо:

Ольге Шелест, благодаря которой мы начали работу над романом;

Лисси Муссе за титанический труд по созданию сайта, состоящего из сливок конференции, а также за прекрасную рассылку новостей конференции;

Кате Корольковой и Дону Педро Ру за блестящие рассказы;

Гомонову Володе, научившему нас технике «ТАКов»;

Рамиру Капитонычу за то, что он существует на Земле;

Марку Хевиллу, Нарайяну, Берни Хейдеману, Джеймсу Бургесу за вдохновенные семинары по духовным танцам.

ГЛАВА 1. НАЧАЛО. СТРАННОЕ ЗНАКОМСТВО

Сон о перстне

Вовка увидел небольшую кухню. Пышная дама в элегантном ярко-зеленом костюме и аккуратненькая старушка пили чай с абрикосовым вареньем, сидя за застеленным цветастой клеенкой столом. Дама взволнованно рассказывала:

— Все сделала, как Вы говорили, Настасья Петровна. Поймала таракана. Так, среднего, какой попался. Сказала ему: «Пойди, приведи Пахана!» Потом отпустила, а он убежал. Спустя некоторое время смотрю, а в литровой банке, куда я заранее поставила две пивные пробки с водкой и пловом, сидит огромный жирный таракан. Я закрыла банку пластмассовой крышкой с дырочками, чтобы ему было чем дышать. Ровно в полночь зажгла четыре свечки, встала перед банкой, направила перст на «Пахана» и гипнотическим голосом трижды произнесла: «Или платите, или уходите!» Во время оглашения ультиматума таракан смотрел в мою сторону и шевелил усами, а после третьей фразы пробежал круг по дну банки. Когда я засунула руку в банку, он даже не шелохнулся, и дал себя взять. Вытащила его и положила на стол. Таракан не подавал признаков жизни, и я отправилась спать. Утром заглянула, а он снова в банке сидит. Я подумала: пусть делает, что хочет, и стала собираться на работу. Открыла входную дверь, а на коврике под дверью восточный перстень. Ну, виданное ли это дело? — дама всплеснула руками.

Затем она достала из сумочки массивный, явно старинный, золотой перстень с тонким арабским орнаментом, оплетавшим большой красный рубин. Старушка, с приоткрытым от изумления ртом, уставилась на драгоценность. После продолжительной паузы она выдохнула:

— Хосподи, никогда такого не было! Что тапереча делать-то?

— Мой Болеслав, когда ему рассказала об этом, расхохотался и заявил, что, мол, твоя бабка кольцо ночью и подложила — она ведь у тебя уже на три таких кольца денег вытянула. А потом задумался, серьезно на меня посмотрел и сказал, что тараканы оплатили свое проживание у нас и теперь таракан является нашим тотемом. Их не только нельзя убивать, а наоборот, нужно почитать и заботиться о них, как индусы о коровах или дагоны о крокодилах. «Ты же сама ему предложила или заплатить или уходить, вот он и выбрал!» — припечатал он меня.

Тут Вовка Тараканов осознал, что лежит на диване, купленном год назад, в своей собственной трехкомнатной московской квартире, и что он только что видел яркий сон, который помнился во всех деталях. На стенах были узнаваемые обои цвета светлого песка, под потолком деревянная люстра с белыми стеклянными плафонами, справа виднелся стол с компьютером, принтером, сканером и ворохом беспорядочно разбросанных бумаг, дискет и компакт-дисков. Тишину нарушало привычное тиканье электронных часов.

— Да, я проснулся, — мысленно констатировал Вовка, — хотя наверняка этого сказать нельзя никогда. Сколько раз было: думаешь, что проснулся, умываешься, делаешь зарядку, ешь и так далее, а потом выясняется, что еще спишь. И такие ложные просыпания бывают по нескольку раз подряд, особенно после осознанных сновидений.?

Вовка ощутил себя в дневном мире (он сознательно не употреблял словосочетание «реальный мир») и отметил, что в голове зароились мысли. Тараканов вспомнил, что сегодня в НИИ, где он работает, дают зарплату. Настроение у Вовки сразу сделалось прекрасным. Он подумал о том, как мало надо человеку для хорошего настроения и как легко это настроение можно испортить каким-нибудь пустяком, типа…

Впрочем, о типе пустяка Вовка додумать не успел, так как снова вспомнился сон. Вовка еще раз медленно прокрутил его от начала до конца и потянулся за толстенной амбарной книгой, лежавшей на тумбочке в изголовье. В книгу Тараканов записывал сновидения, с тех пор, как прочитал Кастанеду и различные учебники по сновидениям, коих в последнее время появилось в избытке. Книги Карлоса Кастанеды Тараканову подсунули более десяти лет назад, когда он, еще будучи студентом, начал заниматься йогой.

Потертые листы едва разборчивых ксерокопий машинописного текста, где местами авторучкой были вставлены исправления, перевернули Вовкину жизнь. Впрочем, его знакомый Макс, работавший психиатром в больнице имени Кащенко, считал книги Кастанеды вредными для психического здоровья. Макс утверждал, что семь процентов людей, прочитавших Карлоса, стали обитателями желтого дома, их так и называют — «кастанедчики». Макс и сам слегка напоминал душевнобольного, и когда однажды Вовка ехидно спросил эскулапа:

— Как отличить врача психиатрической больницы от пациента? — Макс, не заметив насмешки, гордо ответил:

— Мы в белых халатах!

А Вовка про себя подумал: «Вот хохма будет, если врачей психбольницы одеть в полосатые халаты, а психов в белые». Вовка тогда прыснул от смеха, представив Макса в полосатом халате, с пеной у рта доказывавшего душевнобольным, что он-то, как раз, и есть нормальный, а они — психи.

Амбарная книга раскрылась на странице, где лежала шариковая авторучка. Отступив несколько строчек от записи последнего сна, чтобы впоследствии можно было вписать какие-то комментарии или события дневной жизни, связанные со сновидением, Тараканов аккуратно вывел в центре чистой строки: «ТАРАКАНЫ ЗАПЛАТИЛИ!» Затем Вовка записал все, что помнил, и изобразил перстень, тщательно прорисовав золотую арабскую вязь. Удовлетворенно полюбовавшись рисунком, Тараканов захлопнул книгу и поплелся в ванную.

Умывшись, Вовка с наслаждением сделал ежедневный йоговский комплекс, окунувшись в привычный океан энергии, который после осознаваемого сна воспринимался необычайно остро. Накачанное энергией тело раскалилось и вибрировало. По нему в различных направлениях бегали тугие ручейки жаркой праны, от которых возникало чувство невыразимого блаженства. Эти потоки, постепенно затухая, ощущались в течение всего дня, и стоило Тараканову вспомнить утренний комплекс, как интенсивность их возрастала.

После йоги Вовка, усевшись за компьютер, бегло просмотрел электронную почту, потом зашел на кухню, включил электрический чайник и заварил в чашке травный чаек. Когда чай настоялся, Тараканов достал мед, йогурт, бананы и медитативно позавтракал.

Встреча с Болеславом в метро. В гостях у Болеслава, тараканий Царь

Ясный морозный день был уже в разгаре, когда Вовка вышел из дома, держа курс на работу.

Тараканов работал программистом в академическом НИИ и получал неплохие деньги, считая, что принадлежит к среднему классу. Иностранные фирмы предпочитали размещать сложные заказы в России, где программистам можно платить в десятки раз меньше, чем на Западе. Директор Вовкиного НИИ был пробивной человек, и заказов хватало выше крыши. Иногда Вовка мог неделю просидеть за компьютером, выходя на свет Божий только в магазин. Работал он на дому, ходить в офис нужды не было, так как дома стоял новенький компьютер. Тараканов был очень доволен своей работой, особенно ему нравилось, что он может спокойно уехать хоть на неделю, хоть на две, без всякого отпуска, только позвонив начальнику отдела.

Частенько Вовка просиживал ночи напролет, лазая по Интернету. Все начиналось с невинной мысли: сейчас схожу на один сайт, посмотрю нужную информацию и сразу выйду. Но не тут то было. Имея оптоволоконную выделенную линию, когда сайты загружаются практически мгновенно и связь не прерывается, Тараканов надолго терял голову во всемирной паутине.

В последнее время Вовка немного успокоился, и бессонные ночи в Интернете случались все реже. Вчера он выдержал характер и лег спать только в два часа ночи.

Доехав на маршрутке до метро, Тараканов зашел в подземку. В вагоне нашлось свободное место, и Вовка достал свою амбарную книгу снов, которую захватил с собой, чтобы перечитать сон и попытаться вспомнить еще какие-то подробности. Рисунок арабской вязи на перстне притянул магнитом взгляд Вовки, и он, взяв авторучку, слегка подправил орнамент. В этот момент чья-то рука мягко легла на плечо.

Подтянутый дядька, немного старше Тараканова, с едва заметной улыбкой на лице, позволил себе такую бестактность — тронуть за плечо незнакомого человека, да еще в метро. Хитро подмигнув Вовке, незнакомец склонился к нему и шепнул:

— Именно ты мне и нужен, голубчик.

Дядька стащил с правой руки перчатку из мягкой кожи, и поднес руку почти к самому Вовкиному лицу. Тот сначала инстинктивно отшатнулся, но, увидев на среднем пальце незнакомца перстень с рубином, изумленно уставился на него. Тараканову было совершенно очевидно, что это перстень из сегодняшнего сна.

— Пошли, — произнес незнакомец и повлек Вовку к выходу из вагона. Тараканов не сопротивлялся, он почувствовал, что стоит на пороге невероятно таинственного приключения, подтверждением чему служили мурашки, пробежавшие по спине вдоль позвоночника.

Когда они оказались на платформе, дядька отпустил Тараканова и уверенно произнес:

— Зайдем ко мне, есть разговор.

Тут Вовка рассмотрел незнакомца. Тот был приблизительно одного роста с Таракановым, из-под шапки виднелись черные, как смоль, волосы, а карие глаза излучали внутреннюю силу и проницательность.

«Ученый, а может, маг или экстрасенс», — подумал Тараканов. Вовку редко подводила интуиция, которая особенно обострилась после того, как он начал заниматься йогой и работать со сновидениями.

Тараканов зашагал за незнакомцем, с интересом глазея по сторонам. Они шли по бульвару. Множество бабулек наблюдали за возившимися в свежем снегу ребятишками. Внимание Вовки привлек обаятельный негритенок, активно бросавший снежками в снежную бабу, на которой кто-то надежно закрепил корзину без дна. Мальчишки кидали снежки в эту корзину, а негритенок был самым метким. Под корзиной стояло алюминиевое ведро, и каждое удачное попадание сопровождалось металлическим стуком.

Неожиданно незнакомец бросил кейс на лавочку, слепил снежок и по высокой траектории запустил его точно в корзину. Вовка аж присвистнул — расстояние было приличным, а негритенок, сверкнув белоснежными зубами, на чистейшем русском языке прокричал:

— Молодец, дядя, в Лондон поедешь!

Дядька с воплем «Спартак — чемпион!» вбежал на снежную горку, достал из кармана блестящую золотом фольги шоколадную медаль на широкой красной ленте и, склонившись вперед, торжественно повесил медаль себе на шею. Скатившись, стоя в полный рост, с ледяной горки, дядька подошел к мальчишкам и выдал им упаковку жвачки «Stimorol».

Затем незнакомец чинно вернулся к скамейке, взял кейс и буркнул Тараканову:

— Целую неделю ночами тренировался.

Потом он, глядя Вовке в глаза, подал руку:

— Болеслав.

— Владимир, — автоматически ответил Тараканов, пожимая руку дядьки и чувствуя волшебное кольцо в своей руке.

— Вот мы и пришли, — произнес незнакомец через несколько минут, указывая на типовую панельную девятиэтажку.

Открыв металлическую дверь на втором этаже, Болеслав впустил Тараканова в прихожую. На полу сидели два серых полосатых котенка месяцев шести от роду и внимательно смотрели на вошедших.

— Привет, бандиты! — воскликнул Болеслав, и лицо его расплылось в улыбке.

В ответ кошечка, которая была явно меньше кота, замяукала, и дядька мягким голосом произнес:

— Ах ты, моя красавица, ах ты, моя умница!

Потом он обратился к коту:

— Чем занимался, бандит?

Кошки стали тереться о ноги дядьки, он нагнулся и двумя руками одновременно погладил их. Затем Болеслав обратился к Тараканову:

— Что стоишь, будь как дома, раздевайся, повесь куртку в шкаф, в калошнице возьми тапочки.

Котята безо всякого стеснения стали обнюхивать Тараканова. Болеслав провел Вовку в комнату, и Тараканов, увидев компьютерный стол, на котором находилось все необходимое для работы с компьютером, подумал: «Наш человек!»

На полу лежал ковер, который Болеслав скатал, пояснив:

— Сейчас увидишь любопытное шоу, а я пока пойду, позабочусь насчет угощения. Ты что будешь пить: чай или кофе?

— Чай, если можно, из трав, — ответил Тараканов без колебания, — йоги кофе не пьют.

— Я так и понял, что ты либо йогой занимаешься, либо цигуном — тело тренированное.

— А вы маг?

— Почти, — хмыкнул Болеслав и отправился на кухню.

Внимание Вовки переместилось на животных. Кошка нырнула в образовавшуюся из ковра трубу, а кот стал ходить вдоль трубы. Где находится кошка, было абсолютно непонятно, но кот безошибочно обнаруживал ее местонахождение и иногда вскакивал на ковер, пытаясь слегка придавить кошку. Потом резко бежал к одному из концов трубы, пытаясь там подловить подружку. Та его чуяла и бежала к другому концу трубы. Кот не выдержал и влез в трубу, а кошечка выбежала с другой стороны. Так они гонялись друг за другом, пока в какой-то момент кот не разогнался и со всего маха не ударил лапами, грудью и головой по центру трубы. Ковер развернулся, и кот бросился на свою подружку. Они сцепились в клубок, покувыркались и в недоумении остановились.

Кот подошел к краю ковра, лапой загнул его угол и, глядя прямо в глаза Тараканову, стал мяукать, призывая Вовку снова скатать ковер. В это время пришел Болеслав, подмигнул Тараканову, скатал ковер и прислонил его под небольшим углом к стене. Кот тут же оказался наверху и стал исследовать начало трубы, почти целиком туда забравшись, только кончик хвоста торчал наружу. Затем кот вылез и стал изучать трубу, погрузив в нее уже заднюю часть тела, так что виднелась одна голова. Зрелище было настолько уморительным, что Тараканов захохотал во весь голос.

Когда кот вылез, то спрыгнул вниз и умудрился немного размотать ковер. После этого он снова влез наверх и спустился по отмотанному ворсистому куску ковра. Тут за дело взялась кошка: стремительно и грациозно взбежала наверх и бесстрашно нырнула в трубу, выскочив затем через нижнее отверстие. Кошки стали наперегонки кататься по трубе.

— Ай да молодцы, пошли, угощу вас сметанкой, — захлопал в ладоши вошедший Болеслав. — И ты ступай на кухню, чай уже заварился, — обратился он к Вовке и отправился на кухню, сопровождаемый кошачьим эскортом.

Аромат и вкус смеси из черного и зеленого чая вместе с экзотическими фруктами оказался отменным. Заглянув Вовке в глаза, Болеслав начал беседу:

— Слышал ли ты о тотемах, о связи между человеком и животным?

— Да, конечно.

— Так вот, моим тотемом стал таракан. Сначала мне приснился сон: я оказался в гостях у Царя тараканов. Им был обаятельный молодой мужчина с темно-рыжими волосами и пышными усами. Взгляд глубоких карих глаз проникал в самую душу. Одет он был в пурпурную мантию.

— Извините, но откуда Вы узнали, что он тараканий Царь? — перебил Тараканов.

— Давай на ты, — отозвался Болеслав. — Он сам мне представился и назвал свое тайное имя, которое просил никому не сообщать. Царь поведал, что у меня с тараканами давний союз, о котором он только напоминает мне, и в заключение подарил мне перстень. Сон был очень яркий и запомнился во всех подробностях, но я не придал ему значения, пока жена, при весьма необычных обстоятельствах, не нашла перстень, в точности такой, какой подарил мне во сне Царь.

Здесь Болеслав повторил историю, уже знакомую Вовке.

«То ли я схожу с ума, то ли дядька — гипнотизер», — подумал Тараканов.

— Мне тоже приходили в голову мысли, что я спятил, — признался Болеслав. — Но потом мне приснился еще один сон, в котором вновь явился Царь тараканов. Он уверил меня, что я абсолютно здоров психически.

— Угощайся фруктами, — сказал Болеслав. Тараканов выбрал сочную грушу, а Болеслав принялся за спелый банан, источавший густой аромат. Покончив с лакомством, Болеслав продолжил:

— Царь сказал, что перстень укажет мне молодого человека. Его нужно будет обучить искусству, которым я владею. Увидев сегодня точное изображение рубинового перстня в твоем кондуите, я понял, что ты и есть посланник Царя тараканов.

— Кстати, моя фамилия Тараканов, — озадаченно вымолвил Вовка.

На кухне воцарилась тишина, даже кошки подремывали под столом. Затем Болеслав потянулся, не вставая со стула, и произнес:

— Тебе пора уходить, у меня дела, — Болеслав черкнул шариковой ручкой на листе бумаги и протянул записку Тараканову. — Завтра придешь в восемнадцать ноль-ноль по этому адресу. Я веду курсы для начинающих волшебников.

Выйдя из подъезда, Вовка подумал: «А может, Болеслав — Учитель, которого самозабвенно призывают люди, мечтающие о Свободе?» Тараканов прочитал немало книг о различных мистиках, стремившихся придти к Себе, к просветлению, к Богу, к нирване, к сатори, к самадхи, войти в поток Дао и т. д. И почти во всех книгах говорилось, что без помощи просветленного Учителя, который уже «там», добиться всех этих «благ» практически невозможно.

ГЛАВА 2. ПЕРВЫЙ ВЕЧЕР СЕМИНАРА ТАНЦУЮЩИХ ВОЛШЕБНИКОВ

Зажигательный танец

В 17.50 Вовка, руководствуясь запиской Болеслава, отыскал Дом Культуры, построенный в пятидесятые годы. Раздевшись, Тараканов поднялся на второй этаж. Стрелки с надписью «СЕМИНАР ТАНЦУЮЩИХ ВОЛШЕБНИКОВ» привели его к столику, где продавали билеты. Купив билет, Вовка зашел в огромный танцевальный зал с высоченными потолками. К немалому удивлению Тараканова, народу набралось порядка ста человек. Все сидели на стульях, расставленных в несколько концентрических кругов. Вовка сел на стул в последнем кругу и стал разглядывать публику. Преобладали молодые люди в возрасте от двадцати пяти до сорока лет, хотя были представлены все возрастные группы. Кто-то привел ребенка, которого, видимо, не с кем было оставить дома, а кое-где виднелись седеющие и лысеющие головы пенсионеров.

Неподалеку от Тараканова восседал дедок лет семидесяти пяти, в ботинках на толстой подошве и коричневом костюме, из-под которого выглядывала клетчатая рубашка. Заметив, что Тараканов смотрит на него, дед приветливо улыбнулся ему и степенно кивнул.

Тут появился Болеслав в яркой футболке, джинсах и легких кожаных босоножках, пролез на «арену», поздоровался и представился. Он сказал, что семинар начнется с танца, и предложил каждому отнести свой стул к стене, чтобы освободить пространство для танца. После этого все образовали два круга и взялись за руки.

На лицах некоторых людей читались растерянность и замешательство, прятавшиеся под смущенными улыбками, у большинства же в глазах светились любопытство и азарт. Вовка оказался во внешнем круге. Болеслав призвал всех закрыть глаза и прислушаться к тишине. Как только круги были сформированы, Вовка почувствовал, как по его телу заструилась энергия: ладони сразу нагрелись, в них приятно покалывало, а по спине побежали мурашки. Постепенно все Вовкино тело еле заметно завибрировало, стало нагреваться. Наконец Болеслав прервал молчание:

— В этом семинаре есть две составляющие: явная и неявная, логическая, построенная на словах, и энергетическая, основанная на ощущениях. Начнем с неявной, энергетической. Через танцы я открыл для себя источник энергии колоссальной силы и сейчас попытаюсь эту энергию вам продемонстрировать. Просьба воспринимать танцы, как энергетическую практику. Чтобы ощутить поток энергии, нужно максимально расслабить все тело. Обратите особое внимание на руки. Если они скованы, то соседу будет некомфортно. Прислушивайтесь к тому, что происходит в центре груди, да и во всем теле.

После этих слов Тараканов почувствовал значительное усиление потока, в груди приятно защекотало и стало разливаться тепло. Болеслав продолжал:

— Танцы будут сопровождаться пропеванием различных фраз. Итак, начнем. Во время всего танца держимся за руки.

Болеслав закрыл глаза и тихонько запел: «Я разжигаю огонь». Мелодия была невероятно заводная. Постепенно Болеслав запел громче и жестом призвал присоединиться к нему. Практически сразу мощный хор голосов подхватил песню. Когда стало ясно, что все освоились с мелодией, Болеслав одним жестом прекратил пение. Затем он показал движения: поклонился вправо по диагонали, выпрямился с небольшим прогибом назад и поклонился влево. Проделав это четыре раза, он попросил повторить движения, и все с энтузиазмом их выполнили.

Без паузы Болеслав пошел приставными шагами вправо, поднимая руки вверх, с прогибом назад, и опуская их вниз. Круг дружно двинулся вправо. Четырежды пропев фразу, Болеслав подпрыгивающей походкой пошел в центр, постепенно поднимая руки вверх, а затем из центра, опуская руки вниз. После этого Болеслав стал делать первое движение, наклонившись вправо. Танец закрутился. Болеслав всем своим видом демонстрировал невероятный кураж: пружинистыми шагами шел в центр, а на слове «огонь» подпрыгивал вверх, явно усиливая энергетический поток.

Скорость танца постепенно нарастала, а после того, как достигла пика, стала спадать. Наконец Болеслав остановил танец, призвав всех закрыть глаза, выпрямить спину, максимально расслабить тело и успокоить дыхание.

Тараканов ощутил, как через все тело сверху вниз обрушился поток невероятной силы. Энергия входила через макушку и лоб, опускаясь по позвоночнику к ногам. Тараканову чудилось, что его тело расширяется во все стороны, что рост его увеличивается. По йоговской привычке Вовка прижал кончик языка к верхнему нёбу, что произвело неописуемый эффект завихрения энергии в голове.

Тут Болеслав сказал, что можно открыть глаза. Вовку изумила необыкновенная четкость окружающей картинки: цвета стали яркими, как во сне, обострилось восприятие звука, а во рту был знакомый привкус энергии. В Вовкиной практике было несколько подобных переживаний во время занятий йогой, но идти к ним приходилось годами упорных тренировок.

— Вот это да! — подивился Тараканов. — При помощи сущей ерунды: поклоны, прогибчики, приставные шаги, можно добиться такого состояния за несколько минут. Без всякой подготовки, разминки, сложных йоговских поз и дыхательных упражнений.

Внутренний Огонь. «Довоз до угла». Кто такой волшебник? Привычная картина мира (ПКМ) — религия. Жонглирование картинами мира

Болеслав сказал поставить стулья так, как они стояли первоначально.

Оглядевшись, Вовка понял, что не все полностью «въехали» в произошедшее: часть людей хихикала, некоторые, как ни в чем не бывало, принялись разговаривать. Но почти у всех глаза искрились, на щеках появился румянец.

За каких-то пять-десять минут аудитория сплотилась, люди стали ближе друг другу. Тот, кто явно не почувствовал энергию, по крайней мере, расслабился. Напряженных и хмурых лиц не осталось.

После того, как все расселись, Болеслав спросил:

— Что происходит с вашим телом прямо сейчас?

— Руки нагрелись, как будто через них идет ток, тепло в груди, жар в позвоночнике, спина вспотела, голова кружится, как будто полголовы сняли…, — раздалось с разных сторон.

— Конечно, этот вопрос — небольшая провокация. Я спросил, что происходит с телом, а это подразумевает, будто с ним что-то должно происходить. Поэтому, если вы примете игру, то обязательно найдете какие-то изменения. С другой стороны, пока мы живы, с телом постоянно что-то происходит, просто я перенес фокус вашего внимания на тело. Чем чаще вы будете обращать на него внимание и задавать себе вопрос: «А что, собственно, происходит сейчас с моим телом?», — тем чувствительнее оно будет становиться.

Во время танца был мощный поток энергии, максимальная концентрация которого приходилась на момент, когда танец закончился и мы стояли в тишине. Поток идет до сих пор, и его волны можно ощутить не только сегодня вечером, но и завтра, и даже через несколько дней после танца. Кастанеда называл этот поток энергии Внутренним Огнем. Это базовое состояние мага и волшебника, йога и цигуниста, когда разогреваются различные части тела: или копчик, или солнечное сплетение, или лоб с макушкой, или позвоночник, или все тело. По нему начинают бегать токи. Состояние очень приятное, возникает чувство легкости, глаза ярко блестят.

Если это состояние вам знакомо, то вызывать его можно прямой командой. Я сейчас даю команду нагреться кончику носа и тут же чувствую приятное тепло и щекотание в носу. Теперь я могу постепенно распространить это тепло по всему телу. Особенно приятно, когда разогревается область сердца. Появляется ощущение любви ко всему живому.

Есть разные способы тренировок для разжигания Огня: танцы, йога, цигун, тенсегрити, купание в проруби, обливание холодной водой и другие. В православии — это молитва. Молиться надо «в духе», то есть уже с разожженным Внутренним Огнем. От молитвы он разжигается еще сильнее.

— Получается парадокс: молитва нужна для разжигания Внутреннего Огня, а он разжигается молитвой, — вставил интеллигент из второго ряда.

— Так и советуют: молись постоянно, все остальное придет. К Внутреннему Огню мы еще вернемся. А теперь озвучьте свои намерения, зачем сюда пришли?

Симпатичная дама лет тридцати пяти в ярко-красном костюме сходу ответила:

— Я хочу, чтобы моя фирма стала процветающей.

Люди наперебой загалдели, слышались обрывки фраз:

— Выйти замуж, получить квартиру, разбогатеть, выздороветь…

— Понятно, — с улыбкой кивнул Болеслав, — послушайте анекдот. Поздней ночью возвращается домой мужчина. В подворотне его встречает бандит с ножом:

— Деньги отдавай.

— Нет денег.

— Тогда дай закурить.

— Не курю.

Бандит прыгает мужчине на спину и произносит:

— Ну, хотя бы до угла довези!

Публика разразилась дружным хохотом.

Болеслав продолжил:

— Многие пришли с намерением «доехать до определенного угла»: выйти замуж, заработать денег и так далее, рассчитывая доехать на мне. И не надейтесь! Будете сами довозить себя или довезете друг друга во время различных парных упражнений.

Подытожим намерения, которые вы озвучили. Сколько существует углов?

— Все сводится к трем: деньги, любовь, здоровье, — ответил Тараканов.

— А я хочу с невесткой отношения наладить, — вставила шустрая пенсионерка.

— Итак, четыре угла, — подвел итог Болеслав, — деньги, любовь, здоровье, взаимоотношения. И все! Впрочем, еще пятый угол есть — всякого рода духовные заморочки: просветление, открытие чакр, развитие экстрасенсорных способностей.

Есть ли у кого другие намерения, кроме доезда до углов?

— Есть. Пришел с компанией повеселиться, — ответил черноволосый молодой человек, похожий на индейца.

— А я пришла посмотреть на автора книг, — заявила пожилая женщина в очках.

— У меня одно намерение, — ответила пышная молодая блондинка с сияющим лицом. — Стать волшебницей.

Вовка сразу обратил на нее внимание, как только зашел в зал. Многие мужчины периодически рассматривали ее восхищенными взорами. На миловидном лице выделялись сочные губы, короткая стрижка открывала красивую шею, обтягивающая бордовая кофта подчеркивала крупную грудь. Ее широкие бедра, плавные линии которых подчеркивались узкой талией, вызвали у Вовки ассоциации с индийскими женщинами и Кама Сутрой.

— Замечательное намерение, — поддержал Болеслав блондинку, — а кто же такой волшебник?

— Тот, кто исполняет любые желания, — раздалось сразу с нескольких сторон.

— Уточните, — парировал Болеслав. — Утром человек проснулся, попал ногой в тапок, сходил в туалет. Волшебник?

— Нет, — ответило из зала несколько голосов.

— Подумайте, сколько лет понадобилось для того, чтобы научиться выполнять эти действия? Поначалу они были необычайно трудны: просто ходить на двух ногах, завязывать шнурки… Итак, все люди являются волшебниками, и любое действие — это волшебство. Привычное волшебство, уточню я.

— Волшебник исполняет необычные желания, делает чудеса, — сказал кто-то.

— А что такое чудо и откуда мы знаем, что обычно, а что необычно? — поинтересовался Болеслав.

— Чудо — это то, что маловероятно, чего не может быть, но оно происходит.

— Вот мы и подошли к ключевому понятию, — подытожил Болеслав. — С детства человек начинает создавать картину мира, в которой подробно расписано, как устроен мир, что здесь возможно, а что нет. Картина мира ребенка строится на основе картин мира окружающих его людей: родителей, родственников, друзей, учителей… Можно сказать, что существуют глобальные соглашения о мироустройстве между различными группами людей, от семьи до стран и континентов. Картина мира каждого человека уникальна и неповторима. Общие элементы моделей мироздания большинства людей назовем привычной картиной мира или сокращенно ПКМ. Понятно, что ПКМ — идеализированный объект и точному описанию не поддается. Кроме того, ясно, что ПКМ москвичей отличается от ПКМ питерцев, ПКМ россиян от ПКМ европейцев и американцев и так далее. Зачем же создается ПКМ?

— Чтобы люди могли общаться, — раздалось из зала.

— Для чего нужно общение? Чтобы мы не грузились философией, задам вам простенький вопрос: что такое жизнь и в чем ее смысл?

— Способ существования белковых тел…, — забарабанил кто-то, вызвав снисходительные улыбки на лицах присутствующих.

— Жизнь — это учеба, жизнь — это работа, жизнь — это очередь, жизнь — это тюрьма, жизнь — это приключение, жизнь — это сумасшедший дом, жизнь — это театр абсурда…, — загалдели все одновременно.

— Все это демонстрация различий в картинах мира. А где находятся картины мира?

— В голове, — послышалось из зала.

— Значит, чем является любая картина мира?

— Иллюзией, — ответила сексапильная блондинка.

— Гениально. Поэтому глупо обсуждать, чья картина мира лучше или хуже. Все, что я здесь скажу, будет элементами моей картины мира, а вы будете воспринимать сказанное сквозь призму своих представлений о мире. Как говорится, фильтруйте базар, а не думайте, что я буду изрекать какие-то секретные космические законы, сообщенные мне небесным учителем.

— Короче, Склифосовский! Переходи к сути, — заявил индеец, улыбаясь.

— Между прочим, я сейчас даю основной материал. Для тех, кто не поймет, будут техники. Краткости ради, я буду называть элементы картин мира просто картинами мира. Из предложенного набора определений жизни выберу такой: жизнь — это приключение, игра.

Могу «доказать» это утверждение. Предположим, что мы — бессмертные существа.

— А чего предполагать, так и есть, — сказал мужичок с окладистой бородой.

— Не будем обсуждать, что есть истина и существует ли она. Я считаю, что чем больше у вас картин мира, тем больше способов реагирования на различные ситуации. В какой-то момент можно поиграть в картину мира, в которой мы бессмертные существа, в другой момент — что смертные. Можно загрузить представление, что жизнь — учеба или тюрьма, а можно — веселое приключение. Итак, пусть мы бессмертные существа. Что может делать бессмертное существо?

— Познавать самого себя, получать удовольствие, вот и все, — прозвучало из зала.

— Десяток лет назад я спросил у своего сына, играющего в «Денди»: «Что делают люди на этой планете?» Не оборачиваясь, он молниеносно ответил: «Время коротают!»

Последняя фраза Болеслава потонула в общем хохоте. После паузы он продолжил:

— Это был ответ бессмертного существа! То есть, ПКМ нужна, чтобы интересно коротать время, наслаждаясь коллективной игрой. А на что был похож танец, с которого мы начали семинар? — резко сменил тему Болеслав.

— На шаманские танцы, ритуальные пляски, секта…

— Мне нравится слово «секта». Итак, я вас поздравляю, вы попали в секту.

В зале раздалось несколько нервных смешков, а одна молоденькая девчонка, лет двадцати пяти, выпалила:

— Подумаешь, из одной в другую перешли!

— Прекрасно, своей шуткой вы продемонстрировали замечательный пример применения техники жонглирования картинами мира, о которой я расскажу чуть позже! — воскликнул Болеслав. — Я буду зомбировать вас на успех, — продолжил он, очаровательно улыбаясь. — Хочу вас успокоить и обрадовать: мы все давно живем в секте, страшней которой (или прекрасней которой, кому как нравится) не придумать, а религия называется ПКМ. Сейчас прозвучит типичная молитва, которую мы произносим ежесекундно.

Верую в периодичность смены дня, ночи и времен года, верую, что существуют люди, что я человек, что у меня одна голова, туловище, две руки, две ноги, что я принадлежу к определенному полу (в это верят не все), верую в силу денег и поклоняюсь этой силе, верую, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца, верую в Силу Тяжести, верую… Во имя Пространства, Времени и Материи, Аминь!

— Какие комментарии? — обратился к публике ведущий.

— Это не вопрос веры, это же очевидно! — воскликнул молодой человек интеллигентного вида. — Я же постоянно вижу подтверждения этих законов природы и исключений не знаю. Я легко могу доказать, что я прав, дам вам палкой по башке и посмотрю, как вы запоете об иллюзорности мироздания!

— Хочется вместо слова «закон» употребить слово «догмат». Безусловно, башку под ПКМ мне подставлять не хочется, ведь я также ее исповедую. Хоть порассуждать дайте об иллюзорности ПКМ — уже кайф сумасшедший. А вот ответьте на вопрос: откуда известно про силу тяжести?

— Как откуда? — возмутился интеллигент. — Бросьте любой предмет, и он упадет на землю.

— Сколько раз бросать? — ехидно улыбаясь, спросил Болеслав.

— А сколько бросите, столько и упадет.

— Допустим, я бросил предмет миллион раз, и он миллион раз упал на землю. Где гарантия, что он упадет в миллион первый раз?

— Но ведь есть законы Ньютона, — уже неуверенно промямлил интеллигент.

— Заменяем догмат о падении на догмат о законе Ньютона. Откуда известно, что у человека есть голова?

— Можно потрогать, видим в зеркале, — закричали из зала.

— Почему то, что мы трогаем, это вся голова? Идеального зеркала не существует, все зеркала разные, сходите в комнату смеха. Там можете увидеть разные формы своих голов, да и их количество может меняться.

— Еще мы видим головы других людей, и если у кого-то спросить, он вам подтвердит, что у вас голова есть, — с азартом выпалила женщина в костюме бизнес-леди.

— Если голова есть у других, еще не факт, что есть у меня. И когда тысяча человек подтвердит, что у вас есть голова, тысяча первый может и не подтвердить.

— Что же это получается, — в растерянности возмутилась прилично одетая пенсионерка. — Совсем нам тут голову заморочили, — развела она руками, — … которой еще и нет.

Болеслав улыбнулся:

— Недавно мне попалась в руки забавная книжка «Энциклопедия заблуждений. Зверье». Я задам вопрос из нее: «Сколько лап у мухи?»

— Шесть, восемь, четыре, — загалдели со всех сторон.

— В книге написано, что до середины восемнадцатого века всеми считалось, что у мухи восемь лап, потому что так написано у Аристотеля. То есть, во всех книгах по «анатомии» мух это повторялось. В середине восемнадцатого века стали писать, что у мухи шесть лап. Сейчас я продемонстрирую, как можно показать иллюзорность любого утверждения, и вдобавок пожонглирую картинами мира.

Обратимся к фразе «всеми считалось». Простой вопрос: «Кем считалось? Что, был проведен опрос общественного мнения?» — показывает некорректность первоначальной фразы. Есть еще более убийственный вопрос: «Сколько мух надо поймать, и пересчитать у них лапы, чтобы утверждать, что у мухи шесть лап?» Даже если переловить всех мух на земном шаре и сосчитать количество лапок у них, это ничего не докажет. А сколько мух скрыто в толщах земной коры, в окаменелостях древних геологических эпох! Хотя по поводу их древности у меня большие сомнения.

Первая картина мира: во все времена у всех «нормальных» мух было шесть лап. Аристотель никогда не считал лапы у реальной мухи, а по каким-то соображениям был уверен, что у всех мух восемь лап.

Вторая картина мира: во времена Аристотеля преобладали мухи с восемью лапами, а с середины восемнадцатого века и по сей день преобладают мухи с шестью лапами. Шестилапость могла развиться, например, в результате мутации мух.

Историей про муху я попытался донести идею, что все человечество может заблуждаться.

Для моих целей удобно считать, что ПКМ иллюзорна, и нет ни одного закона, существующего независимо от нее. На этом семинаре попробуем слегка расширить ПКМ до волшебной картины мира.

— ПКМ на свалку! — раздалось из зала.

— Что будет, если человек забыл ПКМ? — спросил Болеслав.

— Упекут в психушку! — разом произнесло несколько человек.

— Точно. А упекут те, кто верит в незыблемость ПКМ. В этом мире принято сходить с ума на основе ПКМ. Картина мира — это самое ценное, что есть у человека. За картины мира человек идет на баррикады, воюет и так далее. Вспомним товарища Бендера. Воображаемое кино о том, как он в белых брюках дефилирует по Рио-де-Жанейро, побудило его развить кипучую деятельность, описанную в романе «Золотой теленок».

— Как расширить ПКМ? — спросил интеллигент.

— Очень просто, путем частичного упразднения опыта, знания о мире. Будем притворяться, что мы не имеем точного представления об этом мире и будем разбавлять ПКМ абсурдом и юмором, иначе она загипнотизирует своей самоочевидностью и серьезностью. Абсурд и есть то, что противоречит ПКМ. Иллюзорность любой картины мира можно обнажить одним невинным вопросом. Каким?

— Откуда вы знаете? — без колебаний ответил интеллигент.

— Точно. Рекомендую задавать этот вопрос, особенно несколько раз подряд, проникая в суть. Я много лет назад начал заниматься йогой и продолжаю это делать по сей день, сохраняя в порядке тело и дух. Но йоговская картина мира довольно жесткая и имеет много надуманных ограничений. К примеру, куда надо спать головой?

— На север, на восток, — ответил дружный хор голосов.

— Обоснуйте.

— Ну, силовые линии магнитного поля земли…, — начал было интеллигент, но его прервала аппетитная блондинка:

— Держи ноги в тепле, а голову в холоде.

— Прекрасно! — воскликнул Болеслав и добавил, — здоровье будет лучше. Еще придумайте аргумент.

— Волосы на голове будут лучше расти, так как мох растет на деревьях с северной стороны! — радостно брякнула дама средних лет.

Зал дружно хохотнул. А Вовка был шокирован: столько лет занимался йогой, а тут за минуту показана абсурдность незыблемого «закона». В свое время Тараканов специально переставил кровать, чтобы спать головой на восток, так как поставить кровать точно вдоль линии север-юг не удавалось. Каждый день, в течение многих лет, Вовка делал йоговские комплексы, располагаясь лицом на восток.

— Блестяще, — давясь смехом, поддержал даму Болеслав. — Сейчас будем делать такое упражнение: разобьемся на команды по пять-шесть человек. Каждая команда придумает утверждение и сочинит аргументы как в пользу утверждения, так и против него.

Вовка оказался в одной команде с блондинкой и дедочком, на лице которого отражалось явное непонимание смысла предложенного упражнения. Блондинка сразу взяла инициативу в свои руки и, бросив на Вовку насмешливый взгляд, предложила:

— А давайте обоснуем, почему надо и почему не надо хранить супружескую верность.

Предложение было встречено на ура, особенно женщинами, которых в команде оказалось вдвое больше, чем мужчин. Блондинка, оказавшаяся вблизи еще более соблазнительной, открыла записную книжку в изящном кожаном переплете и вывела: «Почему надо хранить верность». Дедок твердым голосом произнес:

— Христианские заповеди — это законы, способствующие накоплению и сохранению энергии. Нарушение приводит к потере энергии.

Веселая блондинка, не раздумывая, выдала нестандартный вариант:

— Учимся жить в экстремальных ситуациях!

На лицах заискрились улыбки, работа закипела. Народ наперебой стал предлагать аргументы. Вовка тоже брякнул:

— Имеем много свободного времени, можно заняться духовным развитием.

В процессе написания трактата команда так разошлась, что сочинила объяснение еще одной картины мира: «Если изменять, то лучше летом». В итоге получился следующий текст.

Почему надо хранить верность

Христианские заповеди — это законы, способствующие накоплению и сохранению энергии. Нарушение приводит к потере энергии.

Избегаем страданий и стрессов.

В случае измены недоброжелатели могут написать анонимку, и тогда могут выгнать из партии, подпортив карьеру политика.

Сохраняем деньги и имущество.

Подаем положительный пример своим детям.

Имеем много свободного времени, можно заняться духовным развитием.

Имеем возможность совершенствоваться с одним партнером.

Учимся жить в экстремальных ситуациях.

Почему не надо хранить верность

Можем найти свою половину методом проб и ошибок.

Наличие мужа и любовника это всегда эмоциональное разнообразие. Один приносит деньги, второй удовлетворяет. Когда один устанет, они меняются местами.

Финансы можно получать от обоих.

Можно косить: мужу говорить, что пошла к любовнику, любовнику, что пошла к мужу, а сама на семинар танцующих волшебников.

Всегда можно сообразить на троих.

От перемены мест сумма не меняется.

Если изменять, то летом.

Летом большинство уходит в отпуск, часть мужчин освобождается: либо жена уезжает, либо муж. К тому же летом больше денег, так как получают отпускные.

Пробуждается природа и эмоции человека.

В начале лета авитаминоз, можно восполнить недостаток витаминов.

Солнечная активность улучшает потенцию, и получишь больше удовольствия.

Улучшается потоотделение, и выводятся шлаки. Теряются калории, женщина худеет.

Летом тела больше обнажены и явно видны мужские достоинства.

К концу упражнения все перезнакомились. Дедок представился дядей Мишей, почетным изобретателем-рационализатором, имеющим 15 авторских свидетельств. Заводную блондинку звали Юлькой. Вовка почувствовал, что Юлька тоже испытывает к нему симпатию, то и дело поглядывая на него.

Болеслав дал команду закончить упражнение, заявив, что игра в объяснялки — процесс бесконечный, всю жизнь этим занимаемся. Представители от каждой команды стали выходить в центр круга и зачитывать свои тезисы.

Вовке очень понравилось обоснование «Почему лучше ходить на руках», которое огласил босой индеец с черной гривой волос, одетый в безрукавку и широкие штаны-трубы:

— Лучше дорогу видно. Удобно собирать ягоды и грибы. Стояние на голове направляет биологические часы в обратную сторону, товарищи йоги не дадут соврать, — индеец покосился на Болеслава. — Люди не ходят на руках, чтобы не впасть в детство.

Под бурные аплодисменты индеец крякнул, пружинисто подвигал телом и принял стойку на руках.

Примеры жонглирования. Копченые трусы. Почему работает абсурд? Выкрикивание намерения

Когда все снова уселись и приготовились слушать, бизнес-леди спросила:

— А для чего мы проделали это упражнение?

— Чтобы потренироваться в смене картин мира или убеждений. От чего страдает человек?

— От несправедливости, от предательства, от обмана, от любви, — прозвучало из зала.

— Как-то на семинаре ко мне подошла девушка и поведала о своем романе. Она влюбилась в мужчину с первого взгляда, узнав в нем свою вторую половину, найти которую мечтала давно. Все было восхитительно с этим мужчиной, но избранник оказался женатым. По инициативе девушки им пришлось расстаться, причем, они договорились не поддерживать никаких контактов. А теперь девушка сильно страдает. Отчего? От своей картины мира. Спасибо Ричарду Баху. Безусловно, красивая картинка: у каждого человека есть в мире вторая половина, и если он ее найдет, то будет счастлив. И прекрасно, если человек, исповедуя эту картину мира, нашел вторую половину. А если не нашел или нашел, но не может быть вместе? Всю жизнь мучиться? Можно загрузить в ум другую картину мира, к примеру, заменить половинки четвертинками. Человек часто страдает от своих убеждений. Если вы прояснили картину мира, лежащую в основе страданий, придумайте другую, которая от страданий избавляет.

— Легко сказать. Неужели от одной мысли, что в мире существует еще один достойный мужчина, девушка из вашего примера сможет избавиться от сердечных мук? — спросила Юлька.

— Конечно, если только у нее сильное намерение избавиться от страданий. Ведь надо же доказывать себе, что живешь, что в твоей жизни полно приключений. Для многих лучше страдания, чем серые будни, похожие друг на друга.

Приведу еще примерчик. В одном провинциальном городе женщина, недавно устроившаяся на работу турагентом, никак не могла собрать детскую группу для двухнедельной поездки в Англию, стоившей шестьсот долларов. Она считала, что для ее города это сумасшедшие деньги. Как-то ее осенило, что ВСЕГО за шестьсот долларов можно съездить в страну, которая является мечтой детства. Эта женщина еще подгрузила соображение, что дети, побывав в Англии, с энтузиазмом начнут учить английский, на радость родителям. После такой прекрасной работы женщина тут же набрала две группы.

Другая история. Мне нужно было лететь из Москвы в один сибирский город. Приехал в Домодедово, дождь проливенный. А в пункте прилета, согласно метеосводке, — температура минус двадцать. А опыт-то старый так вкрадчиво на ушко шепчет, что, мол, сидеть тебе после прилета часика полтора, ждать выдачи багажа: самолет обледенеет, пока отогреют люк… Тут я вспомнил, что волшебником являюсь — это самое главное, между прочим: «Дай-ка перезагружу картинку». Придумал сходу: «Сейчас взлетим, сильный ветер всю воду с самолета сдует, и замерзать будет нечему». Прилетел, действительно, минус двадцать. Зашел в здание аэровокзала, стал подниматься на второй этаж, думал, посижу минут двадцать. Не успел подняться, как объявили, что выдают багаж моего рейса.

Есть такой замечательный ЭСТ-тренинг, изображенный в книге Люка Рейнхарда «Трансформация». Там метафора приведена. В четвертый отсек сложного лабиринта положили кусочек сыра и запустили крысу. Крыса побегала по лабиринту и нашла сыр. Второй раз опять в четвертый отсек положили, крыса сразу рванула туда и съела сыр. А в третий раз положили сыр в другой отсек. Крыса снова бросилась в четвертый отсек. Не нашла там сыра и начала бегать по лабиринту в поисках лакомства. Человек отличается от крысы тем, что каждый раз будет бегать в четвертый отсек, в надежде найти там сыр. А когда не найдет, сядет и построит теорию, почему сыр был тут раньше, почему его нет сейчас, когда его ожидать в будущем и почему не надо никуда бегать, а надо сидеть и ждать. Вместо того, чтобы побегать в поисках сыра. И даже если человек найдет сыр, то притащит к четвертому отсеку и там съест, чтобы сохранить картину мира.

Мораль: перестаньте себе объяснять, почему в вашей жизни чего-то не так, придумайте картину мира, побуждающую вас действовать!

Домашнее задание: анализируйте свои убеждения и убеждения окружающих. Убеждения, ведущие к страданию, заменяйте на освобождающие от него. Придумывайте также абсурдные картины мира.

— Поясните, — встрял дядя Миша.

— Я коллекционирую картины мира, которые мне предъявляет народ на семинарах. Например, от многих людей я слышал, что либо они сами в детстве, либо их дети сейчас верят, что градусник вытягивает из тела человека температуру и болезни. Некоторые лечатся только градусником лет до десяти-одиннадцати, а некоторые начинают лечиться уже в зрелом возрасте.

— Не верю, — возмутился дядя Миша. — Что вы нам тут сказки рассказываете и народ смущаете всякой ерундой? Хотя мое научное мировоззрение малость поколебали.

— В то, что я рассказываю, поверить невозможно, я сам не верю, находясь в ПКМ. Но стоит чуть сдвинуть точку сборки или обратиться к альтернативной картине мира, как появляется шанс воспользоваться нетрадиционными алгоритмами для достижения нужной цели. Нередко я получаю письма с просьбой «довезти до угла». Вот краткое содержание одного из таких писем, скажем, от Дмитрия: работа малооплачиваемая и неинтересная; жилья своего нет, приходится снимать квартиру; с женой собираюсь разводиться; заикаюсь с детства.

Народ в зале заулыбался. Ведущий прокомментировал:

— Мы не ценим то, что имеем. Страдаем из-за отсутствия второй половины, вместо того, чтобы радоваться, что не заикаемся, видим, слышим, имеем руки, ноги, жилье и так далее. Довольно мощная практика заключается в том, чтобы на любую неприятность представлять ситуацию, которая еще хуже. Тогда начинаешь ценить то, что есть.

Я отправил Дмитрию короткий ответ: «Вам нужно взять полосатые семейные трусы, неделю их коптить, затем в полночь, на полнолуние, выйти в березовую рощу, водрузить трусы на березу и танцевать вокруг нее танец, напевая: «Завивайтесь, трусишки, завивайтесь в полоску»».

Публика прыснула от смеха.

— Представьте, что вы, может быть, впервые в жизни, написали о наболевшем, а получили ответ с рекомендацией коптить трусы. Как его расценить?

— Издевательство, — ответило сразу несколько голосов.

— Мы его книги покупаем, свои кровные денежки отдаем, а он над нами за это издевается! Но через полгода пришел ответ: «Спасибо вам большое, Болеслав! Вы меня, наверное, не помните, но это я — коптильщик трусов. Я целый месяц раздумывал, стоит ли мне коптить трусы или вы надо мной поиздевались. Но когда жена на день рождения, в числе других подарков, вручила мне полосатые семейные трусы…»

Громкий хохот аудитории прервал Болеслава.

— Представляете, что частенько является пусковым крючком к действию в качестве волшебника? Давайте придумывать такие пусковые крючки сами, нарочито вылавливая их из окружающей обстановки.

Вернемся к нашим баранам, то есть к письму. Буду повествовать от первого лица: «После дня рождения я неделю коптил трусы, а в полночь на полнолуние, как положено, пошел в рощу. Была замечательная летняя ночь, теплый ветерок приятно обдувал тело. Я разжег костер. Состояние нереальности происходящего сопровождало меня с начала копчения. После этого жизнь изменилась неузнаваемо: нашел новую, денежную работу, улучшились отношения с женой. Уговорил ее закоптить трусы вдвоем, и после совместного копчения она тоже стала много зарабатывать. Мы купили квартиру! Но самое главное, я теперь каждый день хожу в магазин и по полчаса разговариваю с продавщицами. Тому, кто не заикался, этого не понять!»

— Это что же, вы призываете всех серьезных людей завтра отправиться коптить трусы?! — поинтересовался дядя Миша.

— А как же! Все серьезные люди должны раз в месяц, одиннадцатого числа закоптить трусы.

В зале захихикали, а Болеслав продолжил:

— Слушайте анекдот. Приходит иудей к рабби и спрашивает:

— Рабби, мне бороду брить или нет?

— Не брить, — ответил рабби. Иудей поехал домой. На полдороге вспоминает, что у рабби бороды не было. Возвратившись, иудей вопрошает:

— Как же ты, рабби, сказал мне не брить бороду, а у тебя самого бороды нет.

— А я ни у кого не спрашивал, — ухмыльнулся рабби.

Мораль: если вы не будете устанавливать или выбирать для себя правила игры в этом мире, то их установит кто-то другой.

Тараканов настолько вдохновился происходящим, что у него родилось четверостишье, которое он, вскочив со стула, и продекламировал:

Ах, Болеслав — тебе спасибо!

Ты мне свободу предоставил.

Ответственность за соблюденье правил

Пусть те несут, кто их составил.

— Уррра! — раздалось в зале, — свободу Юрию Деточкину!

Народ в очередной раз хохотнул, после чего Болеслав дал задание:

— Придумайте, почему абсурд, в частности, копчение трусов, привел к такому результату.

— Рушатся стереотипы, — ответил кто-то.

— Ну и что.

— Боги смотрят на землю и говорят: «Надо же, дошел до того, что трусы стал коптить. Подкинем ему деньжат, а то совсем умом тронется!» — с серьезным лицом изрекла Божий Одуванчик.

— Браво! — воскликнул Болеслав. — Вот моя картина мира по этому поводу. Как-то работал с одним новоиспеченным бизнесменом, у которого плохо шли дела. И предложил ему каждый вечер, приходя домой, раздеваться до плавок, одевать в четыре ряда бюстгальтеры жены, на карачках заползать на кухню, в центре переворачиваться на спину и, дрыгая ножками, кричать: «Я беременный таракан!» Когда бизнесмен с угрозой изрек: «Ты че, в натуре?» — мне пришлось обосновать абсурдные действия. И я спросил:

— А где у вас, бизнесменов, наибольшее количество энергии находится?

После того, как он выдал несколько вариантов, я продолжил:

— В чувстве вашей собственной важности. Ты же важный! Через тебя проходят сотни тысяч долларов, на «Мерсе» ездишь, в казино играешь, с девочками в сауну ходишь, первым классом летаешь. Так ведь?

— Да.

— Так вот, энергия важности будет выделяться, когда ты вечером будешь выползать на кухню. А ты эту энергию направляй на то, чтобы стать еще более важным. То есть перед выползанием думай, что после этого у тебя будет больше денег, и ты станешь еще важней!

Бизнесмен понял и стал выползать каждый день. К лифчикам жены пришил резиночки, чтобы бюстгальтеры не порвались. Его дела быстро пошли в гору.

— Красиво, — заметил Вовка, — даже если неправда. Об этом у Кастанеды написано, контролируемая глупость называется.

— Да, на этом семинаре много взято у Кастанеды: описание мира или картины мира, Внутренний Огонь, контролируемая глупость и кое-что еще. Отмечу только, что у Карлоса картина мира мрачновата, основана на страхе, а я предлагаю картину мира, основанную на смехе. Хотя и дон Хуан частенько хохотал от души. Кастанеда оказал на меня очень сильное влияние, так же, как и Ричард Бах.

После теории для «беременного таракана», я придумал универсальное обоснование абсурдных техник, задействовав элементы Кастанедовской картины мира. Предположим, что существует энергия и человеку дается от рождения некоторое количество ее. Попробуйте ответить, на что расходуется в течение жизни подавляющее большинство энергии?

— На поддержание ПКМ, — ответил Тараканов.

— Или, словами дона Хуана, на «делание мира». Человеку нужно помнить ПКМ, чтобы не загреметь в дурдом.

При выполнении абсурдного, бессмысленного с точки зрения ПКМ, действия, типа копчения трусов или ползания по кухне в лифчиках, происходит «остановка мира», человек перестает «делать» его, сохранять ПКМ, и освобождается гигантское количество энергии, разжигается сильный Внутренний Огонь. И эту энергию можно сфокусировать на исполнение намерения, а можно и просто наслаждаться, живя в состоянии полыхающего Огня.

Перейдем теперь к Кастанедовскому намерению. Из чего состоит мир и где он находится?

— Мир состоит из мыслей и находится в голове, — без запинки ответил Тараканов.

— Принимается. А в чем смысл жизни?

— У каждого свой, в зависимости от исповедуемой картины мира, — ответила Одуванчик.

— Хорошо, хорошо, — улыбнулся Болеслав, — пусть будет получение удовольствия. А что удовольствия доставляет?

— Достижение трудной цели, деньги, машина, хорошая работа, мобильный телефон, секс, — послышались возгласы с мест.

— По большей части, обладание материальными предметами, — подытожил Болеслав. — Как же мы материализуем предметы?

— Желаем, представляем предмет, визуализируем его, — раздалось из зала.

— Пропущен очень важный этап. Именно, момент выбора. Сначала я выбираю объект из бесчисленного множества возможных, а потом говорю: я хочу эту игрушку (машину, квартиру, женщину…) Предлагается вместо слова «хочу» говорить «появись». Чтобы предмет после этого материализовался, необходимо, чтобы мысль была сильная. Что придает силу мысли?

— Действие, — заявил дядя Миша.

— Уверенность, — продолжил индеец.

— Эмоция, — поддержала Юлька.

— Да пожалуй, и достаточно, — заключил Болеслав. — Демонстрация миру своего намерения через эмоциональное действие, с уверенностью в своих силах — что может быть мощнее этого?! Какие эмоции самые сильные?

— Любовь и ненависть, — ответила Юлька.

— Страх и радость, — предложила свой вариант Одуванчик.

— Я буду опираться на смех — это одна из самых сильных энергий на Земле. Вместо уверенности, я иногда буду употреблять слово «наглость», в том смысле, что волшебник позволил себе усомниться в незыблемости ПКМ. Сильную мысль я буду называть намерением. Из сказанного вытекает техника: выкрикнуть намерение с Внутренним Огнем. Вот пример. Одна дама, наслушавшись таких речей, вышла в чисто поле, встала на пригорок и что есть мочи прокричала на четыре стороны света:

— Появись, муж, богатый иностранец!!!

И через две недели оказалась на Кипре, замужем за состоятельным киприотом. Другая женщина, из очень уважаемого казахского рода, кричала в окошко о том, что хочет мужа.

— И какой результат? — уточнил дядя Миша.

— Результат не важен, важен процесс, — ответил Болеслав. — Из той картины мира, которую я вам сегодня нарисовал, следует, что других техник просто нет. Все остальное пудреж мозгов. Зачем нужны другие техники, если все так просто?

— Чтобы было интересно время коротать, — ввернул интеллигент.

— Замечательно, — утвердил Болеслав. — А какие техники работают?

— Любые, которые мы объявили работающими, — ответила Юлька.

— Больше техник, хороших и разных, чтобы весело было жить-играть! — подхватил Болеслав и громко щелкнул пальцами правой руки.

— Я предлагаю выкрикивать намерение, прищелкивая пальцами, — щелкнул он второй раз. — Все попробовали щелкнуть.

— А если не получается? — раздалось с нескольких сторон.

— Тогда можно топнуть правой ногой, дунуть, плюнуть и растереть.

— Повторите, — попросил дядя Миша, — я записываю.

— Да это же, как бороду брить, — подсказал ему Вовка.

— Не мешай, — ответил дядя Миша, — ты в мою картину мира не лезь!

— Чего просто так щелкать? — пошутил Болеслав. — Пусть каждый сформирует намерение.

— Чего? — переспросил дядя Миша.

— Да желание загадай, — пояснила Юлька.

— Сейчас мы встанем, разожжем Огонь, а затем пять раз, щелкнув пальцами, выкрикнем намерение, каждый свое, — дал инструкцию Болеслав.

Все встали и вместе с Болеславом четыре раз пропели «Я разжигаю Огонь!» После чего начали наперебой выкрикивать намерения, щелкая пальцами. Многие подпрыгивали. Со всех сторон раздавалось:

— Появись, муж!

— Появись, работа!

— Падайте, деньги!

— Даешь здоровье!

Лица людей раскраснелись, глаза сверкали.

— Огонь разбушевался не на шутку, — констатировал Болеслав. — Это состояние, из которого многое получается.

— Если я хочу квартиру, то могу хоть ущелкаться, но откуда она появится? Квартиры с неба не падают, — патетически устремив взгляд вверх и сложив ручки на груди, изрек дядя Миша.

— Кому как. По картине мира вашей и дано будет вам. Перефразируя Кастанеду, можно сказать, что безупречность волшебника состоит в том, что он периодически подтверждает свое намерение, даже если абсолютно уверен в невозможности его осуществления. Можно подгрузить такую картину мира: один осознанный щелчок с высказыванием намерения «весит» столько же, сколько десяток или сотня автоматических запретов на его исполнение. Кроме того, невероятную силу намерению придает Внутренний Огонь.

Мгновенная материализация. Волшебная картина мира — параллельные вселенные. Возврат сережек. Отмена инфаркта, морозов

Когда все расселись по своим местам, и в зале снова наступила тишина, Болеслав продолжил:

— Как-то в одном сибирском городе пошел я с компанией танцующих волшебников в сауну, которая находилась в профилактории, расположенном за городом. Мы приехали около одиннадцати часов вечера, и у ворот профилактория стояло несколько такси. Выйдя на улицу в два часа ночи, мы не обнаружили автомобилей с зелеными огоньками. Один из нас достал мобильный телефон, собираясь вызвать такси. На улице было около двадцати градусов мороза, и кто-то предложил вернуться в профилакторий, чтобы дождаться такси в тепле.

Я предложил поиграть в волшебников, щелкнул пальцами и громко произнес:

— Появись, такси!

Послышались возражения:

— Откуда здесь в два часа ночи возьмется такси?

— От верблюда, — ответил я, представив, как верблюд плюнул из раскаленной пустыни в морозную сибирскую ночь, и его плевок превратился в легковой автомобиль. Практически мгновенно из леса пробилось два параллельных луча света, вслед за которыми показалась легковушка. Автомобиль подъехал прямо к нам и остановился.

Потом, вспоминая этот эпизод, я подумал, что колея, оставленная в снегу машиной, где-нибудь в глубине леса могла внезапно обрываться.

— Ну и что, — возразил один парнишка. — Машину материализовал, но почему она повезет нас домой?

Войдя во вкус, я щелкнул второй раз:

— Разрешаю машине превратиться в такси!

Из легковушки вылез водитель и стал укреплять на крыше автомобиля табличку «taxi». В этот момент все, включая меня, остолбенели. Хоть я и давно играю в волшебника, но и в моей картине мира мгновенная материализация маловероятна, и поэтому происходит нечасто. Обращаю ваше внимание на это. Разрешите себе мгновенную материализацию. Кстати, почему она не происходит?

— Чтобы крыша не съехала, — ответил индеец.

— Верно. Я, когда вызываю на дороге маршрутку, автобус или частника, после щелчка отворачиваюсь от дороги, давая возможность транспорту появиться из ниоткуда. Ум потом объяснит, как это произошло.

Предлагаю постепенно избавляться от привычки объяснять себе все, что происходит вокруг, поддерживая ПКМ. Можно считать, что в этом мире иллюзий все возникает из пустоты, куда потом и возвращается. Если понятие «пустота» вас пугает или не нравится, поиграйте в параллельные вселенные. Приведу типичный пример.

Я храню пластиковую карточку «Visa» в одном и том же отделении своего кошелька. Однажды, открыв кошелек, я не нашел ее на своем месте. Проверил все карманы куртки и брюк, перерыл дорожную сумку. Карточки нигде не было. Тогда я произнес фразу:

— Где бы ты ни появилась, я вспомню, как тебя туда положил.

В зале захихикали, Болеслав улыбнулся, продолжив:

— Карточка появилась в другом отделении кошелька, но когда и при каких обстоятельствах я ее туда положил, я вспомнить не смог. Пришлось выдумать.

Другой пример. У одной дамы пропал любимый кухонный нож. Как-то ее осенило, и она послала себе телеграмму: «Я в отпуске, скоро буду. Ждите. Целую!» Через неделю сын женщины нашел нож под подушкой кресла!

Вот мы и приступили к созданию волшебной картины мира. Чтобы впустить волшебство в свою жизнь, нужно вырваться из тисков ПКМ. Я уже говорил, что разрушение ПКМ ведет к безумию, поэтому будем ПКМ расширять. Клеем, скрепляющим ПКМ, являются причинно-следственные связи. Если упразднить все причинно-следственные связи, то мы приходим к Хаосу, в котором возможно все, в котором нет постоянных форм, все плывет, все меняется. Поэтому предложу картину мира, которая лишь слегка расширяет ПКМ. Для этого введем понятие параллельной вселенной или параллельного мира.

Предположим, что мы можем зафиксировать вселенную в настоящий момент времени. Вселенной, параллельной нашей, назовем ту, в которой почти все совпадает с исходной вселенной, но есть небольшие отличия. Сами понимаете, какова здесь степень абстракции, но понятие удобное.

— Для чего эти параллельные вселенные? — не вытерпел дядя Миша.

— Дабы подсунуть уму хоть какое-то объяснение появления предметов из ниоткуда. А понятие параллельных вселенных давно муссируется в научно-фантастической и оккультной литературе. Итак, если мы хотим что-то материализовать, то по щелчку пальцами переходим в параллельную вселенную, в которой нужный предмет либо появляется сразу, либо близок к нам в пространстве-времени, как в эпизодах с такси, кредиткой или ножом.

Еще пример. Однажды участница моего семинара Светлана отправилась в русскую баню. Раздеваясь, она сняла золотые сережки, чтобы не обжигали в парилке, и убрала их в сумочку. После бани, по дороге домой, Светлана зашла в магазин, открыла сумочку, чтобы достать кошелек, и обнаружила, что ее любимые сережки исчезли. Света сразу «вспомнила», что когда она снимала и прятала сережки, одна женщина в раздевалке вроде бы пристально посмотрела на драгоценности, и глаза ее сверкнули алчным блеском. Сначала Света сильно расстроилась, но, придя домой, наконец-то вспомнила, что она волшебница. Девушка разожгла Огонь и с криком «Появитесь, милые сережки!» прыгнула в параллельную вселенную, в которой драгоценности к ней вернулись. Через полчаса она обнаружила сережки в шкафу.

Давайте подумаем: «Что такое прошлое, и что такое память? Можно ли в этом мире быть уверенным на все сто процентов, что хоть какое-то событие имело место быть?» Света вспомнила, как перед заходом в парилку она снимала сережки. В моей интерпретации Света создала прошлое, в котором сняла украшения. Не найдя сережек в сумочке, Светлана создала прошлое, объясняющее их исчезновение — кражу. Если бы она подкрепила эту картину мира постоянным прокручиванием в голове сцены воровства, то сережки вряд ли нашлись бы. Качнувшись энергией и прыгнув с табуретки, Света попала в параллельную вселенную, где сережки появились в шкафу.

Можно заменить понятие параллельной вселенной договоренностью, что прошлое творится в настоящий момент. Мы предпринимаем какое-то волшебное действие, и часть прошлого от этого меняется. То есть в новом прошлом, простите за каламбур, Света положила сережки в шкаф, такси уже было кем-то вызвано и так далее.

— Непривычная игрушка, трудно вспомнить об этой картине мире в суете жизни, — сказал интеллигент.

— А кому сейчас легко? Вопрос тренировки. Любая картина мира «оживает» при частом направлении внимания на нее, — высказался Болеслав.

— Все это здорово — захотел чего-то, сформировал намерение, щелкнул пальцем или прыгнул в параллельную вселенную и, глядишь, появится то, что тебе нужно. А если болеешь несколько лет или родственник алкоголик, как быть в этом случае? — поинтересовался дядя Миша.

— Точно так же. Только вместо команды «появись» (деньги, работа, машина, квартира…) дается команда «исчезни» (болезнь, плохие отношения, страдания…). В принципе, можно и не давать команду «исчезни», в которой некоторые могут усмотреть «негативное» содержание, разрушение. Чтобы избавиться от болезни, можете говорить «становлюсь здоровым» или «появись, здоровье», вместо «исчезни, болезнь». Послушайте историю, происшедшую со старушкой Кузьминичной. Однажды позвонила ей подруга:

— У меня горе — мама попала в реанимацию. Врачи сказали, что не выживет. Что делать? — скрипучим голосом запричитал Болеслав, придав лицу выражение безнадежности. — Кузьминична ей и заявила:

— А давай отменим, — утрированно окая, продолжил Болеслав. — Ходи по квартире, щелкай пальцами и приговаривай: «Отменяю инфаркт!»

— Скока ходить-то?

— Пока не почуешь, что отпустило, легше станить. Как вспомнишь об инфаркте, так и отменяй его.

Через день мама вернулась домой своими ногами — отменили инфаркт!

— Верится с трудом, — присвистнул дядя Миша.

— К такому привыкнуть невозможно. Каждый раз сам удивляюсь, когда случается подобное. Между прочим, в моем рассказе очень важная идея промелькнула. Какая?

— Надо следить за своими мыслями, — уверенно отчеканил Вовка, — я сразу на это внимание обратил.

— Сложная это штука — мысли выслеживать. Кажется, они сами по себе появляются в голове. Но, если не заниматься выслеживанием мыслей, то свои разрушительные картины мира не исправить. Только вообразите: один раз щелкнул, высказал намерение появиться деньгам, а потом весь день ходишь и неявно повторяешь, что денег не будет.

— Кто же станет это делать? — возмутился дядя Миша.

— Да почти все делают. Вспомните, как часто мы говорим себе: «На это у меня нет денег», когда не позволяем себе купить понравившуюся вещь. Хотя можно ведь и так сказать: «У меня сейчас другие планы, я куплю эту вещь позже, если не расхочу». Заезженные годами шаблоны, постоянно крутящиеся в голове мысли кажутся законами. Тут бы их словить, прикинувшись волшебником и высказав нужное намерение.

Вот забавный рассказ известного ульяновского волшебника по прозвищу «Бодрец»:

— Через пару недель после семинара, на котором я был с двенадцатилетней дочкой, на всей европейской части России ударили трескучие морозы под сорок градусов. В нашей квартире промерзли не только первые, уличные окна, но и вторые, комнатные. Естественно, занятия в школах отменили. Я стал допытываться у дочки: почему, мол, такие морозы стоят? Оказалось, что всей школой щелкали, отменяли занятия, вот и дощелкались. Вечером тридцатого декабря провел воспитательную беседу с дочкой. Утром тридцать первого встал — окна чистые, градусник +5 показывает! Дочь ходит довольная, будто именинница. Я поинтересовался:

— Ты нащелкала?

— Ага, я.

— А чего +5, а не +25?

— А я в градусах не очень понимаю. Холод достал.

Когда по телефону поздравлял с Новым Годом друзей и родственников из других городов, то между делом спрашивал: «Какие погоды стоят?» Разброс получился от –5 до –8 в зависимости от удаления от Ульяновска. Нетрудно было вычислить, что эпицентр находился у нас.

— Давайте потренируемся, — предложил Болеслав. — Каждый выбрал, что ему мешает. Все встали. Огонь и так разожжен, поэтому начали отменять. Подпрыгиваем, щелкаем пальцами и кричим, что нужно отменить.

В едином порыве все принялись неистово прыгать и громко выкрикивать свое намерение. С разных сторон доносилось:

— Растворитесь, отложения солей!

— Исчезни, полнота!

— Отменяю ссоры с мужем!..

Ловля крокодила на живца

Болеслав жестом призвал всех сесть и после паузы спросил:

— А когда надо вспоминать, что вы являетесь волшебниками?

— Когда возникло препятствие, всегда надо помнить, когда рак на горе свистнет… — ответили из зала.

— Поведаю притчу из моей личной истории. Однажды мой сын, которому было тогда лет восемь-девять, поехал кататься на велосипеде. Был теплый весенний денек, дорожки парка только недавно просохли после зимы. Неожиданно ко мне подошла жена:

— Ну где этот ребенок?! Уже пол-одиннадцатого вечера, а его еще нет! Иди его ищи!

— Ты сначала разберись с тем, что у тебя происходит в голове.

Действительно, что у нее происходило в голове?

— Беспокойство, волновалась она, переживала, — наперебой загалдели женщины.

— Уточните. Беспокойство не возникает просто так, его испытывают по какому-то поводу.

— Она представляла, что с ее сыном могло что-то случиться, — ответила пенсионерка.

— Мы не можем представлять абстрактное что-то. Жена перебирала различные варианты несчастий, которые уже случились в ее воображении с сыном, и из-за этого чувствовала беспокойство и тревогу. В конце всех воображаемых фильмов сын попадал либо в больницу, либо на кладбище.

Прокручивать в голове ужастики про себя или своих близких абсолютно бесперспективно, энергией страха можно только усугубить ситуацию.

Недавно был аналогичный случай. Сыну уже исполнилось семнадцать лет. В конце декабря он заявил, что пойдет в кафе на всю ночь встречать с друзьями Новый Год. Лицо жены побелело, но все-таки она согласилась его отпустить, благо у сына имелся мобильный телефон.

Утром первого января она разбудила меня в полдевятого утра и хриплым трагическим голосом промолвила:

— Они еще не пришли…

— Ну и что? — ответил я.

— Сделай что-нибудь, — взмолилась она.

Болеслав поинтересовался у публики:

— Какие кинофильмы крутились в голове жены в этот раз?

— К больнице и кладбищу добавились задержание сына милицией и ранняя беременность его подружки, — с улыбкой вставила Юлька, а Болеслав без паузы продолжил повествование:

— Сейчас сделаю, — пробурчал я. — Иди, наливай в ванну теплую воду, я сейчас приду. — Минут через десять я поплелся к ванне, которая была уже почти полной, и попросил:

— Вспомни самое страшное в твоей жизни… Сейчас будет еще страшнее. Раздеваемся догола.

После того, как мы разделись, я скомандовал:

— Садимся на краешек ванной и бултыхаем попами, чтобы было много брызг.

От абсурдности происходящего жена вошла в глубокий транс, действуя, как робот. Неожиданно я выкрикнул:

— Ловлю крокодила на живца!

Тут жена захохотала, а я аккуратно подтолкнул ее, и она свалилась в ванну.

Ясно, что тревожные мысли в голове жены были на время вытеснены на второй план. Мы пошли на кухню пить чай. Минут через двадцать пришел сын, почти трезвый, и поинтересовался:

— Почему вы не спите, да еще такие веселые?

— Выспались уже, — ухмыляясь, ответила жена.

Когда вы себя поймали, что начали себе или кому-то рыть яму в будущем, или уже смотрите кино, как в эту предполагаемую яму попадаете, вот тогда и надо вспомнить, что вы — танцующие волшебники. Это самое сложное — выйти из-под гипноза привычной картины мира. Как только вспомнили, что вы волшебники, то, уподобляясь крысе, «бегайте по лабиринту в поисках сыра», то есть предпринимайте какие-то волшебные действия.

Напоследок Болеслав дал домашнее задание:

— Тренируйтесь реагировать осознанно на любую информацию извне или на свои мысли: либо разрешите событию произойти, либо отмените его. Задача: не принимать происходящее как неизбежность, а играть в волшебство, делать выбор «утверждаю-отменяю-мне все равно». То же самое касается ваших мыслей.

Подведем итог. За эту неделю вам предстоит освоить: разжигание Огня в теле, наблюдение за своими мыслями, замену деструктивных картин мира, жонглирование картинами мира; прыжки и переходы в параллельные вселенные.

Танец «Ом Мани Падмэ Хум»

— В завершение семинара станцуем танец из буддийской традиции, энергия которого разительно отличается от радостной вулканической энергии первого танца этого вечера «Я разжигаю Огонь», — сказал ведущий. — Огненная энергия доступна, ее легко ощутить. Буддийский танец-медитация является молитвой тела, его вибрации тоньше и сильнее. Чтобы настроиться на них, надо быть расслабленными и чувствительными к своим ощущениям. Всякого рода хихиканье отсекает энергетический поток и сводит все к банальной дискотеке. Танцевать лучше с закрытыми глазами, концентрируясь на потоке и отключая мысли типа такой: «И что я делаю среди этих сектантов?» Попробуйте отдаться танцу всем своим существом.

После танца тело будет отдохнувшим, а голова — чистой и ясной.

А ну-ка, ответьте: куда денется вся логическая информация, которой я вас загрузил во время семинара? Прямо в подсознание упадет? Неплохо!

Когда стулья были убраны к стене и участники образовали два круга, Болеслав попросил всех встать поближе к центру, чтобы лучше слышать друг друга во время разучивания мелодии. Вовка встал во внутренний круг.

— Кто-нибудь знает, какая мантра является основной в буддийской традиции? — задал вопрос Болеслав.

— Ом Мани Падмэ Хум, — отозвался Тараканов.

— А что она означает?

— «Бриллиант в лотосе». Есть еще поэтический перевод «О, божественная драгоценность, сокрытая в лотосе моего сердца», — без запинки выдал Вовка, читавший книги по буддизму.

— Или, короче — Бог в сердце моем. Будем играть в то, что энергия и чакры существуют. В этом танце пробуждаем макушку, хотя активизируются и остальные чакры.

Болеслав глубоким голосом запел «Ом Мани Падмэ Хум», совершая замысловатые движения. В конце он два раза спел долгий «Ом», стоя лицом в центр. Медленная мелодия нарастала по высоте к концу фразы, и по мере ее нарастания по Вовкиному позвоночнику снизу вверх прокатывались волны вибраций.

Благодаря четким инструкциям Болеслава движения были разучены быстро, и танец начался. Правда, две бабули некоторое время еще путались, но минуты через три и они сообразили, что нужно делать.

Долгое, насколько хватало дыхания, пропевание «Ом» вызывало потрясающий эффект: на звуке «О» гудело туловище от центра живота до горла, а на «М» — вибрировало в голове. Поразила Вовку и удивительная слаженность хора, как будто люди спевались несколько недель.

Постепенно пение стало затихать, и танец завершился. Какое-то время все стояли в полной тишине, не расцепляя рук и прислушиваясь к своим ощущениям. Позвоночник и макушка у Вовки накалились, было ощущение, будто кто-то щекочет их изнутри. Тело, особенно верхняя половина, превратилось в энергетическую трубу, по которой прокатывались сумасшедшие вибрации. От восходящего потока спина выгнулась, и голову слегка запрокинуло. Еще один энергетический поток сумасшедшей силы протекал по Вовкиным рукам, в которые, казалось, воткнуты тысячи раскаленных пульсирующих иголочек. Тараканов ощутил единство со всем кругом и почувствовал, как он многократно усиливает энергию каждого.

Вовка еще раз подивился тому, какую энергию можно раскрутить за пятнадцать минут танца. Голова, действительно, была пустой, как будто из нее выдуло все мысли.

Публика притихла и уже не разговаривала, как после первого танца. Всех накрыло лавиной тончайшей энергии, и хотелось насладиться этим состоянием в тишине.

Болеслав нарушил молчание:

— А сейчас совершим суфийский народный обряд Хак или, по-русски, объятия. Повернулись лицом к любому, кто стоит рядом, подняли правую руку вверх, левую опустили и, храня тишину, обняли партнера. Обнимаемся долго, дышим в одном ритме, направляя энергию из центра груди партнеру, обмениваясь с ним Внутренним Огнем. Это не просто формальные обнималки, а энергетическая практика, которая усиливает и гармонизирует поток, разжигая Огонь в груди. Возникает состояние, которое один мой знакомый выразил фразой «утюг, который всегда с тобой».

Теперь медленно отпустили партнера, подняли вверх левую руку и обняли еще раз. В конце поклонились друг другу, сложив руки у сердца, молча, глазами, поблагодарили партнера и перешли к следующему. Чем с большим количеством народа обниметесь, тем круче будет состояние. Всё, поехали.

Вперед выступил дядя Миша:

— Скажите, а что нужно чувствовать во время обниманий?

— Ответ в духе рабби — тем, кто в клетчатых рубашках, необходимо добиться легкого покалывания в мочке левого уха. Чтобы я ни сказал, это будет описание ощущений из моего прошлого опыта. Попробуйте получить собственные переживания.

Вовка вспомнил о въевшейся в сознание йоговской картине мира, где во главу угла ставилось накопление энергии. Это достигалось не только через регулярную практику гимнастических и дыхательных упражнений, но и через различные запреты: голодание, отказ от мясной пищи и спиртного, сексуальное воздержание (был у Тараканова такой период, года два дурью маялся!). Если бы раньше Вовке предложили обниматься со всеми подряд, он бы возмутился:

— Я годами копил энергию, голодал, воздерживался, а у меня ее хапнут на халяву!

Сейчас ему казался смешным постулат о том, что количество энергии во вселенной ограничено, и поэтому ее надо копить и удерживать. «Сформируем другое убеждение — я волшебник, у меня бездна энергии, и чем больше я транслирую наружу, тем больше у меня ее становится», — подумал Вовка, охотно открывая объятия раскрасневшейся от танца Юльке.

Тело у Юльки было мягкое, но упругое. От нее едва уловимо пахло восточными благовониями. Вовка моментально подстроился к Юлькиному дыханию и почувствовал, что та занималась какими-то энергетическими практиками. Во-первых, дышала она по-йоговски медленно и глубоко, с большими задержками, начиная вдох низом живота, а не грудью, как дышит большинство женщин («Тоже догма», — мелькнуло у Тараканова в голове). Во-вторых, от нее просто веяло энергией — Вовка будто окунулся в безбрежный ласковый океан. Из центра груди, из широко распахнутого сердца Юльки перетекал очень нежный, но сильный поток энергии, «пузырьки» которой лопались, легко покалывая, согревая и опьяняя.

Слившись с Юлькой в едином дыхании, Вовка запустил ответный поток, который рванулся из сердца, как могучий жаркий водопад, вызвавший в Юлькином «море» тысячи маленьких водоворотиков. Они оба превратились в океан, в который нагнетал энергию гигантский насос. Жар в сердце, копчике и макушке усилился, позвоночник звенел, как струна, уши слегка заложило. Ощущение было такое, будто через их тела протекает ток высокой частоты.

В какой-то момент Вовка перестал понимать, кто кого обнимает. Ему казалось, что он из тела Юльки обнимает самого себя.

Когда они, поклонившись друг другу, встретились глазами, Тараканов понял, что Юлька тоже испытала нечто необычное. Глаза ее были полны любви и благодарности. Немного робея, Вовка сказал:

— Я такого еще не испытывал, здорово обнимаешься. Занимаешься чем-то?

— Цигуном и танцами несколько лет. А ты вообще, как печка огнедышащая — жар так и пышет. Ну ладно, потом поболтаем. Пойду дальше обниматься, в этом весь кайф. Ты тоже не стой, сам подходи и учи народ обниматься.

Вовка огляделся. Круги смешались, люди стояли в объятиях друг друга, распределившись по всему залу. Изредка звенящую тишину нарушал тихий шепот. Болеслав обнимался с Юлькой. Часть публики уже собиралась. «Странные люди, — подумал Тараканов, — спешат к своим домам, мужьям, телевизорам, компьютерам, когда можно словить состояние, требующее длительной практики. В ПКМ мы всегда успеем, чего туда рваться».

Тут к нему подскочила девчонка, ввернувшая фразу «из одной секты в другую перешли», и Вовка опять нырнул в искрящийся поток энергии. С каждым объятием «утюг в груди» нагревался все сильнее, а энергия становилась более глубокой, точно проникала в такие уголки его существа, куда редко заглядывала раньше. Обнимался Тараканов до последнего, пока в зале не осталось человек десять.

Поблагодарив Болеслава за великолепный вечер и разбушевавшийся Внутренний Огонь, Вовка с Юлькой оделись и вышли на морозную улицу. В метро они живо обсуждали семинар, делясь своими ощущениями и вспоминая самые смешные эпизоды. У Тараканова было удивительное чувство узнавания, будто вся его предыдущая жизнь являлась подготовкой к игре, которую предлагал Болеслав. Юлька испытывала похожие чувства:

— Я давно подруг шокирую своими шуточками, они уже махнули на меня рукой. Ну и пусть пальцем у виска крутят, мне нравится весело время коротать.

Тараканов выяснил, что неугомонная Юлька является директором салона красоты. Обменявшись телефонами и договорившись на днях встретиться, они тепло простились.

Когда Вовка ехал на автобусе от метро до дома, то, поглощенный жарком в груди, забыл оплатить проезд. Рядом с ним сидел сухонький старичок, читавший любовный роман. Взгляд Вовки скользнул по открытой книге и наткнулся на фразу, с которой начиналась новая глава: «Гул прибоя заглушил звук расстегиваемой ширинки».

Откуда-то из-за спины Тараканова послышался зычный мужской голос:

— Предъявите ваши проездные документы!

Старичок вытянул из кармана драпового пальто красную книжечку и показал контролеру со словами:

— Я участник битвы за Москву.

На раздумья Вовке оставались доли секунды. В груди полыхнуло, и, удивляясь самому себе, Тараканов с внутренней силой выпалил:

— Я тоже участвовал в обороне нашего города!

Как ни странно, контролер спокойно кивнул головой и пошел дальше. Зато дед не выдержал и, глядя на Вовку в упор, поинтересовался:

— Это в какой же обороне вы участвовали?

Вовку понесло, и он начал без запинки грузить соседа картиной мира, разрабатывая ее на ходу:

— Вы разве не помните, что в 1990 году было нашествие саранчи на пустыню Каракумы?

Дед пожал плечами, и Тараканов продолжил:

— А в 1991 году Москве угрожали полчища тараканов, которые невероятно расплодились в то лето. По телевизору даже показывали фотографии, сделанные со спутников. Я работал в санэпидстанции, и нашу группу забросили десантом в район Яхромской поймы, мы строили оборонительные сооружения, рыли траншеи три метра глубиной и два метра шириной. Тараканы не прошли! С тех пор участники десанта получили право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Даже контролер об этом знает.

По лицу дедули было видно, что он вполне удовлетворен и даже испытывает некоторое уважение к бойцу невидимого фронта. Извинившись, он опять уткнулся в книжку. Тараканов восхитился: «Ну надо же! Чем нелепее картина мира, тем охотнее человек в нее верит».

В ту ночь он долго не мог уснуть: перед глазами мелькали кадры семинара, а по телу прокатывались волны энергии.

ГЛАВА 3. ТАРАКАНОВ НАЧИНАЕТ ИГРАТЬ В ВОЛШЕБНИКА

Утренняя йога

Наутро Вовка проснулся с мыслью, что он танцующий волшебник. В голове крутился мотив: «Я разжигаю Огонь», и от этого потеплело в груди, будто ветерок раздул тлеющие угольки. Громко распевая заводную песню, Тараканов совершил водные процедуры. В конце умывания Тараканов промыл нос подсоленной теплой водой, втягивая ее ноздрями из стакана. Он сам толком не понимал, как это ему удается. Затем Вовка вернулся в комнату.

Подтянув подаренные женой просторные семейные трусы, на которых были изображены улыбающиеся скелеты в различных позах Камасутры, Вовка уселся на бежевый ковер заниматься йогой. Утренний комплекс давно вошел у него в привычку, давал заряд бодрости и энергетической наполненности на весь день.

Как обычно, Тараканов начал зарядку с массажа и разминки ног, разогревая и растягивая суставы и мышцы. При этом он концентрировался на определенных энергоцентрах, именуемых в древнеиндийской мифологии чакрами, и напевал про себя мантры, соответствующие этим центрам. Благодаря повальному увлечению доверчивых российских граждан восточными эзотерическими учениями, слово «чакры» прочно вошло в повседневный обиход и употреблялось даже продавщицами виноводочных товаров.

Вовке вспомнился вчерашний эпизод возле метро «Волгоградский проспект». Проходя мимо лотка, заваленного всяким китайским барахлом, типа прищепок, презервативов и крема для обуви, Тараканов остановился, собравшись купить щетку для чистки одежды. Он выбрал самую большую, ярко-красного цвета пластмассовую щетку с толстой щетиной. Повертев ее в руках, он пару раз потер щеткой рукав куртки.

— Жесткая. Как бы энергетический кокон не счистить, — обратился он к продавщице, моложавой женщине, укутанной в пуховый платок и телогрейку на меху.

— Кокон от такой щетки не сотрется, а только почистится, и чакры расправятся, — с видом знатока парировала та, заулыбавшись.

— О, да вы про кокон знаете! — восхитился Вовка. — Откуда же, интересно?

— У меня медицинское образование. Сейчас все про энергию знают, — не моргнув глазом, заключила лоточница.

Выполнив Сурья Намаскар, комплекс динамических упражнений с прогибами позвоночника, символизирующий приветствие Солнцу, Вовка почувствовал мощный прилив энергии. Разожженный вчера на семинаре танцующих волшебников Огонь полыхал с неистовой силой. Восходящий энергетический поток подбрасывал Вовку, толкая в копчик и подошвы ног, отчего Тараканов подпрыгивал, чудно раскачиваясь в стороны и теряя равновесие, будто пьяный. Потом нелепые прыжки прекратились, и упругая волна будоражащей энергии поднялась по позвоночнику, с силой вытянув шею и запрокинув голову далеко назад.

Затем Вовка стал делать асаны, статичные позы. В каждую позу он входил медленно, плавно, соразмеряя движения с ритмом дыхания. Приняв асану, он старался максимально расслабить суставы и мышцы, которые напрягались в этом положении, и направлял поток энергии в различные чакры. Послушное тело мягко принимало нужную позу, а когда удавалось в ней полностью расслабиться, благодарно отвечало теплом и ласковой истомой в прорабатываемых местах.

Комплекс Вовка каждый раз составлял интуитивно, слушая тело, которое само подсказывало, какие асаны и в какой очередности ему хочется сделать. Некоторые асаны Тараканов особенно любил и всегда включал их в утренний комплекс. Йога была для него творческим процессом, и, перетекая из одной позы в другую, он с наслаждением отмечал, как тело постепенно становится более пластичным, мягким и наполненным силой.

Большинство ощущений были знакомы, но всякий раз появлялись новые оттенки. Сегодня Вовка чувствовал особенно сильный жар в центре груди и в солнечном сплетении. Позвоночник гудел, и плотные ручейки энергии растекались от него в голову, руки и ноги. Тело стало пластилиновым, и после каждой новой асаны вибрировало от перекатывавшихся потоков. Казалось, что сила вливается из пространства через все поры тела.

Сделав несколько поз на скручивание позвоночника, Вовка лег на пол и расслабился. Бурлящая лава энергии тут же растеклась повсюду и утихла, заполнив теплом клеточки тела и сделав его очень легким, почти невесомым.

Удобно устроившись в позе лотоса, Тараканов перешел к дыхательным упражнениям. Они, подобно насосу, накачали подготовленное тело энергией. Позвоночник раскалился и завибрировал с огромной силой, удержать которую было едва возможно. Она распирала тело и раскачивала его в разные стороны. Вовка умудрился сделать еще несколько полных йоговских дыханий, еле сдержав реактивную тягу в копчике.

И когда, наконец, он расслабился и «отпустил» тело, эта чудовищная сила, называемая Кундалини, тут же рванула вверх, рывками подкидывая сидящего в лотосе Тараканова. Его с большой частотой подбрасывало на высоту в несколько сантиметров. Со стороны это напоминало мячик, быстро скачущий по земле. Частота прыжков нарастала, и, когда она достигла пика, Вовкино тело перестало подпрыгивать.

Остаток энергии хлынул в голову, вращая ее. Постепенно вибрации затихли, и Вовка с кайфом растянулся на полу. Тело было легким и накачанным, как воздушный шарик, а сознание — ясным и спокойным, как водная гладь, лишь иногда забредшая мысль вызывала рябь на поверхности.

Когда Тараканов более десяти лет назад начал заниматься йогой, никакой энергии, чакр и Кундалини он не чувствовал. Не было их в его мире. Вовкин учитель йоги говорил, что во время выполнения асан нужно концентрироваться на чакрах, например, на копчике или на области внизу поясницы, и набирать энергию в эту чакру. Вовку одолевало множество вопросов: откуда возьмется эта мифическая энергия, если раньше он никогда ее не замечал? существует ли она вообще? если да, то почему передовая социалистическая наука до сих пор ее не обнаружила?

В одной из книг по Хатха-йоге Тараканов прочитал, что прана или космическая энергия существует везде, и ее можно черпать прямо из воздуха в неограниченном количестве. На память пришел курс физики, несокрушимый гранит которой Вовка грыз несколько лет в университете: а как же закон сохранения энергии? Однако в йоговской книжке утверждалось, что продвинутые йоги могут питаться одной праной и обходиться практически без еды, разве что пару маслин раз в полгода пожуют.

А маслины Вовка очень уважал, несмотря на тогдашнее отсутствие оных в магазинах. Стоявшая на раздаче первых блюд в университетской столовой, ярко накрашенная дама галактического объема в белом фартуке и колпаке поверх огромной прически снисходительным жестом богини Фортуны изредка метала счастливчикам в тарелки с рассольником заветный черный плод. Тараканову приходилось пускать в ход все свое обаяние, благодаря чему он числился одним из фаворитов мадам Маслинус.

Стоит сказать, что в самом начале йоговской карьеры Тараканов ходил в школу йоги, в которой побуждали «видеть» энергию, чакры, энергетические каналы. У Вовки это получалось плохо. Энергию он представлял, но не чувствовал. Лишь впоследствии из книг по НЛП Тараканов узнал, что по методам восприятия и переработки информации люди делятся на три основных типа: визуалы, кинестетики и аудиалы. Визуалы предпочитают воспринимать информацию посредством зрительных образов, кинестетики, к которым Вовка отнес себя — посредством ощущений тела, а аудиалы посредством звуков. Как только Тараканов узнал об этом, он успокоился, поскольку его внимание переключилось с визуального канала на хорошо развитый кинестетический. Проще говоря, он почти сразу почувствовал энергию в теле: восходящие и нисходящие потоки, нагревание различных частей тела, вибрацию и иногда даже привкус энергии. Чуть позже появились и легендарные чакры.

Впоследствии Вовка развил в себе и визуальное восприятие энергии, но оно ни в какое сравнение не шло с кинестетическим. Иногда, когда Вовка прислушивался во время занятий йогой, он мог уловить характерные звуки, сопровождающие потоки энергии.

Новые ощущения озадачили начинающего йога. Он ясно понимал, что придумал и энергию, и чакры, ведь этих явлений в его жизни не было. Конечно, можно было предположить, что энергия и чакры существовали всегда, как объективная реальность, просто он их не замечал. Объяснение малоубедительное. Эдак можно что угодно вообразить, и ведь начнешь это чувствовать, а потом легко провозгласить, что сие есть объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Где граница между вымыслом и тем, что называют реальностью? Да и существует ли она? Вовка частенько размышлял на эту тему, но однозначного ответа найти не мог. Один его знакомый, большой поклонник Кастанеды, как-то в беседе философски изрек:

— Да не грузись ты, Вован! Каждый живет в своей картине мира. Одни дышат воздухом, другие праной, и все довольны.

Позже Тараканов прочитал у Милтона Эриксона, гениального психотерапевта и обманщика (что, по большому счету, одно и то же) сентенцию, которая ему чрезвычайно понравилась.

Смысл ее сводился к следующему. Если у вас что-то не получается, надо притвориться, что вы умеете это делать. Если дурить себе голову достаточно долго, то когда-нибудь у вас начнет получаться, и тогда можно забыть, что вы притворялись.

С Вовкой так и произошло: не было никакой праны, но он стал притворяться, что умеет ее чувствовать, и она появилась в его мире.

Присутствие этой энергии коснулось и физического тела: Вовка перестал болеть всякими простудами, исчезли сердечные и головные боли, частенько донимавшие его во время учебы в университете. В результате регулярной йоговской практики, голодания и вегетарианского питания Тараканов сбросил 10 килограмм лишнего веса, тело стало легким, гибким и упругим.

Занимался он фанатично, каждое утро по полтора-два часа, испытывая сумасшедший кайф от гуляющих по телу вполне «реальных» потоков энергии. Получив мощный заряд бодрости, Вовка весь день летал, как заведенный, будто внутри у него был моторчик. Он сделался спокойным и уравновешенным, вывести его из себя стало непросто.

В начале девяностых в Россию хлынул поток ранее запрещенных книг по эзотерике, оккультизму, психологии и оздоровлению, и Вовка самозабвенно зачитывался ими, многое применяя на практике. Примеры Рамакришны, Вивекананды, Шри Ауробиндо, Раманы Махарши, Йогананды и других великих йогов вдохновляли и увлекали на поиск свободы. Целью Вовкиной жизни стало просветление, выход из колеса Сансары. Он с головой окунулся в неведомую ранее, интереснейшую и полную неожиданных открытий игру.

Перед молодым йогом распахивались потрясающие миры, и, опьяненный восторгом от новых переживаний, он испытывал невероятный душевный подъем. Иногда ему казалось, что еще лет пять, максимум десять, и цель будет достигнута — Тараканов растворит свое «Я» в лавине божественного экстаза.

Однажды произошло событие, которое взорвало его привычную материалистическую картину мира. К тому времени Вовка уже два года занимался йогой, получая от этого огромное удовольствие. В то утро он неспеша, сконцентрировавшись на процессе, делал мощный комплекс. Вдруг он почувствовал непривычное доселе мягкое тепло в области копчика, как будто его прогревают снизу. Когда, скрестив ноги в лотосе и сложив руки в позе Будды, Вовка сел медитировать, тепло перешло в приятное жжение, пульсируя в основании позвоночника. Ничего подобного Тараканов раньше не испытывал.

Комплекс был завершен, и Вовка лег на пол, стараясь максимально расслабить тело. Жар в промежности стремительно нарастал, и раскаленная энергия стала давить изнутри, сотрясая лежащее тело мелкой вибрацией. Не успел Вовка испугаться, как тугой клубок взорвался и огненной струей рванул вверх по позвоночнику, при этом тело выгнулось, как от высоковольтного разряда. Обжигающая волна нечеловеческой мощи, сметая все на своем пути, быстро поднялась до низа горла и затопила нестерпимым блаженством переднюю сторону шеи — район, где по представлениям патологоанатомов находится щитовидная железа, а по представлениям йогов — горловая чакра Вишудха.

Описать свои дальнейшие ощущения Тараканов вряд ли смог бы, потому что в человеческом языке нет слов, при помощи которых можно передать весь фейерверк ошеломившего его неземного экстаза. Как объяснить, что такое оргазм, тому, кто его никогда не испытывал? Тем более, что кайф от оргазма лишь бледное подобие фантастического наслаждения, нахлынувшего на обалдевшего Вовку.

Каждая клеточка тела лучилась невиданным счастьем, а центр этого излучения находился внизу горла. Вовка переживал тотальную, всеобъемлющую радость от того, что он существует. Восторг, рассыпающийся миллионами ослепительных искр удовольствия, был абсолютно естественным, беспричинным, словно Вовкино существование само по себе являлось источником пьянящего восторга.

В какой-то момент лавина экстаза настолько захлестнула йога, что он принялся громко хохотать, не в силах удержать переполнявшее его счастье. В сознании мелькало: «Так вот ты какая, Ананда!» На санскрите слово Ананда означает блаженство от присутствия Бога. Со стороны могло показаться, что с Таракановым случилось буйное помешательство, но он очень ясно осознавал происходящее, даже с большей ясностью, чем обычно. Продолжая сотрясаться от смеха, Вовка подумал: «Хорошо, что Марго на работе, а Никита в садике, а то перепугались бы и весь кайф обломали!»

Смеялся он минут десять, а потом диковинные ощущения пошли на убыль. «Десять минут, которые потрясли мир Тараканова». И в самом деле, за этот короткий промежуток времени Вовкина картина мира подверглась сильному потрясению, столкновению с чем-то грандиозным, с неведомой силой, аналогов которой нет в обычном человеческом мире, и поэтому ее попросту не с чем сравнивать. Как сказал бы любимый Вовкой дон Хуан, это была встреча с Нагвалем.

Хохотать, как сумасшедший, Тараканов перестал, но беспричинная улыбка продолжала играть на его лице. «Смех без причины — признак дурачины, — подумал он, — а дураки в русской эзотерической традиции самые продвинутые существа». Об этом свидетельствовали многочисленные сказки и пословицы: Дуракам закон неписан; Дуракам везет; Дураками свет красится; Дурак спит, а счастье в головах лежит; Дураком на свете жить — ни о чем не тужить…

Ощущения блаженства и мягкого тепла не исчезли, они сконцентрировались внизу горла в дремлющем состоянии. Долгое время после этого (а отчасти и сейчас) достаточно было Вовке направить внимание на горловую чакру, как лицо его медленно расплывалось в дурацкой улыбке, и на душе становилось легко и радостно. А в тот день он ходил и беспрестанно улыбался. Как последний идиот, улыбался всему: ядреному морозцу, голубому небу, похрустывающему под ногами снежку, заиндевевшим веткам деревьев, галдящим воробьям, озабоченным прохожим, промерзшим автобусам. Жена поглядывала на Тараканова с легким недоумением, пару раз поинтересовалась, чего он такой довольный, а потом и сама развеселилась.

Человек всему ищет объяснение, чтобы сохранить в целости свою картину мира. Испытанные Вовкой ощущения жара в области копчика и горячей волны в позвоночнике были очень похожи на то, что описывалось в литературе по йоге как подъем энергии Кундалини. Именно так Вовка и объяснил себе произошедшее. На ближайшем занятии окрыленный Тараканов поинтересовался у инструктора йоги, что же с ним было, и тот подтвердил его предположение. Правда, особого восторга по поводу «великого» достижения Вовки не выказал, словно для инструктора пробуждение сказочной Кундалини такое же будничное событие, как утреннее умывание. Таракановское чувство собственной важности было слегка задето, но огорчаться он не стал и с удвоенным энтузиазмом продолжал тренироваться.

Повторить невероятное переживание Вовке так и не удалось, хотя состояния, близкие к нему, он потом испытывал. Зато частичный подъем Кундалини стал происходить у Тараканова каждый раз во время занятий йогой, от чего его подбрасывало, как теннисный мячик.

Починка калорифера. Профи вдохновляется волшебством

Позавтракав, Вовка подумал, что неплохо бы напоминать себе о существовании волшебной картины мира. Он распечатал на принтере несколько плакатов с надписью «Я танцующий волшебник» и прикрепил их скотчем в разных местах: в шкафу, на входной двери, на дверце холодильника изнутри, и даже под крышкой… унитаза.

Взгляд Вовки упал на сломанный калорифер (батареи отопления в эту зиму были едва теплые), который Марго давно просила починить или отнести в ремонт, каждый раз вопрошая:

— Есть у нас мужик в доме или нет?

У калорифера не включалась спираль накаливания.

Ковыряться в приборе, а тем более тащить его в мастерскую Тараканову было лень, и он задумал испробовать на нем волшебство. В голове автоматически начали прокручиваться возможные причины поломки. Поймав себя на этом, Вовка перестал объяснять, почему в четвертом отсеке сыр отсутствует, и сказал себе:

— Всего-то и надо перескочить в параллельную вселенную, где спираль работает.

Для начала он погорланил «Разжигаю Огонь», двигаясь, как в третьей части танца, вперед-назад, энергично тряся руками и подпрыгивая. Набравшись наглости, он воткнул вилку нагревателя в розетку, нажал кнопку питания, небрежно плюхнулся на диван и прищелкнул пальцами:

— Отменяю поломку!

С прибором ничего не происходило. Тогда Вовка подошел к нему, уверенно постучал по железному корпусу и, копируя начальственные интонации Марго, приказал:

— Тук-тук, включайся!

Внутри раздался легкий треск, и, к Вовкиному удивлению, спираль засветилась, но тут же погасла. «Огня изнутри тебе не хватает, вот чего, — осенило Тараканова. — Сейчас мы тебя развеселим». На память пришел анекдот, иллюстрирующий идею Болеслава, что волшебник на все дает санкцию: утвердить событие или отменить его. Стоя перед агрегатом и изображая анекдот в лицах, Вовка заговорил:

— На капитанский мостик шхуны вбегает юнга и отдает честь развалившемуся в кресле капитану:

— Сэр, разрешите доложить!

Капитан, пыхнув трубкой, с ленцой пробурчал:

— Докладывай…

— Солнце всходит!

Кэп небрежно махнул рукой:

— Не препятствовать!

На последней фразе калорифер громко затрещал, как будто захохотал, и спираль зажглась ровным малиновым светом. Экспериментатор потряс прибор, пошевелил шнур, чтобы убедиться в устойчивой работе обогревателя, но тот и не собирался больше ломаться. «Анекдот понравился, — заключил Вовка. — Кстати, фраза «Не препятствую!» — отличная волшебная команда, ведь своими картинами мира мы препятствуем свершаться чудесам».

Входная дверь распахнулась, и на пороге показался Никита. По тому, с каким грохотом полетел в угол рюкзак, было ясно, что сын не в духе.

— Чего такой суровый, Профи? — обратился к нему Вовка.

— Достала меня эта Вика! Сегодня на консультации из-за почерка ко мне докопалась. Вообще завтра на экзамен не пойду, — с возмущением отозвался Никита.

Пятнадцатилетний Никита, компьютерный фанат, учился на программиста в техникуме. С детства Вовка называл его «Профи», а почему, уже и сам не помнил. Вообще-то, сначала Никита был «Профессором». Возможно, из-за рассудительности. «Профи» звучало короче и значительнее, тем более что сын, увлекаясь чем-то (баня, роликовые коньки, «Dendy», компьютер), проявлял необыкновенное упорство и становился профессионалом в этом деле.

Сейчас на повестке дня были: игра на гитаре, сетевые игры в Интернете и качание в тренажерном зале, отчего Профи раздался в плечах и приобрел красивую мускулатуру. В тройку призеров никак не входили русский язык и литература, преподавательница коих, Виктория Моисеевна, постоянно придиралась к Никите и оценки выше трояка принципиально не ставила. Тараканов-старший грузился по этому поводу весьма правдоподобной картиной мира: молодая училка неравнодушна к симпатичному, атлетически сложенному и талантливому парню. Кроме того, независимый Никита частенько высказывал свое мнение, а таких учителя недолюбливают и делают из них козлов отпущения. Вика ставила ему в пример Толстого с Достоевским, а он в ответ мог залепить что-нибудь из Пелевина, Баха, Лукьяненко или Желязны.

Немного поразмыслив, Вовка предложил Профи сделать «ход конем»:

— А ты ей предъяви свою картину мира — все гениальные люди писали неразборчивым почерком: Ленин, Пушкин, Толстой…

Никите идея понравилась. Он оживился и стал выспрашивать, кто еще из великих писал как курица лапой. Он даже придумал распечатать из Интернета рукописные тексты гениев, предвкушая, как обалдеет «железная Вика».

Вдохновившись, Тараканов показал сыну танец про Огонь, и они поплясали вдвоем. Профи, чувствующий энергию, с горящими глазами объявил, что это круто, и стал допытываться, где папа такому перцу научился. Вовка поведал о семинаре танцующих волшебников, о состоянии Внутреннего Огня, о жонглировании картинами мира, о копчении трусов, о параллельных вселенных и технике материализации-отмены. Особенно впечатлился Профи историей с отменой уроков. А излучающий тепло калорифер поверг его в восторг.

Когда Вовка, спохватившийся, что ему сегодня надо еще заскочить на работу, покидал квартиру, вослед ему донеслось щелканье и победный клич к экзамену:

Тетя Вика, твою мать, Да поставь же ты мне пять!

Аисты прилетели. В мебельный салон холостые мужчины не ходят. Материализация мобильника. «Даешь горячие батареи!»

Топая к остановке, Тараканов обратил внимание на броский рекламный щит с изображением мобильного телефона «Siemens». Он давно хотел завести себе эту игрушку, но зарплата обычно испарялась с космической быстротой. С прошлой получки Вовка сделал апгрейд компьютеру, прикупив новую видеокарту и оперативную память, так как Профи уже полгода ныл, что новые игры с 3D графикой тормозятся. Копить и экономить на еде и прочих радостях жизни Вовка не умел, и деньги в семье не задерживались.

Подобные мысли Вовка воспроизводил минут пять, пока не сообразил, что автоматически подгрузил теорию, объясняющую, почему не может приобрести мобильник. Тараканов повторил себе, что он танцующий волшебник, и стал размышлять: «В ПКМ жестко зафиксированы алгоритмы материализации желаемых объектов. Например, сотовые телефоны обычно покупаются за деньги. Однако неизвестно, откуда что берется в нашем непостижимом загадочном мире. Попробую хоть немного поиграть, что ничего не знаю о том, как устроен мир, и откуда в нем появляются мобильники».

Вовка переместил внимание в сердце, сделал несколько глубоких дыханий и усилил поток. Его окатило горячей волной, по спине побежали мурашки, макушка растворилась, а тело завибрировало. Окружающая заснеженная картинка сделалась чуть размытой и замерцала. Создалось ощущение, что эта картинка лишь тонкая пелена, декорация, за которой вообще неизвестно что, Нагваль, Пустота, невообразимое.

Вовка подумал, что если телефон соткется в руке прямо из воздуха, то его психика может не выдержать. Поэтому он облегчил задачу, разрешив мобильному возникнуть в сумке. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, Тараканов изо всех сил сиганул в сугроб, выпалив:

— Прыгаю во вселенную с мобильником!

С замиранием сердца он пошарил рукой в своей спортивной сумке, не заглядывая в нее. Телефона в ней не оказалось.

— Эх, не хватило наглости, — констатировал Вовка.

Вспомнились слова Болеслава о том, что мы не разрешаем себе мгновенную материализацию, дабы сохранить в целости свою картину мира.

— Будем продолжать попытки материализации. Даю санкцию мобильнику появиться где угодно, и при этом с ума я не сойду! — подтвердил свое намерение Вовка, выпуская из макушки закручивающийся энергетический поток.

На остановке Тараканов повернулся спиной к дороге и щелкнул:

— Появись, маршрутка!

Не прошло и полминуты, как подрулила «Газель», идущая до метро.

— Уже лучше! Пусть не моментально, но вызвал ее, — обрадовался Вовка.

Усевшись возле окна, он решил: «Попробую еще что-нибудь материализовать, пусть это будет приятный сюрприз. Разрешаю возникнуть из параллельного мира подарку судьбы, а какому, даже думать не буду!» Тараканов уставился в окно, любуясь пейзажем.

Мимо проносились дома и деревья, облепленные снегом. И вдруг Вовка увидел двух аистов, стоявших напротив друг друга в гнездах, располагавшихся на одинаковой высоте в развилках соседних тополей, рядом с дорогой. Да, это были аисты, с белым оперением, на тонких ногах и с длинными красными клювами! Мимо этого перекрестка Вовка проезжал немеряное количество раз, и ничего подобного здесь не было. Никто из пассажиров, похоже, птиц не увидел, один Тараканов беспокойно заерзал на сиденьи.

Аисты были неподвижны, и Вовкин ум, чтобы спасти ПКМ, тут же, как аксиому, подсунул мысль, что это чучела или муляжи. Одно за другим выдвигались предположения о том, кто и с какой целью их туда взгромоздил. Осознав это, Тараканов включил волшебную картину мира: он очутился в одном из множества параллельных миров. Вовку охватило волнующее чувство прикосновения к Хаосу. С телом творилось нечто неописуемое: его накрыло волной частых вибраций, а «утюг в груди» просто раскалился.

И тут Вовку осенило: «А откуда известно, что аисты ненастоящие?! Пусть будут живые! Даже если они искусственные, не препятствую ожить! Интересно, на обратном пути проверим».

Тараканов зашел в родной НИИ в приподнятом настроении. Начальник отдела был на месте, и Вовка быстро подписал все бумаги. Уже собравшись уходить, он заметил Женю, красивую даму лет сорока, которая раньше работала в соседнем отделе, а год назад уволилась. Она болтала со своей подругой. Женя нравилась Вовке своим темпераментом, и он подошел к ней узнать, как дела.

Евгения жаловалась подруге на то, что никак не может выйти замуж:

— Представляешь, работаю шесть дней в неделю, по десять часов, прихожу домой и падаю от усталости. Когда уж тут знакомиться? Кроме того, у меня дочка, да и возраст уже…

Поздоровавшись, Тараканов стал прояснять ее картину мира:

— А ты где сейчас работаешь?

— В мебельном салоне.

— Так туда сколько мужиков-то ходит! — выдал Вовка разрешающую картину мира. Женя моментально предъявила контраргумент:

— Но они же все женатые. Холостой мужчина не пойдет мебель покупать.

Фехтование картинами мира продолжалось еще минут десять, но сколько Вовка ни пытался пробить Женину защиту, та сражалась с упорством Атоса, Портоса, Арамиса и д`Артаньяна, вместе взятых:

— Негде их взять, мужчин достойных.

— Да откуда угодно, с неба могут спикировать. Мужики это что, я сегодня аистов возле метро видел! — не выдержал Вовка.

На обратной дороге он раздумывал о том, что большинство людей является пленниками выстроенных годами и кажущихся незыблемыми картин мира с жесткими запретами. «Сидим возле четвертого отсека в лабиринте жизни и объясняем, почему сыр не завезли, почему не можем мужа найти или почему денег нет, и пальцем не пошевельнем, чтобы изменить хоть что-то», — мыслил Тараканов.

Вспомнив про аистов, Вовка представил их живыми, крутящими башкой и расправляющими крылья. Каково же было его потрясение, когда на знакомом месте не оказалось ни малейших следов пребывания белокрылых красавцев!

«Улетели, вместе с гнездами. Ожили! Надо же, как мир отзывается на намеренье, заряженное Внутренним Огнем», — снесло башню Тараканову. ПКМ вновь дала трещину, и Вовку с головы до ног окатило жаркой волной энергии.

Обалдевший Вовка покинул маршрутку на пару остановок раньше, решив прогуляться до дома пешком. Погода стояла замечательная. Еле ощутимый морозец приятно холодил щеки, чистый снежок укутывал землю. Во дворе длинной девятиэтажки, среди высоких лип стояла лавочка, кем-то заботливо очищенная от снега. Вовке захотелось присесть на пару минут, чтобы насладиться зимней сказкой.

На лавочке, выкрашенной ядовито-зеленой краской, лежал какой-то небольшой темный предмет. Начинало смеркаться, и Тараканов не сразу разглядел, что это сотовый телефон. Новенький аппарат «Siemens ME45», именно той модели, что хотел Тараканов. Вот это да! Материализация состоялась. Вовка, заинтригованный таинственным появлением и исчезновением аистов, уже и забыл, что заказывал мобильный. Откуда он здесь взялся? ПКМ подсказывала банальный ответ: «Кто-то потерял». Опять игра в ограниченность и перераспределение энергии и материальных благ…

Вовка, увлекшийся игрой в параллельные вселенные, сходу сочинил абсурдную картину мира, «объясняющую» возникновение телефона на лавочке:

Сияющий от удовольствия Тараканов из БУДУЩЕГО, владелец яхты и виллы на берегу океана, в белоснежном костюме, окруженный загорелыми красотками в стрингах, развалившись в кресле, смотрит на Вовку, сидящего на лавочке в заснеженной Москве, и сочувственно произносит:

— Как тебе тяжело живется, дорогой. На, держи хотя бы мобильник! — и небрежным жестом кидает телефон.

Вовка порадовался: «Красивая картина мира, расширяющая ПКМ, получилась — можно забрасывать из будущего любые объекты: мужей, квартиры, хорошую работу, машины…» Мир, создаваемый Вовкой, слегка «поплыл».

Маргарита встретила его ворчанием:

— Тараканов, у тебя совесть есть или нет? Я прихожу с работы уставшая, в раковине гора посуды, продукты тоже не купил. Сто раз тебе надо повторять, и все без толку.

— Зато я мобильный себе из будущего подбросил, на лавочку, — молвил Вовка, демонстрируя находку. — Немного потренируюсь, и буду, как Саи Баба, золотые кольца в кулаке материализовывать. А еще калорифер починил. Анекдоты ему травил, он и развеселился.

— Толку-то! В квартире все равно, как на северном полюсе, батареи не греют совсем. Тоже мне, волшебник-недоучка, — махнула рукой Марго и скрылась на кухне.

Маргарита отличалась логическим складом ума и называла Вовку «тепленьким» из-за его увлечения йогой и прочими духовными заморочками. Она давно привыкла к Вовкиным странностям и смотрела на них сквозь пальцы: чем бы дитя не тешилось… Впрочем, ее материалистическая картина мира допускала возможность существования энергии и магических способностей человека. Марго иногда обращалась к мужу с просьбой полечить ее энергетически, и Тараканов с таинственным видом возлагал руки на голову жены, запуская поток. Через несколько минут руки нагревались, как печка, и недомогание у Марго исчезало.

Когда Вовка переоделся и зашел на кухню, жена уже перестала дуться. Она сообщила, что приобрела сегодня новейший крем для похудения, фактически ради одного компонента — экстракта слюны пиявки медицинской (!).

— Ты представляешь, сколько нужно наловить пиявок, чтобы этот крем изготовить, — с юмором комментировала Марго.

— Конечно, от одной этой мысли похудеть можно. Худеют-то от картин мира, — не удержался Тараканов и на ходу сочинил: — А ты знаешь, почему лечение пиявками так эффективно? Считается, что они отсасывают нездоровую кровь, заставляя организм вырабатывать свежую, но на самом деле это не так. Лечебный эффект имеет место из-за того, что пиявки пускают в кровь свою слюну, содержащую огромное количество витаминов, микроэлементов и ферментов, расщепляющих жировые клетки.

Тараканов с аппетитом уплетал овощи, тушеные с рисом, эмоционально повествуя о своих подвигах.

— Раз ты волшебник, сделай так, чтобы батареи стали горячими. Сколько можно мерзнуть? — выдвинула Марго провокационное предложение.

— То есть до угла довези, — Тараканов рассказал анекдот про довоз до угла. — Давай вместе доезжать. Сперва нужно энергией качнуться, Внутренний Огонь запалить. Это состояние волшебника, когда глаза блестят, а в груди жар пышет. Сейчас будем огненный танец плясать.

Вовка изобразил движения танца. Маргарита, рафинированная эстетка с красиво уложенной короткой прической и серыми миндалевидными глазами, плясать странный танец поначалу отказалась.

— Светским дамам не пристало скакать, как вождю африканского племени, — было написано на ее лице. Роль свою она играла безупречно: сохраняла стройную подтянутую фигуру; всегда, даже дома, была изысканно одета и с макияжем на лице. Утонченный вкус Марго чувствовался буквально во всем, и выбор подарка на ее день рождения представлял для Вовки неразрешимую задачу. Частенько он подкалывал жену, изрекая, что в прошлой жизни Маргарита была влиятельной фрейлиной при дворе какого-нибудь европейского монарха.

Вовка настоял, чтобы Марго участвовала в процессе:

— Сама напросилась до угла. К тому же групповая работа усиливает намерение, еще Гераклит об этом упоминал. А мировой Огонь он считал первопричиной всего сущего и писал, что из Огня путем сгущения возникают все вещи.

— И долго надо плясать? — сдалась Марго, обезоруженная ссылкой на Гераклита.

— До состояния инсайта, пока не зашатает тебя.

Супруги взялись за руки, постояли, закрыв глаза, синхронно подышали и запели, делая ударение на слове «Огонь». Состояние Вовки быстро передалось Марго, и она тоже стала подскакивать, раскрасневшись от удовольствия.

Потом Тараканов остановил танец, и они, забравшись на диван, прыгнули с него в параллельный мир, громко крича:

— Даешь горячую воду в батареях!

Вспотевший Вовка скомандовал:

— А теперь подпрыгиваем, щелкаем пальцами и быстро, пока не приземлились, выкрикиваем намерение.

— Включаю горячие батареи! Горячие батареи! Огненные батареи! Батареи, огонь! — вошла в раж Марго. — И Машке квартиру! И Машке квартиру!

Когда прыгуны в мир знойных батарей отдышались, Маргарита тонкими пальцами поправила прическу и, сверкая глазами, пояснила, что ее подруга Машка до сих пор не получила квартиру, хотя уже десять лет стоит в очереди. Причем, все остальные работники уже обзавелись жильем. Марго, являвшаяся, по мнению Тараканова, борцом за справедливость во всем мире, сильно переживала по этому поводу.

— Как только подумаешь о Машке, щелкай пальцами и повторяй заклинание, — проинструктировал ее Вовка. — Хотя вся работа уже сделана.

Встреча с Юлькой. Домашняя охота

Проснувшись утром, Вовка обнаружил рядом с подушкой записку от Марго: «Они горячие!!!» Батареи и вправду обжигали, а в комнате заметно потеплело.

Поработав несколько часов за компьютером, Тараканов вспомнил, что они с Юлькой договаривались встретиться, и стал названивать крутобедрой нимфе. Ее рабочий телефон был безнадежно занят, а номер мобильного Вовка записать не догадался. «Конечно, в популярный салон разве дозвонишься, тем более в разгар рабочего дня», — рассуждал Вовка. Поняв, что оказался под гипнозом ПКМ, он выждал момент, пока в трубке еще не начались частые гудки, щелкнул пальцами и выкрикнул:

— Соединяю!

Тотчас в линии послышались редкие гудки, и Юлька подняла трубку. У нее еще были дела, и встретиться договорились через два часа в кафе на старом Арбате.

Собирался Вовка долго — куда-то запропастились ключи от квартиры. Наконец он вспомнил, что играет в изменение прошлого. Вовка настроился на поток и раза три щелкнул, чувствуя, как энергия искрится с кончиков пальцев:

— Не препятствую появиться ключам в любом месте!

Ключи обнаружились на столике в прихожей, хотя Тараканов туда заглядывал. Самое интересное, что Вовка так и не смог вспомнить, как положил их на столик.

Юлька опаздывала к назначенному часу, но стоило Вовке прыгнуть, как она соткалась откуда-то из морозного воздуха, уверенным шагом двигаясь мимо красочных витрин. Короткая сиреневая шубка не скрывала пышные формы своей владелицы, а шею изящно облегал широкий малиновый шарф. Ее красиво уложенные волосы были в тон шубке — серебристо-фиолетовые. Взгляд Тараканова притянули плавно покачивающиеся округлые бедра, обтянутые зеленоватыми брюками-стрейч из материала, напоминающего крокодилью кожу.

На лице Юльки играла обворожительная улыбка, а глаза из-под соболиных бровей излучали радость и упоение жизнью. Внезапно нимфа остановилась и с неожиданной легкостью подпрыгнула, высоко подбросив пухлые ножки и огласив улицу азартно-фривольным взвизгом:

— У-у!

От ее победного клича некоторые прохожие даже вздрогнули.

— Привет! Вот это Внутренний Огонь! — восхитился Вовка, у которого тотчас потеплело в груди. — Глаза аж полыхают. А штаны из крокодила просто чума.

Юлька чмокнула его в губы. От нее пахло апельсинами и миндалем.

Все столики в кафе были заняты, но Вовик пребывал в состоянии волшебника, к тому же сердце радостно замирало от Юлькиного присутствия. Они вдвоем прищелкнули пальцами и хором пропели на манер оперных певцов:

— Найдись-найдись, свободный столик!

Официантка тут же усадила их в самом уютном месте за круглый столик, на котором стояла табличка «Стол заказан».

Парочка лакомилась десертом из свежих фруктов со взбитыми сливками. Нимфа смаковала чашечку кофе, источавшую одуряющий аромат, а Тараканов прихлебывал зеленый жасминовый чай. Вовка поделился своими приключениями, затем Юлька рассказала, что перед семинаром в ее салон нагрянула налоговая полиция с проверкой. Начинающая волшебница прыжком с табуретки отменила грозящие ей штрафные санкции, и проверка завершилась благополучно.

Время пролетело незаметно. Тараканов, глянув на часы, спохватился — ему предстояло еще заплатить за квартиру и купить полочку в ванную.

Очередь в сберкассе извивалась длинной змеей, в тесном помещении было не протолкнуться. Работало всего одно окошко, и Вовка поначалу приуныл. По радио заиграла песня Пугачевой и Галкина «Будь или не будь, делай же что-нибудь», от которой Внутренний Огонь у Вовки разгорелся с новой силой. Он скомандовал про себя: «Раззудись, плечо, рассосись, толпа!», подвигал плечами и щелкнул пальцами. Почти сразу во втором окошке также стали принимать платежи, и Вовка быстро освободился.

Магазин «Сантехника» был еще открыт, но продавщица делала вид, что в упор не замечает Тараканова, стоявшего возле кассы. Повернувшись к нему спиной, она уткнулась в бумаги и сосредоточенно заносила туда длинные столбики цифр. Судя по вороху бумаг и по скорости их заполнения, у Вовки не было никаких шансов приобрести сегодня драгоценную полочку, которую Маргарита долго присматривала по всей Москве. Но он был начеку, и в просторном зале раздался сухой щелчок, сопровождаемый бодрым возгласом:

— Разрешаю обслужить себя!

Продавщица встрепенулась, выйдя из коматозного состояния, и резво засеменила к Вовке:

— Что вам?

Когда он расплатился, то заметил, что денег осталось совсем мало.

— Зато сколько намерений за день осуществил, да и Огонь сердце греет. Значит, и финансы возникнут, — расширил Тараканов картину мира. Передвигаясь к метро, он с воодушевлением щелкал:

— Падайте, деньжата!

Был час пик, и на платформе метро стояла толпа народа. Прошло несколько поездов, набитых так плотно, что Вовка со своей объемистой коробкой даже не попытался втиснуться. Тут его осенило, он прищелкнул и воскликнул:

— Пустой вагон, явись передо мной, как лист перед травой!

Когда состав затормозил и двери вагона открылись, Тараканов ошалел: только в его вагоне было просторно, в остальных — битком. Вспомнив, что так и не пропылесосил ковер, он заодно отменил возможное недовольство Марго.

По дороге домой Вовке в голову пришла идея: для привлечения денег из параллельной вселенной половить крокодила на живца. Уж больно вдохновил Тараканова рассказ Болеслава. Он стал обдумывать, где же взять крокодила: может быть, запустить в ванну игрушечного? Вовка вспомнил, что среди безделушек где-то завалялся резиновый крокодильчик, правда, с оторванным хвостом. Но какой уважающий себя крокодил допустит, чтобы ему оттяпали столь важную часть туловища?

В этих раздумьях Тараканов и добрался до дома. Вручив Маргарите долгожданную полочку, будущий ловец земноводных решил не откладывать идиотскую затею.

Марго, пребывавшая в отличном настроении, позвала из кухни:

— Мой руки, Хоттабыч, и садись ужинать, голодный небось.

— Не до того сейчас, крокодила буду на живца ловить.

— Как это?

Вовка кратко изложил последовательность магических действий. Марго залилась звонким смехом:

— У тебя что, крыша потекла?

— Это древний ритуал африканских туземцев. Я недавно в журнале «Geo» прочитал, — не моргнув глазом, «объяснил» Вовка. — Таким образом они приносят удачу своему племени. Сделаю, глядишь, и у нас больше денег появится.

Подруга жизни скептически отнеслась к идее мужа, зато Профи загорелся и даже оторвался от заключительной стадии компьютерной игры «Цивилизация». Он сдал экзамен Виктории на четверку, что в его картине мира было равносильно хождению по воде аки посуху, и безоговорочно поверил в волшебство. Профи выспросил у отца подробности церемонии и предложил сначала прикормить хищника. Пока Вовка, открыв толстенный том Большой Советской Энциклопедии, изучал, чем питаются аллигаторы, Маргарита насмешливо спросила:

— А кто же, интересно, у вас крокодилом будет?

— Ты и будешь, — неожиданно для себя объявил Тараканов.

— Вот еще, — вздернула плечо Марго.

Однако Профи, представив ее в роли крокодилихи, пришел в восторг и стал уговаривать согласиться. Под общим напором та сдалась.

Маргарита нанесла маникюр и педикюр зеленым лаком, надела купальник-бикини изумрудного цвета, маску для подводного плавания, а в качестве хвоста Вовка прицепил ей шланг от пылесоса. Из энциклопедии было почерпнуто, что питаются крокодилы в основном рыбой, а самки откладывают в песок до дюжины яиц.

Занырнув в ванну с теплой водичкой, рептилия отложила десяток сваренных вкрутую куриных яиц, в миску с сахарным песком, стоящую на решетке. Никита накидал в воду крабовых палочек и стал закидывать самодельную удочку — палку с привязанной на веревку скрепкой. Крокодильша шумно плескалась в ванне, разбрызгивая воду во все стороны, выныривала на поверхность, била хвостом и лапами. Крабовые палочки одна за другой исчезали в ее зубах. Вовка в цветастых семейных трусах метался взад-вперед и возбужденно комментировал:

— Клюет, клюет! Подсекай! Эх, жаль сорвалась, хороший экземпляр.

Наконец пришел и его черед. Приспустив трусы, он осторожно устроился на краешке ванны, забултыхал попой и завопил чудодейственную фразу. Долго ждать не пришлось. У крокодилихи от прикормки разыгрался нешуточный аппетит и, учуяв крупную добычу, она устремилась к заветным половинкам. Однако Профи был наготове и в самый рискованный момент, когда челюсти с острыми зубками уже начали смыкаться на мягком месте живца, шлепнул хищника заранее приготовленным пластмассовым веслом от надувной лодки. «Оглушенное земноводное» Вовка немедля укутал в махровое полотенце.

Участники действа, мокрые с головы до ног, но счастливые, наперебой обсуждали удачную ловлю. Больше всех, конечно, остался доволен Профи. Он ходил взад-вперед и приговаривал:

— А как я вовремя веслом шандарахнул!

Разрумянившаяся Маргарита тоже светилась от удовольствия. В глазах ее горел задорный огонек, из-за которого Тараканов и влюбился в юную студентку.

Сам Вовка испытывал чувство полета, как будто сбросил груз всех картин мира. Тело стало невесомым, его охватила знакомая горячая истома, растекавшаяся снизу вверх. Восходящий поток легонько потряхивал Вовку, вызывая ровный гул, веером выходя из затылка. Окружающие предметы воспринимались непривычно ярко и контрастно. Энергия настолько переполняла Тараканова, что держать ее в себе было невозможно, хотелось выплеснуть ее в творчество.

Во время ужина за столом царило радостное оживление. Давно они не сидели так уютно втроем, болтая о всяких пустяках. Из-за приоткрытой двери доносился звук телевизора — показывали фильм «Двенадцать стульев» с Андреем Мироновым. Когда великий комбинатор запел: «Вся наша жизнь игра, и кто ж тому виной…», Вовка навострил ухо.

Эта песенка всегда нравилась ему, а сейчас в ней открылся новый смысл. «Красота игры», искусство смены ролей, «наслажденье скользить по краю», Внутренний Огонь — вот что имеет значение. А «запретный плод» сам упадет в руки. Но даже если не упадет, это будет еще одна роль, так стоит ли огорчаться? Например, сейчас, после безупречно сыгранной комедии Тараканову было все равно, свалятся на него деньги или нет. Песня обнадеживала — сын турецко-подданного нахально восклицал:

И разве мой талант и мой душевный жар Не заслужили скромный гонорар?

Бурлившая энергия требовала выхода, и, окрыленный песней Остапа, Вовка сочинил стишок, от чего внутренний костер разгорелся еще сильнее:

Я крокодила на живца ловлю, И попу голую я в ванну опускаю, Хотя рептилий с детства не люблю, Но шанс такой не упускаю. А для чего мне крокодил? Да я и сам того не знаю. А вдруг он клюнет не один? Ведь я живцом служу недаром. И все же, страх превозмогая, Я жду, что клюнет он, злодей, Ведь очень хочется, ребята, Мне этим удивить людей. И все мои проблемы сгинут В тот миг, как этот крокодил Меня укусит в ягодицу, Вонзая зубы в мягку мышцу.

Стихи были исполнены несколько раз под громовые аплодисменты благодарной публики. Тут позвонила напарница Марго, которая всегда была в курсе последних событий на работе. Она сообщила приятную новость: им с Маргаритой со следующего месяца повышают оклад. На этом сюрпризы не закончились. Вскоре раздался еще один телефонный звонок. Объявилась знакомая жены, исчезнувшая полгода назад вместе с долгом в пятьсот долларов. Извинившись за долгое отсутствие, она пообещала сегодня же заехать, чтобы вернуть деньги, и уже через полчаса Марго поила ее чаем.

Вовка, продолжая подпитывать волшебную картину мира, провозгласил супруге, что пополнения семейного бюджета неслучайны и произошли исключительно благодаря ловле крокодила.

ГЛАВА 4. ВТОРОЙ ВЕЧЕР СЕМИНАРА

Танец «Двери сердца». Обратная связь. «Исчезни с пользой для себя», как сбить температуру, звонок Вовану, искусственная почка, выговор котлетам, дым из монитора, отмена ожога

Всю неделю Вовка с энтузиазмом играл в жонглирование картинами мира, в «появись-исчезни», в параллельные вселенные. Он испытывал небывалый энергетический подъем. Огонь внутри гудел, как в топке паровоза. Тараканов с нетерпением ждал следующего дня семинара. И вот он в знакомом зале. Народу не убавилось, наоборот, виднелись новые лица. Дядя Миша в том же пиджачке и клетчатой рубашке сидел, приготовив объемную амбарную книгу годов шестидесятых и шариковую авторучку. При социализме такие ручки стоили 35 копеек, но Вовка давненько не видел их в продаже.

В зал вошел Болеслав и, поздоровавшись, сходу объявил парный танец. Когда все встали в два круга и разбились на пары, ведущий начал рассказ:

— Танец придумал мой знакомый Антон, уехавший несколько лет назад в общину Виссариона, в Красноярский край. Через какое-то время потянуло его съездить домой, в Москву, встретиться с друзьями, пирогов маминых поесть. И вот стоит он на остановке в глухой деревушке, ожидая автобуса. Мороз — тридцать градусов. Чтобы согреть ноги, Антон стал притопывать, утрамбовывая снег зигзагом. В снегу отпечатался рисунок, похожий на крышу домика.

А в сердце-то Антона огонь полыхает, предвкушение радости от встречи с близкими душу греет. И зазвучала внутри него мелодия, слова сами пришли. Вот такую песню он запел:

Кто весел и дружен, и в радугу дня влюблен,

Тому на небе уже построен дом,

Солнце греет стены его,

Звезды красят окна его,

И двери сердца его открыты всем!

Ляля, ляля, ляля, ляля, ляля, ух!

Проходившая мимо соседка обратилась к Антону:

— Тошик, автобус еще нескоро. Пойдем погреешься, у меня банька натоплена.

Попарился он от души. Сидит у соседки в избе, чаек с малиновым вареньем попивает. Тут вбежала другая женщина:

— Антоша, там твоя мама из Москвы приехала, с пирожками!

Болеслав завершил рассказ:

— Вот такая сказочная материализация. В рамках ПКМ это просто приятное совпадение. В волшебной картине мира прошлое изменилось при помощи песни Силы, подстроившись под Антоново намерение. В новом прошлом мама, возможно, и не собиравшаяся ехать в сибирскую тайгу, в срочном порядке напекла пирогов и отправилась к сыну.

Болеслав в паре с Юлькой показал движения. После того, как движения были отрепетированы, он дал инструкцию:

— В парном танце самое главное — смотреть в глаза партнеру. Через контакт глазами сразу разгорается Огонь и происходит обмен энергией на глубинном уровне.

Едва начался танец, как на лицах засияли улыбки. Особо сильный выплеск радости происходил во время пения «Ляля» и «Ух», когда раскрывалась во всю ширь бесшабашная русская душа.

Вовка окунулся в огненную реку энергии, струившуюся через глаза партнеров, которые все время менялись. Кое-кто отводил глаза или танцевал без вдохновения, отбывая номер, но у большинства глаза горели, люди врубались в происходящее энергетическое пиршество. Когда Вовка встречался с такими партнерами, его обдавало жаркой волной, а пространство между ними искрилось и вибрировало от энергии.

Бабули (те же самые) путались, поворачиваясь спиной к партнеру, и, встречаясь с ними, Вовка разворачивал их в правильном направлении. Но балдели бабульки не меньше остальных.

Во время безмолвной медитации после танца Тараканов почувствовал, как в сердце распустился огненный цветок, из которого фонтанировали легчайшие частицы радости. Тело превратилось в дрожащий столб энергии.

— Продиктуйте слова танца, — с ручкой наперевес обратился неуемный дядя Миша, когда все расселись.

— Дядь Миша, а с кем вы его собираетесь танцевать, если не секрет? — поинтересовался Болеслав.

— Со внуками, я их уже «Разжигаю огонь» научил.

— Тогда в конце семинара повторю, если дядя Миша не забудет о своем намерении. А сейчас давайте обратную связь. Расскажите о чудесах, которые удалось совершить за неделю.

Народ, перебивая друг друга, начал делиться подвигами. Кто-то щелчками притянул хорошую работу, кто-то разрешил себе получить визу, кто-то отменил грипп, застой в бизнесе, пьянки мужа. Вовка с Юлькой тоже поведали о своих успехах.

Дамочка в костюме бизнес-леди и ее подруга рассказали, что их стервозная начальница «достала» всех на фирме. Они придумали мощную волшебную фразу, включающую в себя намерение, что директорша тоже попадет в улучшенную вселенную, но без них. Прыгая со стульев, подруги выкрикивали:

— Исчезни с пользой для себя!

В результате муж директорши, крупный бизнесмен, на днях уехал вместе с семьей за рубеж, где уже купил жене квартиру и подыскал ей отличную работу. Бизнес-вумен стала начальницей, а подруга — заместителем.

Невысокая шатенка с короткой прической, представившаяся Мариной, выдала хит, от которого Болеслав пришел в восторг:

— Я сразу попробовала осуществить мгновенную материализацию. Пришла с семинара. У мужа моего, Кольки, температура 39.6, всего трясет. Я его вытащила из-под одеяла:

— Давай разожжем Огонь!

— Какой огонь, от меня и так скоро прикуривать можно будет!

Уговорила все-таки, спели с ним песню про Огонь. Заставила Кольку залезть на диван, сама рядом на кресло забралась, и вместе прыгнули в параллельную вселенную с криком «Я здоров!» Сказала ему:

— Мы уже в другой вселенной, где температура снизилась. Сейчас проверим.

Сунула мужу градусник, температура 38.8.

— Вот видишь, давай-ка еще раз прыгнем!

Колюня мой приободрился, полез на диван. Прыгнули, опять замерила — 38.0. В общем, за четыре прыжка нормальная температура! Муженек разошелся и заявил:

— Давай до 35.6 догоним!

Муж с энтузиазмом прыгнул еще раза три-четыре, но температура осталась 36.6. Естественно, он выздоровел, на следующий день — никаких признаков болезни.

Публика одобрительно захлопала наглой волшебнице, после чего две девчонки лет двадцати пяти, перебивая друг друга, тоже поделились примером моментальной материализации. Они изобрели свой способ перехода в параллельное измерение.

Парочка была в командировке в другом городе. Деньги закончились. Морозным вечером подруги стояли на улице, пытаясь остановить попутку, чтобы бесплатно доехать до гостиницы. Но машины проносились мимо. Одну из подружек осенило: надо срочно звонить Вовану, он крутой, он все может. Как выглядит среднестатистический Вован, великий и могущественный? Бритый мордоворот с короткой толстой шеей, в малиновом пиджаке, с массивной золотой цепью и мобильным телефоном, на «Мерседесе». Растопырив пальцы веером, одна из девчонок изобразила мобильник и поднесла его к уху:

— Але, Вован! Что за дела, в натуре, ты куда слинял? Мы тут замерзли, как лохи последние, гони тачку и бабки быстро, шесть секунд тебе на раздумья!

Мгновенно остановился шестисотый «Мерс». Окошко приоткрылось, и оттуда высунулась ряха настоящего нового русского, со всеми атрибутами, только в спортивном костюме:

— Ну чо, девчонки, куда едем?

— У нас денег нет.

— Базара нет, я сегодня гуляю.

По пути в гостиницу благодушно настроенный спаситель накормил подруг в кафе. Но поистине мистический момент настал, когда он, откинув панельку зазвонившего аппарата сотовой связи, произнес в трубку хриплым баском, характерно растягивая гласные:

— Вован слушает!

Народ громовым хохотом отреагировал на последнюю фразу. Девчонки сообщили, что завели себе игрушечные мобильники и теперь регулярно связываются со своим «ангелом-хранителем».

Миловидная черноволосая дама восточной наружности скороговоркой выпалила:

— Я, конечно, не поверила во все, что вы тут рассказывали. Но на семинаре щелкнула, чтобы нашелся пропавший видик. Возвращалась с занятия голодная, очень булочку сладкую захотелось, а магазины закрыты. Запела:

— Молочка бы с булочкой, да на печку с дурочкой!

Дома муж с сыном видик смотрят — нашелся в гараже, хотя мы его там искали. В магазин, конечно, никто не сходил. Ну, думаю, если еще и булочка появится, тогда я точно волшебница. Зашла на кухню, на столе — рулет с маком и с айвой. Решила: «Пусть прямо сейчас сформируется прошлое, объясняющее, откуда рулетики взялись». Муж сказал, что свекровь притащила.

Я обрадовалась успехам, вспомнила, что мне еще шуба новая нужна. И подумала, что предмет легче материализовать, если он у тебя был, но временно отсутствует. Придумала такую картинку мира:

— У меня была норковая шуба, а два дня назад я ее потеряла. Теперь ищу.

В зале раздались аплодисменты. Юлька подхватила идею:

— Машина моя — в ремонте, квартиру сдаю, муж скоро приедет из санатория, а любовник в командировке.

Болеслав обратился к публике:

— Кто-нибудь еще жонглировал картинами мира?

— Дайте рассказать, распирает, — вскочил со стула шустрый седовласый мужичок, в коричневом болоньевом комбинезоне поверх футболки.

Он пролез между стульями, вышел в центр и, шевеля густыми бровями, возбужденно заговорил писклявым голосом:

— Зовут меня дон Педро. На прошлой неделе поехал я в командировку в Казань, за компьютерами. Народ там гостеприимный, и, памятуя прошлый опыт, я дал себе слово, что устою перед искушениями и войду в вагон экспресса «Казань-Москва» трезвым, как стекло. Я был сосредоточен на деле и тверд, правда, в конце чуть-чуть сломался, когда меня после бани затащили в кабак показать необычайные картины. Кроме картин, там было только пиво и креветки.

Когда мы прибыли на вокзал, мужики загрузили кучу ящиков с компьютерами и периферийным оборудованием в поезд, забив все купе сверху донизу. Мы тепло попрощались, и мои друзья отбыли обратно в кабак.

Рядом со мной в купе сидели две дамы скромного вида, их баулы громоздились под столом и кое-где между моими ящиками. Тут в проеме двери появился высоченный дядя, а за ним двое верзил тащили огромную коробку с телевизором и ковер! Дядька оглядел купе и сразу начал звать проводницу:

— У меня места за багаж оплачены! Я в своем праве!

На шум прибежала проводница, смуглая, низкого роста, напомнившая мне Зойку Камалятдинову из третьего «Б». Зойка сразу заорала, долго и путано пересказывая правила провоза багажа в железнодорожном транспорте. Дамы дружно кивали, мужик махал билетами за багаж, я молчал…

Конечно, можно было все уладить при помощи ПКМ, то есть оказать ей гуманитарную помощь. Но, увы, денег — ноль, остался один бутерброд, чтобы переночевать. Не дождавшись вознаграждения, Зойка завопила:

— Сейчас я позову проводников из соседних вагонов, и они выкинут эти ящики на перрон!

Остатки пива мгновенно вылетели из головы, и меня осенила гениальная картина мира.

— Стойте! — закричал я. — Это же моя искусственная почка! Первая в России! Я еду на ежегодное обследование в Москву, в почечный институт. Я не могу долго жить без почки, и если вы вынесете эти ящики, я могу умереть прямо на ваших глазах, и вся ответственность ляжет на вас.

Видели бы вы их лица! Проводницу затрясло, она побелела и ушла. Ехали мы дружно, я рассказал все, что знал про искусственную почку, полностью исчерпав свой запас медицинских терминов. Все ахали и восхищались. Зойка носила чай и с благоговением слушала мой рассказ, стараясь ничего не упустить. Еще бы, пассажир с первой в России искусственной почкой — и в ее смену, какая удача!

Ящик с телевизором мы укрепили над столом, уперев его края в верхние полки, а конец ковра высовывался в коридор. Когда поезд прибыл на Казанский вокзал, Зойка пригласила проводников из соседних вагонов, и они аккуратно сгрузили «почку» на перрон. Я суетился и кричал:

— Осторожно, не разбейте монитор наблюдения за почкой!

Проводники смотрели на меня, как на инопланетянина, и согласно кивали. Всем было хорошо и радостно на душе, мы расстались друзьями!

Выступление дона Педро вызвало бурю смеха в зале. Болеслав пожал ему руку:

— Высший пилотаж, за доли секунды выдать такую картину мира!

— А мне можно? — спросила обаятельная дама лет тридцати пяти, в голубом свитере и черных брюках.

— Конечно, — разрешил Болеслав, и дама продолжила:

— Муж вернулся домой поддатым. Я, не отрываясь от телевизора, сказала ему:

— Иди на кухню, поешь котлеты.

Через некоторое время раздался страшный грохот. Я влетела на кухню и увидела, что котлеты валяются на полу. Муж с невинным выражением лица заявил:

— Они выпрыгнули из тарелки.

Я встала руки в боки и принялась их стыдить:

— Это что же вы себе позволяете!?

Сложила котлеты обратно на тарелку, погладила мужа по голове и произнесла:

— Кушай, Славик, не обращай на них внимания!

Зал зашелся, задергался в хохоте, который продолжался несколько минут.

Потом выступила барышня в мини-юбке:

— В то, что произошло, самой не верится. На работе мне срочно понадобился компьютер, но все компы были заняты. На столе в углу стоял старенький неисправный «Pentium-133», накрытый тканью. Нам было жаль его выбрасывать, а до ремонта руки не доходили. «Вдруг заработает?» — подумала я и, сняв «накидку», включила комп. Из монитора повалил густой зеленоватый дым.

Сперва я испугалась, а потом на память пришел случай, о котором я как-то прочитала в газете, в рубрике «Курьезы». У одного мужчины задымился дома телевизор, но дядька не растерялся и произнес магическую фразу, после чего дым прекратился и телик заработал. Я простерла руки к монитору и громко выпалила эту фразу:

— Сейчас сгорит все лишнее!

Дым из монитора стал таять и вскоре прекратился. Но это было еще не все. На экране появилась заставка загружающейся девяносто восьмой Винды!

Все, кто видел эту сцену, стали относиться ко мне с большим уважением. А в комнате держится стойкий запах горелой пластмассы.

— У меня совсем коротенькая байка, — раздалась реплика из зала.

— Может быть, хватит? — строгим голосом сказал дядя Миша. — Мы так можем весь вечер просидеть с байками.

— Зря вы так, дядя Миша, — вмешался Болеслав. — Тому, что сейчас происходит, цены нет. Было всего одно занятие, и столько много удалось сделать. Кроме того, каждая история все сильнее разжигает Огонь, каждый рассказчик дарит залу изрядную порцию волшебной энергии. Попробуйте это почувствовать.

Вышла ухоженная пожилая женщина, оглядела сидящих и начала рассказ:

— Жарила недавно оладушки и обожгла палец кипящим маслом. Палец покраснел, на нем образовался белый водянистый волдырь. Я воспротивилась «наехавшей» ПКМ:

— А почему все происходит, как заведено, как описано в медицинской энциклопедии? Нет, не дождетесь, сейчас покажу вам, что я — волшебница!

Залезла на табуретку, завела руку за спину и с криком «A у меня ничего нет!» прыгнула в параллельную вселенную. Трижды повторила прыжок, потом еще некоторое время походила, держа руку за спиной и повторяя, что у меня ничего нет. Минут через десять выпрямила руку, посмотрела: а на пальце никаких следов ожога!

— Вы тут все сговорились, что ли? — возмутился дядя Миша.

— Я им всем деньги заплатил, — ответил с улыбкой Болеслав, — чтобы вы, дядя Миша, попробовали поиграть в танцующего волшебника. Достаточно обратной связи, — сказал Болеслав, несмотря на то, что еще несколько человек в зале держали поднятые вверх руки.

«ТАКи»

Поделюсь с вами очень простой и эффективной техникой, на которую обратил мое внимание Володя Гомонов. С этой техникой все прекрасно знакомы. Начнем с вопроса:

— Как дрессируют животных?

— Сначала надо, чтобы животное поняло, выполнения какого действия от него хотят. Это самое сложное. Затем нужно дать команду на исполнение действия, после чего поощрить животное за правильно выполненное действие, — поставленным голосом уверенно отрапортовала шикарно одетая брюнетка.

— Прекрасно. Точно также воспитывают детей, правда, добавляя наказания за выполнение нежелательных действий. Хорошо всем известный метод кнута и пряника активно применяется и в общении между людьми. Например, жена может манипулировать мужем, поощряя того сексом или, наоборот, лишая секса за «провинность». Тот, в свою очередь, может купить жене подарок или напиться в драбадан.

Оказывается, можно перенести метод кнута и пряника на все явления окружающего мира. Причем Гомонов предлагал пользоваться только методом пряника, а если происходят нежелательные явления, то их просто игнорировать. Поясню сказанное примерами.

Предположим, что идет проливной дождь. Я поднял взгляд: все небо затянуто облаками, но есть крохотный просвет, который я тут же начал нахваливать:

— Какой ты смелый, не побоялся быть независимым! Как горьковский Буревестник, гордо реешь ты в вышине. Ты мне нравишься, я разрешаю тебе быть и процветать в моей вселенной. Если тебе угодно, можешь расшириться.

— А если ничего не произойдет? — спросил дядя Миша.

— Тогда буду кусать себя за локти, рвать на себе волосы и посыпать голову пеплом, — парировал Болеслав. Послышались смешки, а дядя Миша старательно записывал ответ. — И правильно делаете, что записываете, — продолжил Болеслав. — Рекомендую каждое утро тренироваться в кусании себя за локти. Процитирую изречение Любомира Капитоныча Преображенского, который будет упоминаться мной в дальнейшем:

— Все есть благо для чего-нибудь, поэтому нас устраивает любой вариант, … но лучший другой, — выдержав значительную паузу, закончил фразу Болеслав. Сразу с нескольких сторон посыпались просьбы повторить высказывание. Что Болеслав и сделал, а потом прокомментировал:

— Смысл этого высказывания в резкой смене картины мира, как в анекдоте. Вначале предлагается банальное принятие обстоятельств: я, как продвинутый человек, буду смиренно принимать любые обстоятельства жизни, извлекая уроки из страданий, которые способствуют духовному росту… Короче, стандартная духовная жвачка. И вдруг такой резкий переход: да, я готов принять все испытания, но … лучше обойдусь без них! В жизни я часто руководствуюсь этим правилом. Если я над чем-то работал, а мое желание не исполнилось, тогда меня устраивает любой вариант, но … я могу и предпринять дальнейшие усилия для «лучшего другого», а могу и остаться при своих. Можете использовать это изречение, как коан, и помедитировать над ним.

— Вернемся к просвету, — сказал Болеслав. — Кто не вдохновится искренней похвалой и не начнет лезть из кожи вон для последующего поощрения?! Похвала — это наркотик, вспомните артистов, ученых, учеников, учителей… Предположим, что через какое-то время я снова посмотрел вверх и увидел, что просвет расширился. Я опять его хвалю:

— Молодец, продолжай в том же духе. Как тебе идет улыбка! А можешь расхохотаться?

Глядишь, спустя какое-то время покажется голубое небо. Я могу крикнуть, как в театре:

— Браво! Брависсимо!!

Не раз и не два я проделывал подобный фокус. Бывало, что минут за пятнадцать на небе не оставалось ни единого облачка.

Контрольный вопрос: почему удалось прекратить проливной дождь и разогнать тучи?

— Потому что все объекты этого мира любят похвалу, а высшей формой похвалы является любовь. Если вы продемонстрируете искреннюю любовь, то перед вами распахнутся любые двери, — с пафосом заключил дядя Миша.

— Грамотно излагаешь, — серьезно ответил Болеслав. — Но до такой любви еще добраться надо. Я думаю, что любовь — это только одна из форм проявления Внутреннего Огня, есть и другие. Дайте ответ на вопрос в терминах картины мира, предложенной на прошлом занятии.

— Легко, — отозвался интеллигент, — просто у вас было намерение добиться прекращения дождя, и вы подтвердили это намерение энергией поощрения просвета, да еще в творческой форме. Причем, я думаю, даже вам было непонятно, искренне вы поощряете или только играете в искренность.

— Исчерпывающий ответ. Насчет искренности хорошо сказал дон Хуан, что любые его действия искренни, но являются лишь действиями актера. У Кастанеды это называется контролируемая глупость. Весь семинар будем заниматься только ею.

Еще одна забавная история. После семинара в одном волжском городе я возвращался в Москву на проходящем поезде. Зашел в свое купе и увидел картину Репина «Приплыли». На нижних полках, издавая громкий храп, спали мужчина и женщина пенсионного возраста. «Супруги», — определил я. Храп мужчины звучал подобно иерихонской трубе, а женщина мелодично подсвистывала, будто аккомпанировала. Положение усугублялось стойким пивным духом: на столе стояло четыре пустых бутылки из-под пива.

В голове моментально включился фильм о том, что этот храп будет продолжаться всю ночь без перерыва, и я не смогу уснуть до самой Москвы, вдыхая вонючие запахи пива и пота. Вспомнив, что провел семинар по волшебству, я тут же начал действовать — щелкнул пальцами и про себя произнес:

— Отменяю храп!

Женщина мгновенно замолчала. Я ее мысленно похвалил:

— Молодец, голубушка, так держать.

А дедочку предложил:

— Бери пример с жены.

Мне показалось, что его храп стал чуть тише.

— Умница, хороший дядя, а еще тише можешь?

Громкость храпа заметно снизилась.

— Здорово, продолжай, — поощрил я.

После четвертого поощрения в купе воцарилась полная тишина, даже дыхание сладкой парочки различалось с трудом. Я почти мгновенно заснул. Разбудило меня деликатное похлопывание по плечу. Поезд уже прибыл на вокзал, и дедок решил, что меня пора поднимать. Я чрезвычайно обрадовался тому, что не пришлось вставать под нудное нытье проводницы, за два часа до прихода поезда требующей сдать белье, выстаивать томительную очередь в туалет, коротать время чаепитием и так далее. В прекрасном настроении, полный бодрости и сил, я вскочил, за пару минут оделся и рванул в метро.

Возможен сокращенный вариант этой техники: вместо монолога поощрения можно произнести:

— Та-а-а-к! — растягивая гласный звук, напевно произнес Болеслав. — При этом нужно четко отдавать себе отчет, что же вы поощряете, каково ваше намерение.

Весьма любопытная игрушка — общение с различными домашними приборами: компьютерами, телефонами, холодильниками, фенами, утюгами, стиральными машинами… Вспоминается история, рассказанная юмористом Михаилом Задорновым. Был проливной дождь, и сильный порыв ветра вырвал зонт из руки пьяного мужика. Брезентовая крыша полетела прочь, и мужик закричал вдогонку:

— Стой, падла, а то пропью!

То есть иногда можно и кнут применить, особенно, если с юмором, без злобы. Пара историй на ту же тему. Кота отучили гадить в ботинки, поставив рядом с ними его миску. А мой друг, автомобилист, когда машина барахлит, грозит ей:

— Если не заведешься, продам тебя лицам кавказской национальности! Они на тебе арбузы будут возить!

У моего приятеля этот метод срабатывает безотказно!

Жена недавно рассказала мне, что во времена социализма купила в комиссионке крупповский электрофен. Он был с трещиной, но гораздо лучше продававшихся в магазинах. Жена постоянно общалась с феном, хвалила его, говорила, что он — самый лучший. Когда от прибора начинало попахивать горелым, разбирала его, успокаивая, что сейчас достанет из него запутавшиеся волосы и ему будет легко работать. Фен прослужил пять лет и сломался, только когда надоел хозяйке и она начала присматривать себе новый.

Естественно, на похвалу отзываются растения и животные. Как-то раз перед началом выездного семинара мне подарили розу. Я сначала подумал, что после семинара ее придется выбросить, ведь цветок пробудет часов шесть-семь без воды. Но, вспомнив, что я играю в волшебника, произнес:

— Прекрасная роза, я даю тебе шанс — расцвети, порадуй мир своим запахом и красотой.

После этого я дал команду своему телу нагреться. Почувствовав разогрев во всем теле, как раньше говорили — магнетизм, я направил его розе.

— А как направили? — спросил дядя Миша.

— Вот так, — ответил Болеслав, сделав из пальцев трубу и приставив ее к центру груди.

— Вы серьезно? — в замешательстве уточнил дядя Миша.

— Серьезней не бывает. Как работает ленивый волшебник? Достаточно сформировать намерение послать поток, сделать вид, что ты почувствовал, как энергия исходит из груди.

Четыре вечера проходил семинар, и роза не только не погибла, а с каждым днем расцветала все пышнее. Каждое утро я искренне восхищался ею, и мне казалось, что роза была мне благодарна.

Одна девушка, посетившая мой семинар, поехала в деревню к своим родителям. Мать ей пожаловалась, что куры плохо несутся. Девушка посоветовала родителям поощрять кур за каждое снесенное яйцо. Мать отмахнулась, а отец внял совету и, как только слышал кудахтанье курицы, тут же начинал ей вторить: «Так-так-так, так-так-так!» Кроме того, отец стал кормить петуха пророщенным зерном. Яйценоскость кур возросла в полтора раза.

Техника куша. Воображаемый куш

В книге Карен Прайор «Не рычите на собаку», откуда взята идея поощрения, есть понятие сверхпоощрения или куша, который во много раз превосходит привычное поощрение и является сюрпризом для субъекта.

Приведу пример куша. У моих знакомых, супружеской пары и их сына, есть огромный прожорливый кот-ворюга, по кличке Руслан. Однажды мать приготовила большую миску холодца. Сын, решив пообедать, достал миску из холодильника и поставил ее на стол. Затем он на пять минут вышел из летней кухни, а когда возвратился — холодца не было. Кот при его появлении выскочил за железную сетку и убежал. Как он успел сожрать такую гигантскую порцию, остается загадкой.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения моих знакомых. Чтобы отучить кота воровать, хозяева решили выдать Руслану куш. Приготовили все, что он любит: жареную свинину и курицу, сметану, картошку сырую нашинковали. Красиво разложили все это по тарелкам и расставили на столе. Мать семейства позвала кота:

— Руслан!

— Мя!

— Руслан!

— Мя!

— Русл-а-а-н!!

— М-я-я-я-у!!!

— Иди, мой любимец, отведай разных блюд. Я специально для тебя приготовила.

Обжора подошел к тарелкам и, не веря своему счастью, покосился на хозяйку. Кот по очереди обнюхал все тарелки и, чавкая, начал жадно есть свинину. Затем он перекинулся на сметану, после чего стал метаться между тарелками, не зная, чему отдать предпочтение. Через некоторое время обожравшийся кот нетвердой походкой вышел на улицу, отрыгнул в кусты и нехотя приплелся обратно. Он с отвращением посмотрел на оставшуюся еду, но, «собрав волю в лапу», заставил себя все доесть и уснул прямо на столе.

С тех пор воровать перестал. Заходит на кухню, но чтобы со стола что-то утащить, ни-ни.

Можно выдавать воображаемый куш. Вот впечатляющий пример. Девушка по имени Наташа целый год пыталась получить высокую руководящую должность в госструктуре. Назначение зависело от крупного областного начальника, товарища Г., который заявил, что эту должность она получит «только через его труп». Переговоры о назначении Наташи вели разные люди, но товарищ Г. был непреклонен и, услышав ее фамилию, из своего обычного умиротворенного состояния переходил на крик и вой. В общем, дело было безнадежным.

Решившись на последнюю попытку уломать неприступного начальника, Наташа вместе с «переговорщиками» поехала на прием к нему. Сидя в приемной, она услышала из кабинета товарища Г. его вопль:

— И чтоб ноги её здесь не было! Только через мой труп!

Наталья выдала начальнику воображаемый куш: посадила его, гордого и непреклонного, на величественный трон, обтянутый голубеньким ситцем в веселенький цветочек. Затем она стала катать товарища Г. на троне по всем коридорам этого солидного учреждения. Девушка представила, что встречные, улыбаясь, кланяются начальнику и с умилением машут ему платочками.

Наташа развлекалась от души и вдруг услышала, как, не меняя тональности и силы крика, товарищ Г. завопил:

— И чтоб ноги её не было в моем кабинете! У нас приемом занимается отдел кадров — пусть туда и идет, оформляется, как положено, а не отнимает у меня время. Вот сдаст сегодня все документы — подпишу назначение!

И действительно, подписал в тот же день.

Теперь упражнение: выберите человека из своего окружения, с которым хотели бы улучшить отношения, или от которого вы зависите, или которому хотите помочь, чтобы он денег заработал или выздоровел и так далее. Это может быть ваш родственник, близкий человек, коллега по работе… Выдайте ему воображаемый куш.

Многие тут же закрыли глаза и стали выполнять упражнение.

Через пять минут Болеслав произнес:

— Думаю, достаточно! Можете доработать куш, когда пойдете домой. Кто хочет поделиться своей придумкой?

Вперед вышла женщина, похожая на казахскую певицу Розу Рымбаеву:

— Я такой куш для мужа придумала! Заходит он в спальню перед сном, а я стою в углу на коленях и молюсь на его фотографию, вставленную в рамочку и висящую в углу. Свет в комнате погашен, а лик супруга на фотографии освещен свечкой.

Из зала послышались аплодисменты и крики: «Браво!»

Деньги. Кошельки из сновидений, деньги в книгах

— Теперь давайте обсудим два важных элемента ПКМ, картины мира о деньгах и о лечении. В религии ПКМ поклоняются деньгам, потому что они являются средством материализации объектов. Чтобы интересно было играть в деньги, нужно придерживаться канонического догмата, что вожделенных бумажек на всех не хватит. Поэтому принято считать, что деньги достаются тяжело. Попробуйте расширить привычную картину мира о деньгах, но для начала пусть новая картина будет незначительно отличаться от ПКМ. Другими словами, придумайте нестандартные пути появления денег.

— Завтра отдадут все долги, даже десятилетней давности, в пересчете на современные условия жизни, — заявил мужчина в костюме, похоже, бизнесмен.

— Я получу наследство в Бенгалии от неизвестного мне ранее родственника, — с азартом выпалила девушка, по виду студентка.

— Всем участникам войны выплатят по тридцать тысяч рублей, — с серьезным видом заявил дядя Миша.

— Я выиграю Джек-пот, — выкрикнул парень с заднего ряда.

— А я — в какую-нибудь лотерею, — поддакнула его соседка.

— Придумайте теперь чуть более необычные пути появления денег, — предложил Болеслав.

— Деньги можно находить в самых неожиданных местах, при весьма странных обстоятельствах, — сказала Юлька.

— Давайте разработаем эту тему подробнее. Как и где будем деньги находить? — подбросил вопрос Болеслав.

— На улице, на работе, дома, в школе, в институте, в метро, — посыпалось со всех сторон.

— Очень хорошо. А откуда там будут браться деньги? — задал каверзный вопрос Болеслав.

— Это к чему же вы нас призываете? Чтобы для нас люди деньги теряли, а мы будем их находить?! — возмутился дядя Миша.

— Вот вы и продемонстрировали в очередной раз ПКМ, — констатировал Болеслав. — Так откуда деньги на улицах берутся?

— Кто-то ходит и разбрасывает, — неожиданно выпалила симпатичная шатенка невысокого роста. Зал грохнул дружным хохотом, а Болеслав спросил:

— Чего хохочете?

Ответ шатенки был молниеносным:

— Потому что знаю, кто!

Тут уж и дядя Миша согнулся пополам от смеха, а Болеслав только и смог, что показать шатенке большой палец:

— Замечательный пример жонглирования картинами мира!

— А я недавно мобильный на лавочке материализовал, — сообщил Тараканов. — Чтобы заткнуть ПКМ, объяснил, что сам себе его и подбросил, из будущего.

— Блестящая волшебная картина мира! — оценил Болеслав. — Из будущего можно тягать любые предметы.

Дядя Миша с волнением в голосе запротестовал:

— Ага, так я все блага сюда перетащу, а в будущем ничего не останется!

— Не переживай, дядь Миша, будем из прошлого таскать, — с серьезным видом парировала Юлька, вызвав новый приступ смеха аудитории.

Болеслав проиллюстрировал финансовую тему впечатляющей историей:

— На одном семинаре во время перерыва ко мне подошла девушка и рассказала, что несколько раз находила кошельки на улице. Причем, сначала Надя создавала их в осознанном сновидении. Например, идет во сне по улице своего города, недалеко от дома. Понимая, что находится во сне, она дает команду: «Появись, кошелек!» Надя сразу видит лежащий на земле кошелек и поднимает его. Открывает, пересчитывает деньги и дает команду: «Просыпаюсь!» Вот проснуться с кошельком в руке девушке пока ни разу не удалось. Она неспеша одевается, идет в то место, где материализовала кошелек во сне, и находит там портмоне с деньгами. Логично предположить, что не кто-то потерял кошелек, а Надя материализовала его, посредством сновидения.

— Горазд ты сказки рассказывать, Болеслав, — ерепенился дядя Миша.

— Это в вас материалистическая картина мира говорит, ведь вы на ней выросли. А волшебная картина мира у вас еще слабая, замороженная с детства. Хотите стать волшебником, придется о ней чаще вспоминать. Сегодня можете вдоволь налюбоваться своей атеистической религией. Почти все люди, в том числе и я, являются биороботами, зомби, религиозными фанатиками, загипнотизированными ПКМ. Во что они верят, чем загипнотизированы?

— Люди верят, что их картины мира описывают реальность, — ответил Вовка.

— Браво! Доходить начинает, — похвалил Болеслав.

— Кажется, до меня тоже потихоньку доходит, к чему вы клоните уже второе занятие, — признался дядя Миша. — Но это сложная штука: как бы заново построить мир, который будет похож на привычный и, одновременно, будет отличаться от него.

Болеслав продолжил:

— Возможна такая картина мира: все здесь возникает из пустоты, из пространства сновидений, а потом туда и возвращается.

Однажды я купил себе новый книжный шкаф и стал расставлять книги в нем. Когда подносил очередную стопку книг, верхняя книга упала, и из нее выпали две купюры номиналом в десять долларов. «Вот это подарок», — подумал я. Ум привык все объяснять, и в моей голове включился внутренний диалог между материалистической и волшебной картинами мира.

— Как это? — спросил дядя Миша.

— Отслеживать свои внутренние диалоги очень полезно — это сильная практика. Итак, привожу диалог между ПКМ и ВКМ:

— Наверное, сам положил и забыл.

— Нет, точно помню, что купюр такого номинала давно в руках не держал, а книга — новая.

— Значит, положил кто-то, кто держал эту книгу в руках раньше.

— Чепуха. Давай-ка лучше подпитаем волшебную картину мира: деньги материализовались из ничего.

— Так не бывает.

— Ладно, объяснение специально для тебя: деньги взялись из пространства сновидений.

— Чушь.

— Вспомни Надю, которая сначала находит кошельки в осознаваемых снах, а потом наяву.

— Стоп, — сказал я, — дискуссия закрыта. Выбираю играть в волшебную картину мира, потому что я вспомнил, что сформировал намерение стать волшебником.

— Теперь про диалог понятно, а что за сны такие особенные? — не отставал дотошный дядя Миша.

— Осознаваемый сон — это сон, в котором знаешь, что спишь. У кого такие были?

Больше половины присутствующих подняли руки.

— А зачем они нужны? — не унимался дядя Миша.

— Так сразу и не ответишь… Чтобы кошельки материализовывать.

— Хватит давать дурацкие ответы! Что вы все вокруг да около, отвечайте по существу.

— Сновидения — это еще один способ изучения мира, в котором мы живем. Есть мир бодрствования и мир сновидений. Они тесно связаны друг с другом и по сути являются единым пространством, которое мы учились разделять с самого детства. Объекты и события переходят из одного мира в другой. Сны большинства людей состоят из кусочков бодрственного пространства, которые могут причудливо сочетаться между собой. Какие-то привычные причинно-следственные связи из мира бодрствования поддерживаются в сновидении, а какие-то нарушаются.

Например, приснился мне умерший родственник. Я его во сне узнаю, многое про него помню, а то, что он умер, я забыл, и вспоминаю это, только проснувшись.

С другой стороны, яркие сны или куски снов могут сбыться целиком или частично. Объекты этих снов могут появляться наяву в измененном или таком же точно виде.

Вот вам упражнение: представляйте красочно какой-нибудь объект, и через некоторое время можете увидеть его наяву. Нужно только вложить в образ энергию, ярко представить цвет предмета, прорисовать его детали, вызвать у себя ощущения прикосновения к его поверхности, почувствовать запах.

Однажды я представил себе граммофон, в качестве воображаемого куша для жены, и через час увидел в автобусе огромный синий граммофон.

Необязательно объект появится через час. Он может не появиться вообще, хотя это бывает редко. Здесь работает следующий механизм или картина мира. Если у вас сформировано намерение встретить объект в будущем, то вы почти наверняка подберете что-то похожее. Сновидения — это большая отдельная тема, а сейчас вернемся к теме денег.

Деньги в квартире, домовой

— Можно еще больше обнаглеть в размывании ПКМ и разрешить себе находить деньги прямо в своей квартире. Уважаемые танцующие волшебники, кто и где находил деньги дома?

— Я — в старой одежде, а я — в ящике для инструментов, в постельном белье, в книгах…, — наперебой выдавали «грибные места» участники семинара. Оказалось, почти все хотя бы раз в жизни обнаруживали у себя в квартире деньги, взявшиеся невесть откуда.

— А кто регулярно находит деньги дома?

— Я, — встала обаятельная дама лет тридцати пяти в облегающем костюме.

— И где вы их находите? — поинтересовался Болеслав.

— Да везде! — ответила дама, — мне домовой подбрасывает.

— Вот и проявились особенности национальной волшебной картины мира! — воскликнул Болеслав, — продолжайте.

— У меня два домовенка живут, Федька и Гришка. Я и друзьям домовых раздаю.

— Откуда вы их берете? — поинтересовался Болеслав.

— У нас в офисе есть сотрудник, Володька, неопрятный холостяк, вечно жалующийся на жизнь. Я ему и предложила:

— Заведи себе домового, глядишь, и жизнь наладится.

Он недоуменно посмотрел на меня:

— А где я его возьму?

Из окна нашего офиса виднеется полуразрушенное здание, и мой взгляд упал на него. Я подвела Володьку к окну:

— Вон, видишь, дом заброшенный? Там еще один остался.

— А как мне его забрать?

— У меня пирожок есть, сынишке купила, им и заманим.

Пошли мы с Володькой в этот дом, поднялись на третий этаж. По дороге я сочинила стишок:

Выходи ко мне, дружок, Домовенок, появись! Припасла я пирожок, И с тобою поделюсь. Буду я тебя любить И кормить тебя. Ты — квартиру сторожить, Охранять меня. Мы с тобою сотворим Много славных дел. Все вершины покорим, Счастье — нам удел!

Я велела Володьке:

— Выучи заклинание и произнеси его от всего сердца, со всей любовью. Давай порепетируем.

Володька возбудился, глаза у него загорелись. Я куском побелки нарисовала на полу круг и зажгла свечку, которую с работы прихватила. Мы торжественно вошли внутрь круга, и Володька трясущимися руками поставил в центр блюдечко с пирожком. Потом он вдохновенно огласил заклинание. Пламя свечи затрепетало, и сверху раздался характерный стук. Я этих домовых сразу по стуку узнаю.

— Пошли, дружок-домовичок, — произнесла я.

Свечку мы погасили, и Володька бережно понес перед собой блюдечко с пирожком. Я ему строго-настрого приказала:

— Домой пешком иди, домовые в транспорте не любят ездить.

Трепетный Володька сорок пять минут до дома чапал. Ясное дело, после такого шоу удача попрет! На следующий день Володька рассказал, что ночью ему приспичило в туалет и, включив там свет, он увидел на полу пятьсот рублей. Поблагодарил он домового, а я ему посоветовала:

— Ты ему стопочку водки налей.

Утром Вовка влетел в офис совсем ошарашенный и поведал:

— Налил стопочку «Столичной». Проснулся, а на столе стопочка!

— Стопка за стопку, — брякнула я непроизвольно. Володька рассмеялся и продолжил:

— Начал стопочку разгребать, чего там только не было: денежные купюры аж со времен социализма, какие-то квитанции, билеты на поезд, серебряная ложка, носовые платки, конфеты, орехи и много чего еще.

Болеслав поблагодарил Эльвиру за интересный рассказ и обратился к аудитории:

— Ищите дома деньги. Можно искать специально, а можно сформировать намерение, что специально искать не буду, но они возникнут неожиданно. У меня хорошо получается последний вариант, так как моя ПКМ сильна. Объявляется десятиминутный перерыв.

Лечение. Аннотации, чудо-коробочка

— Теперь поговорим о лечении заболеваний, — начал Болеслав после антракта. — Что лечит человека, из-за чего он выздоравливает?

— Человек выздоравливает, опираясь на определенную картину мира. Какую именно — не имеет значения, — не дав никому опомниться, выпалил дон Педро.

Болеслав без паузы продолжил:

— Стандартные пэкаэмовские лечебные картины мира вы все прекрасно знаете. Как традиционные: белые круглые таблетки, цветные капсулы, мази, микстуры и другие лекарства, которые продаются в аптеках, биодобавки, всякие облучения; так и нетрадиционные: мануальная терапия, гомеопатия, экстрасенсорное лечение, народная медицина, магия, уринотерапия, голодание и т. д., и т. п.

Возьмем обычные лекарства из аптеки, почему они лечат?

— Есть иллюзия, что врачи знают, как устроено человеческое тело и, на основе этого знания, изобретают лекарства, которые посредством химических реакций воздействуют на организм, — ответил интеллигент.

— Замечательно, — сказал Болеслав. Юлька подскочила со стула:

— Анекдот на эту тему. Встречаются два фармацевта, один другого спрашивает:

— Как у вас дела?

— Нормально. Мы создали новое лекарство!

— Ну и как оно, эффективно?

— Очень эффективно! Еще бы к нему болезнь придумать.

Улыбнувшись, Болеслав повел повествование дальше:

— Итак, у современного человека вера в Бога заменена на веру в Науку, в данном случае — в Медицину. Иногда верят и в то, и в другое. Предположим, что кто-то безоговорочно верит в Медицину (это, в первую очередь, относится к людям старшего поколения), тогда любые рекомендации врача воспринимаются, как абсолютная истина, особенно, когда сопровождаются непонятными словами на латинском языке.

Вспомним картину мира первого дня семинара: в основе всего лежит намерение. Тогда основой исцеления являются намерения больного, лекаря, а также намерения тех людей, кто создавал и пользовался методом излечения. Я вас подвел к мысли, что в лекарствах лечит намерение. Утрируя, можно сказать, что в лекарстве лечит аннотация, куда в концентрированном виде вложено намерение создателя препарата.

На моем семинаре в Новосибирске придумали прекрасный способ излечения от любого заболевания. Чтобы от чего-то вылечиться, нужно сначала заиметь болезнь, то есть получить диагноз, подтверждающий, что у вас есть Это. Затем выбираются лекарства, в аннотации к которым указано, что они лечат Это. Сами лекарства можно не покупать, достаточно найти аннотации к нему. А что дальше?

— А дальше аннотации прикладываются на ночь к больному месту! — выкрикнул индеец. Все заулыбались, даже дядя Миша.

— Надо только побочные эффекты вырезать, — добавил Вовка.

— Ничего удивительного в этом нет, — сказал мужчина в строгом костюме и галстуке. — Я работаю гомеопатом, и мы так и говорим, что в наших лекарствах лечит информация. Неоднократно я применял такой трюк: диктовал по телефону рецепт лекарства, потом говорил, что бумажку с рецептом нужно на пятнадцать минут поместить в стакан с водой, чтобы информация перешла в воду, а затем пить «лекарство» три раза в день, по столовой ложке.

В зале захлопали в ладоши, затем слово взял Болеслав:

— Вы думаете, зачем я вам подробно рассказываю различные байки?

— Чтобы мы могли делать по аналогии, — встрял дядя Миша.

— Кстати, вспомнил чудесную картинку мира: даже если вы ничего не поймете на этом семинаре, у вас многое будет получаться. И вообще, «Понимание — приз для дураков!» — неоднократно повторяется в книге об ЭСТ-тренинге «Трансформация». Какой смысл в последнем высказывании?

— Понимание означает, что предъявлено объяснение, картина мира, и этой картиной мы отгораживаемся от загадочного, магического и фантастического мира, в котором мы живем, — ответил Тараканов.

— Напомню, чтобы вы тренировались в абсурдных объяснениях мира, к которым мы, впрочем, вернемся в дальнейшем.

Стало быть, истории рассказываются не с целью вас развлечь, а чтобы вы пробовали действовать так же, как в историях, или по аналогии. Зимой, во время двадцатиградусных морозов проходил семинар в городе-герое Туле, и там я рассказал о применении аннотаций для излечения от болезней. На второй день семинара женщина рассказала об апробации методики. У ее дочки целую неделю была ангина, которая не поддавалась лечению: температура не спадала, горло болело. Мама собрала все лекарства, которыми лечила дочку, и на ночь сделала компресс, приложив их к горлу девочки и забинтовав его. Утром температура была в норме, и отек спал.

— Конечно, — вставил дядя Миша, — целую неделю пить таблетки, когда-то девочка должна была выздороветь.

— Для объяснения любой ситуации можно загрузить полюбившуюся картину мира, но я вас призываю подпитывать волшебную, иначе какой смысл сидеть на этом семинаре?

— Да я автоматически, из чувства противоречия, — стал оправдываться дядя Миша.

— Ни в коем случае не прекращайте задавать свои вопросы, — с улыбкой сказал Болеслав, — этими вопросами вы проясняете свою картину мира и начинаете выстраивать волшебную.

— Я, между прочим, изучал НЛП, и команда «не прекращайте» как раз и призвана прекратить задавание вопросов.

— Бдительность, бдительность и еще раз бдительность, — ответил Болеслав, — враг не пройдет!

Продолжим тему излечения.

У одной девушки был затяжной насморк, мучивший ее полгода. Она вышла во время снегопада и сильного ветра без шапки и предъявила насморку ультиматум:

— Или ты исчезаешь сам, или тебе негде будет жить!

Насморк исчез за два дня, причем вместе с кашлем, которому хватило косвенного намека.

Другая женщина избавилась от зубной боли, при помощи песни:

Я прошу, хоть ненадолго, Боль моя, ты покинь меня. Облаком, сизым облаком, Ты полети к родному дому, Отсюда к родному дому.

И последняя история, от волшебницы Веры. Ее брат Сергей сломал ногу. Рана стала гноиться, долго не заживала, и его положили в больницу. Во время очередного визита Веры в лечебницу брат сказал, что прочитал в газете о каком-то аппарате, после облучения которым раны заживают гораздо быстрее.

Вера взяла баночку из-под крема и вставила туда электрический шнур со штепселем, оставшийся от старого калькулятора. Предприимчивая барышня подговорила главврача. Когда тот совершал обход больных, Вера сидела возле койки брата, с коробочкой наготове. Сергей спросил, можно ли ему пользоваться аппаратом. Врач подтвердил, что прибор отлично зарекомендовал себя.

Через пять минут после «включения» у брата появились красные пятна на ноге. Сергей сказал, что ему жжет колено. После первого сеанса положение значительно улучшилось. Во второй раз ногу зажгло сразу. Вера его подбодрила:

— Сереженька, еще немножко потерпи, зато быстрее пройдет.

Больные, коих в палате было еще семь человек, начали возмущаться, почему им не назначают эту процедуру. Вера стала «облучать» всех.

Вскоре Сергей выписался из больницы, и до сих пор не знает секрета волшебной коробочки.

На сегодня все. Подведем итоги: такайте, выдавайте куш, находите деньги, лечитесь и лечите.

А теперь танец.

Мытье ног в унитазе. Танец «Fill your cup»

— Погодите, — вмешался дядя Миша. — Хоть вы и говорили в первый день, что не довозите до угла, но со мной такая неприятная ситуация приключилась. Может, сделаете исключение для ветерана Бородинского сражения?

— Хорошо, за вашу чрезвычайную активность и огромный вклад в этот семинар, довезу, — согласился Болеслав.

Дядя Миша изложил суть проблемы:

— Я состою в совете ветеранов, и знакомый дал мне свое пенсионное удостоверение, чтобы я сделал ксерокопию. Пока я просматривал бумаги в своем кабинете, куда-то пропал полиэтиленовый пакет, в котором, кроме этого злосчастного пенсионного, были еще интересная книга и кошелек с небольшой суммой денег. Я уж подумал: «Бог с ними, с деньгами, хоть бы пенсионное нашлось, а то его восстанавливать мороки не оберешься».

Болеслав тотчас выдал рецепт:

— Приходите домой, снимаете носки, берете табуретку, полотенце, и … идете в туалет. Затем ставите табуретку напротив унитаза, опускаете ноги в толчок и спускаете воду.

Все засмеялись, а дядя Миша сначала опешил, а потом, улыбнувшись, ответил:

— Что-то подобное я ожидал услышать, поэтому и не решался просить.

— Вы, тем не менее, попробуйте, — с азартом произнес Болеслав, — ведь ничего не теряете. А теперь невероятно заводной танец, который всегда повторяется на бис на танцевальных кэмпах.

Болеслав задорно запел, тряхнув головой:

Fill your cup, drink it up, Лай лалай лала, Fill your cup, drink it up, Лайла лай лала, Рам, Рам, Рам, Рам…, Fish in the water is nit thirsty!

У Вовки от пения маэстро тотчас заполыхало в сердце, а на верхнюю часть головы словно одели невесомую ермолку из крупных мурашек. Болеслав известил, что почти все слова танца, кроме «thirsty» (жаждущий), учатся в пятом классе, и спросил, кто может сделать перевод. Интеллигент, стоявший в первом кругу, без запинки произнес:

— Наполни свою чашу, испей ее до дна. Рыба в воде не испытывает жажды.

Ведущий кивнул:

— Точно. Отталкиваясь от этих двух фраз, можно спекулировать картинами мира как угодно. Например, набившая оскомину эзотерическая «истина»: исполни свое предназначение, и только тогда ты будешь счастлив. Вот моя интертрепация: наиграйся в ПКМ, накушайся до отвала всеми наслаждениями и страданиями этого мира, чтобы стало тошно, и тогда, если захочешь, ты можешь стать свободным от ограничений ПКМ.

К Болеславу обратился вихрастый мужичок, загорелое лицо которого какими-то неуловимыми чертами или особым выражением отражало тот факт, что обладатель его бывает непрочь пропустить чарочку-другую, а потом побеседовать о смысле жизни и прочих высоких материях:

— Чашу дринкнуть я согласный, а вот по-английски не шарю. В школе немецкий учил, да и то одно четверостишие помню, из «Лорэляй» Генриха Гейне.

После чего любитель дриньков продекламировал с неподражаемой интонацией старательного первоклашки:

Ich weiß nicht, was soll es bedeuten, Dass ich so traurig bin, Ein Marchen aus alten Zeiten, Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Слушатели зааплодировали чтецу, а Болеслав улыбнулся:

— Вам пять баллов, потом принесете дневник. Кто не знает английского, пойте, как слышите. Санскрит тоже никто не знает, однако «Ом Мани Падмэ Хум» все пели.

Болеслав стал показывать движения: сделал шаг в центр с подъемом рук, изображая чашу, затем — шаг из центра, «опрокинув чашу» на себя, и повращался вправо и влево. На словах «Рам, Рам…» Болеслав подпрыгивающей походкой пошел вправо, на фразе «Fish in the water is nоt thirsty» совершил вращение вправо, а потом повторил все в левую сторону.

«Fill your cup» сразил Тараканова наповал своей экспрессией, зажигательностью и глубоким смыслом. Тараканов танцевал в неимоверном экстазе. По правую руку от него скакал индеец, глаза которого светились, как два прожектора, а тело совершало пружинистые прыжки и пируэты, похожие на движения шамана.

Болеслав ускорил темп: резко зачерпывал энергию, выплескивая ее на себя, и быстро вращался, раскручивая поток. На максимальной скорости, когда уже не хватало дыхания, тренер внезапно остановил танец.

Вовке показалось, что его тело загорелось ярким пламенем, превратившись в костер. Нагрелись даже пальцы рук и ног. Внезапно Тараканов понял, что его дыхание остановилось, и он не дышит уже несколько минут. Это не доставляло Вовке никакого дискомфорта, но привычная картина мира взяла свое, и его легкие стали очень медленно, почти незаметно, впускать воздух.

Обнимались подолгу, обмениваясь друг с другом бушующим Огнем. Потом бережно отпускали партнера, благодарили его взглядом и, слегка покачиваясь от пьянящей энергии, раскрывали объятия следующему. Ошалевший знаток «Лорэляй» констатировал во всеуслышание:

— Языков не знаю, но кураж круче, чем от «Столичной»!

В метро Тараканов мурлыкал «Fill your cup…» про себя, а на улице заголосил. Весь мир приплясывал вокруг, а в груди гудело жаркое пламя.

Вовка ходил с этой песней всю неделю, с нею ложился спать и с нею просыпался.

ГЛАВА 5. НОВЫЕ ВОЛШЕБНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВОВКИ С ЮЛЬКОЙ

Тараканов раздает поощрения. Воскрешение на автобусной остановке

Проснувшись, Вовка какое-то время лежал в постели, восстанавливая детали сна. Потом он стал перебирать эпизоды вчерашнего семинара и вспомнил о технике поощрений, которую красочно расписал Болеслав.

«Начнем день с похвалы, — решил Тараканов. — Если поощрять нечего, надо придумать, из пальца высосать». С причмокиванием пососав указательный палец, Вовка открыл глаза, осмотрелся и сказал себе:

— Палец вроде бы есть, и тело на месте. Кроме того, я сумел материализовать свою комнату. Славно, а ведь мог и не проснуться в знакомом мире.

Повеселевший Вовка спустил ноги с дивана и, обнаружив легкие и удобные замшевые тапочки, произнес:

— Лапти на месте, и даже удалось попасть в них ногами. Все получается, отлично. И ходить умею. Фантастика! А ведь этому надо было учиться несколько лет. Не ценим мы свои магические способности.

Зайдя в ванную, Тараканов порадовался: наличие унитаза было несомненно, и тот был свободен. Вовка одобрил фаянсовую посудину за безупречную трудовую деятельность и, оседлав его, похлопал по белым округлым бокам. Унитаз отреагировал бурным сливом.

Когда из крана потекла горячая водичка, Вовка радостно отметил сей факт:

— Лейся, лейся, моя сладкая, моя тепленькая. Хорошо, что ты есть в моей жизни. А как приятно, когда ты ласкаешь мое тело! Все замирает внутри.

Волна признательности к тому, что автоматически воспринимается как должное, несла его дальше. Потрогав жгучие батареи, Тараканов объявил благодарность им, а заодно и ветеранам центрального отопления — стареньким трубам.

Вовка почувствовал, что тело пронизывает тугой поток энергии. «Ну и ну, — подивился он, — какой жар можно вызвать простым поощрением». От йоги поток раскрутился еще больше. Вовкино тело потеряло вес, будто растаяв в кипящей лаве вулкана.

Включив компьютер, Тараканов похвалил умного электронного помощника и сохранил на компакт-дисках информацию, накопившуюся за несколько недель. Затем он проверил почтовый ящик, быстро ответил на письма и стал собираться.

Они с Юлькой договорились сегодня днем погулять по Москве, благо погода стояла отличная, 4–5 градусов мороза, как Вовка и заказывал.

Настроенный на раздачу «пряников», Тараканов вышел на улицу, продолжая поощрять мир. В синем небе ярко светило солнце, разбрызгивая на снегу разноцветные искры.

— Наше вам с кисточкой, Светило! Рад лицезреть твои лучи! Ты даешь энергию для жизни на Земле. Молодчина, свети дальше, — поприветствовал Вовка.

Он наслаждался выдачей поощрений, от которых привычный мир превращался в сказочный, вызывая у Тараканова детское удивление. Птицы летают, ну не чудо ли? Так! Люди ходят, и все разные, непохожие друг на друга. Как интересно, та-ак! Машины ездят, автобусы, — такие громадины металлические, и передвигаются, каким-то непостижимым образом. Так-так!

Где-то играла попсовая песня, что-то типа «Два брильянта, три карата», и мотивчик ее напомнил Вовке мелодию вчерашнего танца «И двери сердца его открыты всем». Танец вновь зазвучал внутри Вовки, даже все слова выплыли из памяти. Полыхнул Огонь, сердце раскрылось, и все, что окружало Тараканова, стало танцевать вместе с ним. С задорным «Ух!» плясали дома, деревья, прохожие, даже мусорные баки вместе с утренними «старателями», перелопачивающими горы пустой породы в поисках самородка.

Вовке пришла мысль, что мир сам по себе никакой, это мы его окрашиваем эмоциями, оцениваем, руководствуясь стратегией кнута или пряника: это «хорошо», а это «плохо». Причем выбор, похвалить или наказать, каждый делает сам, добровольно.

Тараканову вспомнилась миниатюра гениального Аркадия Райкина, который, в роли влюбленного, спешил на свидание к любимой, предвкушая радость встречи. Мир представлялся в розовых красках, и Райкин распевал:

А навстречу шли прохожие,$ Все на ангелов похожие, И улыбалось небо синее, И дивно пахла резеда.

Влюбленный напрасно прождал свою девушку, которая так и не пришла. На обратной дороге Райкин пел:

А навстречу шли прохожие, Все на дьяволов похожие, И несло капустой квашеной Из соседнего двора.

Окружающий мир не изменился, просто герой миниатюры одним махом все перекрасил.

На остановке Вовка щелкнул пальцами, вызывая маршрутку. Неподалеку, на утоптанном снегу, неподвижно лежал бомжеватого вида мужик с посиневшим лицом. Было неясно, то ли он спит глубоким алкогольным сном, то ли уже отбросил копыта. Тараканов распростер к нему руки и медленно, растягивая гласные звуки, драматическим голосом провещал:

— Разреша-аю жи-ить!

Мужик чуть-чуть пошевелился.

— Ожил! Великолепно, я тобой горжусь, — торжествовал Вовка, сам не ожидавший моментального эффекта.

Лежащий нечленораздельно замычал и принялся сучить ногой.

— Ты и говорить умеешь? Умница, хороший мальчик! А теперь вставай, холодно сейчас загорать, — поддержал его Тараканов.

Пьяный еще пару раз дернул ножкой и попытался оторвать зад от снега, но безуспешно. Потом догадался упереться для равновесия рукой и принял коленно-локтевую позу.

— Да ты совсем большой уже. Вон как хорошо у тебя получается!

Однако подопечный вовремя не затормозил и рухнул на правый бок. Вовка проигнорировал неудачу. Мужик поелозил немного и опять встал на карачки.

— Вот это другое дело, попку ровно держим. Давай, давай, дорогуша, — пел дифирамбы Вовка.

Громко мыча, Дорогуша перенес центр тяжести на руки, подтянув к ним левую ногу. Затем, поощряемый Вовкой, подтянул правую ногу и выпрямился.

— Браво, ты прирожденный эквилибрист! Тебе в цирке надо выступать, — возликовал Тараканов.

Оживленный пьянчужка покосился в Вовкину сторону и с победной песней двинулся, пошатываясь, в направлении гастронома.

Внутри у Тараканова все гудело от напора энергии, нахлынувшей от мгновенного воскрешения мужичка. Ведь не известно, жив или мертв был этот господин, когда Вовка обратил на него внимание. Чтобы воскрешение состоялось, и Вовкина крыша при этом не съехала, мозг интерпретировал происшедшее, как событие, возможное в ПКМ — лежащий спал, будучи пьян в драбадан, а потом проснулся. Тараканов предпочел подкрепить волшебную модель мира и поощрил себя:

— Я — танцующий волшебник, и оживил дядьку!

Тем временем подъехал нужный автобус, и окрыленный успехом Вовка, такнув, забрался в него. Тараканов сел на свободное место и подумал, что это ему награда за воскрешение. В кабине водителя негромко играла музыка, а потолок салона и верхняя часть лобового стекла были оклеены денежными купюрами разных цветов, времен, достоинства и стран. Здесь были и красные советские десятки с Ильичем, и сине-зеленые павловские тысячные купюры образца 1991 года, и украинские гривны, и узбекские сумы, и однодолларовые банкноты.

Разглядывая музейные экспонаты, Тараканов поощрил обилие дензнаков и пожелал водителю новых пополнений его коллекции. Тараканов постановил, что, поощряя мир, будет притягивать деньги: каждый «ТАК» материализует какую-то сумму, которая ищет кратчайший путь к Вовке, стараясь сильно не тревожить его ПКМ.

Пробка на мосту. Экзотические «ТАКи». «Да не оскудеет рука дающего!»

Между тем автобус, въехав на мост над железной дорогой, замер в плотной автомобильной пробке. Вовка посетовал, что здесь регулярно бывают заторы, особенно зимой. Скорость на узком мосту небольшая, и стоит какой-нибудь машине заглохнуть на морозе, как движение надолго парализуется. Убедительно объяснив себе причину затора, он спохватился:

— Волшебник я или где?

Вовка щелкнул пальцами, надавил воображаемую кнопку «Reset» и произнес молитву:

— Господи, перезагрузи этот мир!

Мир перезагружаться упорно не хотел и завис на одной картинке — в окне виднелась длинная вереница троллейбусов, беспомощно застывших на мосту. В Вовкином «компе» снова запустилась стандартная программа: «Похоже, у флагмана рогатых контакт пропал, и он застопорил все движение». Настроение у Тараканова сразу поднялось, когда он уловил двойной смысл последней фразы.

Вдруг Вовка увидел, что немного впереди в совершенно пустом троллейбусе сидит один-единственный мужик и, не обращая никакого внимания на разразившийся катаклизм, невозмутимо читает газету.

— Вот оно! Та-а-а-а-к!! Ну, крутой, все вышли, а ему хоть бы хны, в газетку уткнулся, — восхитился силой его намерения Тараканов.

Вся кавалькада троллейбусов тут же тронулась с места.

— Так-так-так, — подбодрил их Вовка, после чего его автобус также покатил вперед, к светлому будущему, и спустя пару минут съехал с моста на широкое шоссе.

От такой молниеносной перезагрузки Вовку окутало пеленой легчайших вибраций, в макушке покалывало. Цветовая гамма мира стала ярче и насыщеннее. По тротуару резвой стайкой неслись девчушки с пестрыми рюкзачками, видимо, спешили в школу, на вторую смену. Вовка, не раздумывая, вручил им по пятерке в дневнике. Увидев согбенную бабулю с тяжелыми сумками в руках, Тараканов приделал к сумкам белые крылышки, отчего бабулька сразу распрямилась и проворно засеменила.

Пассажиры Вовкиного автобуса были погружены в свои думы, их лица выглядели озабоченными. «Дед Мороз» поднес им по чашке горячего чаю и по пирожку с фейхоаевым вареньем. Народ заулыбался, кто-то начал травить анекдоты про Вовочку.

— Так-так! Как здорово мир отзывается на поощрения, — порадовался Вовочка.

Ответные приятности сыпались на него со всех сторон, как из рога изобилия, только успевай замечать. Тараканов вспомнил суфийскую пословицу: «Сделай один шаг по направлению к Богу, и Бог сделает десять шагов навстречу тебе». В новой интерпретации она могла звучать так: «Восхвали мир однажды, и он поощрит тебя десяток раз».

Водитель добавил громкость динамиков, и на весь салон зазвучала удалая песенка неизвестной Тараканову группы (больше Вовка эту песню не слышал):

Карлос, Карлос, Карлос Кастанеда, Карлито любит Мескалито!

«Докатились, скоро Пугачева с Киркоровым про древних видящих и неорганические существа запоют, — подумал Вовка. — А все началось с какой-то ерунды, с того, что я, проснувшись, поощрил свое появление в этом мире».

Ему пришла в голову стратегия укрепления волшебной картины мира и набора личной силы: не критиковать себя за то, что какое-то намерение не успело реализоваться, а хвалить за уже достигнутое.

Тараканов в уме начал перечислять свои достижения: «Мужичок поднялся — так, это я сделал. Автобус тоже я вызвал — так, места свободные есть — так-так, молодец. Из пробки выбрались — браво, опять моих рук дело. Бабуля поскакала, как козочка — и это я сотворил. Народ в автобусе повеселел — тоже моя заслуга, бурные аплодисменты, переходящие в овацию! Люди, если бы вы знали, как вам повезло, что вы едете вместе со мной!

Итак, неудачи игнорирую, а все заслуги приписываю себе, даже если для их осуществления и пальцем не пошевелил. Только так можно набраться наглости волшебника».

Мимо пронесся небольшой темно-зеленый автобус, прямо из американских военных фильмов, внутри которого восседала бригада негров в оранжевых рабочих жилетах и оранжевых строительных касках. Вовка обернулся, чтобы остановить чудное мгновенье, но транспортное средство пришельцев скрылось из поля зрения. С Таракановым едва столбняк не приключился:

— Вот это «ТАК»! Премного благодарен вам, смуглые братья по разуму. Откуда вы здесь? Впрочем, это не вы здесь, это я давно в перпендикулярном мире. Сновидение наяву поперло. Мы привыкли различать пространства яви и сна, хотя, возможно, это один и тот же необъяснимый мир-головоломка. Собирается ли вообще данная головоломка, неведомо. Да и кому интересно играть, если счет матча известен? А может быть, этот пространственно-временной паззл лишь ничтожная частичка гигантской мозаики? Вопросов всегда больше, чем ответов.

Сколько бы мы ни отгораживались от пугающей неизвестности пэкаэмами, сновидческая реальность просачивается сюда. Мир сновидений то и дело напоминает о себе мужиком с газетой в пустом троллейбусе, песней о КК, чернокожими ударниками капиталистического труда посреди сугробов спального района…

От философской темы Вовку оторвала еще одна нелепая сцена. Посреди перекрестка перед открытым канализационным люком на раскладной табуретке восседал мужик в валенках, телогрейке и матерчатом шлеме сантехника, а рядом с ним стоял какой-то прибор, напоминающий тестер. Сантехник держал провод, скрывающийся в провале люка. Сначала Вовка скумекал, что идет зимняя рыбалка, но для чего тогда тестер? Следующее предположение понравилось ему больше: это городской шаман, подключившийся по оптоволоконному кабелю к нижнему миру. На эфирном плане Тараканов связался с одиноким охотником за Силой, направил ему поток мю-мезонов, насыщенный флуктуациями дельта-нейтрино, и благословил:

— Удачной охоты, Маугли! Мы с тобой одной эманации, ты и я!

Переодетый в сантехника шаман поднял голову от портала в недры и на долю секунды встретился глазами с коллегой. Парад Нагваля продолжался.

Что происходило с Вовкой, передать сложно. Граница между дневным миром и миром сновидений размылась, тонкая ткань реальности колыхалась, как вуаль на ветру. Восходящий поток шальной силы потряхивал сделавшееся невесомым тело, которое, казалось, вот-вот оторвется от земли. Вовка напоминал «Боинг», замерший на взлетной полосе перед стартом, тормоза которого еле сдерживали тягу запущенных на полную мощь двигателей.

Автобус плавно притормозил возле остановки. Тараканов встал, и вибрации отхлынули.

Шагая к метро, Вовка припомнил, что поощрениями напоминает миру о своем намерении иметь больше денег. Вообще-то деньги были в этот момент Тараканову до лампочки, так как от энергетической наполненности тела он испытывал невыразимый восторг, который невозможно купить ни за какие сокровища. Но вместо созерцания мира и своего состояния, деятельная Вовкина натура требовала предпринять активное действие, и он решил направить свое внимание на материализацию главной ценности привычного мира. «Тем более, — подумал Вовка, — состояние может легко улетучиться и тогда слабой заменой ему будет чувство от обладания деньгами».

На глаза Вовке попалась странная конструкция. Ближайший фонарный столб был обвит телефонным кабелем, будто змеей. «Ага, — подумал Вовка, — вот и Кундалини материализовалась». Верхний конец провода, оборванный с мясом, свободно болтался, а нижний оканчивался эбонитовой трубкой от старого таксофона, висевшей в полутора метрах от земли. Снег на кабеле и телефонной трубке отсутствовал, хотя выступы столба были припорошены снежком.

Никто из прохожих не замечал диковинку, но Вовка-то находился в радикально улучшенном мире. Догадка молнией сверкнула в его мозгу: «Это же аппарат прямой связи с верхним миром, небесная вертушка. Так-так, хорошие спецы работают у Вседержителя в Пресс-центре по связям с общественностью. Оборудование малость устарело, а так шустрые ребятишки, вовремя повесили. Надо использовать подвернувшийся момент, звякнуть наверх, забросить намеренье».

Когда Вовка подносил трубку к уху, незыблемое здание ПКМ зашаталось, и он уже на самом деле не знал, ответят ему или нет. Слегка дрогнувшим голосом он сказал:

— Алло.

В трубке стояла полная тишина.

— Алло! — более твердым тоном повторил Тараканов.

Эффект тот же самый. «Возможно, динамик барахлит, или связь с космосом односторонняя», — перегрузился Вовка и добавил вслух:

— Добрый день! Девушка, будьте любезны, примите заказ на деньги. Срочный валютный перевод. Да, вариант любой, но лучше — сами знаете, какой. Телефонному отделу спасибо за оперативную работу. Привет Главному. До связи.

Вовка аккуратно опустил трубку. Взгляд его уперся в огромное лицо Че Гевары с рекламного плаката сотовой связи, бесстрастно взиравшее на разгул буржуазии в российской столице. На фоне красного знамени контрастно выделялись волевые черты лица пламенного революционера, прорисованные черной краской. Товарищ Че выглядел почти так же, как на обложке первого издания пелевинской книги «Generation П», только вместо эмблемы фирмы «Nike» на берете красовалась пятиконечная звездочка. Слоган гласил: «Достойному партизану — достойную связь!!!»

Великолепно, значит, сеанс связи с верхним миром состоялся, и заявка на пополнение Таракановского бюджета принята.

Следующий рекламный слоган, увиденный Вовкой, тоже был в кассу: «Деньги растут».

Возле продуктового магазина стояла старушка-нищенка, у ног которой лежала открытая кошелка с горстью монет. По стыдливому выражению интеллигентного лица и старенькой, но опрятной одежке было видно, что она не алкашка, а едва сводит концы с концами, и ей неудобно просить милостыню.

Вовка вытащил стольник и подал бабульке, в глазах которой отразилась благодарность. «Да не оскудеет рука дающего», — подгрузил он известную картину мира.

Остановившись на перекрестке перед светофором, Тараканов увидел, как с колеса грузовика, проезжавшего рядом, слетела небольшая бумажка и, неторопливо кружась, опустилась к его ботинкам, оказавшись на поверку тысячерублевой купюрой. «Повалили, родимые. А говорят, деньги с неба не падают», — азартно воскликнул Вовка. Стоящий сбоку парень с улыбкой обратился к нему:

— Давай поделим.

— Не могу. Это мне, персональный дар Великого Духа. Он может обидеться, — пояснил Тараканов.

Паренек понимающе кивнул.

В метро. Дедок с семечками, дядя Гиляй

Спустившись в метро, Вовка прошел к лавочке в начале платформы и уселся рядом с основательным дедом с густой седой бородой. Голову деда украшала меховая шапка, которую носили минимум десять лет. На нем были подшитые валенки, ватные штаны и выцветший синий плащ, такой древний, что сквозь износившуюся ткань то тут, то там торчали клочки ваты. Старикан неторопливо лузгал семечки, сплевывая шелуху в кулечек из газеты, и внимательно поглядывал по сторонам. У ног его стоял потрепанный объемный портфель коричневого цвета.

Тараканов мысленно поощрил живописного соседа:

— Этот тоже из параллельной вселенной. Чувствуется большая медитативная практика, вон как сосредоточенно семечки грызет. Мастер Щелкайя-йоги.

Придирчиво оглядев Вовку удивительно голубыми глазами, дед встал и чинно пошел вдоль платформы, продолжая грызть семечки и ни разу не оглянувшись на портфель. «Доверяет», — уважительно подумал Тараканов.

Дед вернулся, сел на лавку и, наклонившись, раскрыл портфель, в котором Вовка успел заметить моток провода, несколько отверток и молоток. Заинтригованный манерами и снаряжением чудаковатого попутчика, Тараканов пропустил свой поезд, продолжая наблюдение за дедочком. Тот извлек из недр таинственного портфеля газетный сверток и стал его разворачивать. Внутри оказалась стальная ложка и литровая стеклянная банка, в которой были вареная картошка, соленый огурец и большая котлета.

Дед, не обращая ни на кого внимания, стал вдумчиво кушать, тщательно пережевывая пищу. Вовка просто упивался, наблюдая за стариканом, от которого исходила сила и уверенность: «Подарок судьбы какой-то! Вот так незаметно они и живут среди нас, достигшие нирваны адепты. Пройдешь мимо и не оглянешься».

Опустошив содержимое банки, дедок вытащил из портфеля компактный железный термос и пластмассовую кружку. Громко прихлебывая чай, он развернул и принялся читать засаленную газету, в которую была завернута банка с едой. Увидев заголовок, Вовка с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Посреди страницы крупными буквами было написано: «Кто тот мужчина, который ходит к Мордюковой?»

Подкатил громыхающий поезд, и Тараканов вспомнил о свидании со знойной Юлькой. Уже входя в вагон, он обернулся к деду, который хитровато посмотрел прямо на Вовку и четко произнес:

— Я тот мужчина!

В вагоне были свободные места (так!), и Вовка уселся напротив старомодно одетого пенсионера, на носу которого были очки в золотой оправе, а в руках — томик Гиляровского «Москва и москвичи». Вовка вспомнил историю, приключившуюся с известным писателем московского быта начала века.

После революции дядю Гиляя не расстреляли и даже разрешили писать. Ехал он как-то в трамвае, газету читал. Вошел пьяненький пролетарий и начал к дяде Гиляю приставать:

— Сидит тут паршивый интеллигент, газету читает. А я, честный трудящийся и гегемон пролетарьята, смену за станком отмантулил, устал как собака, и вот стою тут перед…

Дядя Гиляй поднял голову и тихо так, вежливо, ответил:

— Извини, братец, я никакой не интеллигент, а такое же г…о, как и ты!

У пролетария от такой перезагрузки картины мира в голове что-то заклинило, и он сразу потерял к дяде Гиляю всяческий интерес.

Вдруг Вовка услышал:

— Тут дышать нечем, а он еще газету читает!

Тараканов не поверил своим глазам: рядом стоял настоящий московский «интеллигент», тощий и тщедушный (явно не дядя Гиляй) и нервно препирался с пьяным пролетарием. А тот вошел в раж и никак не мог остановиться:

— Ты такой-то, а мать твоя такая-то…

Вовка отменил скандал и выдал мысленный куш бузотеру, перенеся его на гавайский пляж. Пролетарий лежал под тенью раскидистой пальмы, держа в руке запотевший стакан с пивом. Рядом, на песочке, лежала газетка «Коммерсантъ» (в память дяди Гиляя), с уже очищенной воблочкой и бутылочкой пивка в серебряной чаше со льдом. Здоровенный негр с кольцом в носу обмахивал шефа опахалом из страусиных перьев, а тот, жмуря от удовольствия глазки, потягивал хмельной напиток.

Поддатый хрюндель, только что вопивший на «интеллигента», мирно засопел, завалившись на бок.

Тут в соседнюю дверь вошел здоровенный детина и пробурчал:

— Ннуу я ттебя сделаю, я ттебя сделаю…

Глаза богатыря были налиты кровью, как у быка на корриде, а голова вращалась из стороны в сторону, в поисках жертвы.

Вовка быстро нарисовал в воображении военный плац, на котором стоял длинный строй офицеров и солдат: корешей и братанов вошедшего мужика. В правой руке у каждого было по стакану самогона-первача, а в левой — огурец. Красноглазый гордо шествовал вдоль строя, с каждым чокаясь и принимая на грудь, а его генеральский мундир украшала массивная золотая цепь с крестом, болтавшимся на уровне пуза. Вместо криков «Ура», пацаны пели «конфетки-бараночки»!

В вагоне стало тихо, мужик задышал ровнее, глаза его остекленели.

Вовка сконцентрировался на внутреннем потоке. Ощущения потери веса, появившиеся у Тараканова после утренней йоги, последующих поощрений, и достигшие пика в автобусе, периодически накатывали на него, то усиливаясь, то ослабевая.

Вот и нужная станция метро. Юлька, как всегда веселая и излучающая огонь, поджидала его на платформе. На голове у нее были миниатюрные наушники от плеера. Она пританцовывала и напевала заводную песню на непонятном языке:

— Нина Яку Вайра Пачамама Хэй, Нина Яку Вайра Пачамама Ха!

Поздоровавшись, Вовка поинтересовался, о чем слова песни. Юлька, стащив наушники, разъяснила:

— Это танец индейский, обалденный. Что-то про Пачамаму, Великую Маму, точно не помню. У индейцев картина мира примитивная: Мать-Земля, Великий Дух и четыре стихии. И достаточно, незачем огород городить.

Парочка направилась к выходу из метро. Разгоряченный Вовка живо поведал о чудесах, которые с ним приключились, и своих ощущениях. У Юльки тоже нынче масть пошла. Вслух поощряя влиятельного чиновника, она получила долгосрочный кредит на расширение салона, под смехотворные проценты.

Джинн из палатки. Лотерейный билет

Беседуя, они шли с Юлькой вдоль ряда продуктовых палаток, тесно прилепившихся друг к другу среди сугробов. Их внимание привлекла дамочка в белом тюрбане, которая, приклеив объявление к бетонному столбу, быстро шмыгнула в стоящий рядом киоск.

Юлька с Таракановым подошли к столбу, на котором белел бумажный прямоугольник — половинка листа, вырванного из тетради в клеточку. Текст, состоящий из больших круглых букв, выведенных от руки синими чернилами, гласил:

Молодому симпатичному джинну срочно требуется для проживания одноместный кувшин (желательно медный). Куплю недорого или обменяю на джезву для кофе. Просьба горшки не предлагать. Обращаться по адресу: ул. Подольских курантов, дом 823, кв. 234. тел. 854739016.

— Ух ты! — воскликнула Юлька, — так-так-так, моя Машка как раз сейчас книжку про Хоттабыча читает. Кувшин, который мне на Восьмое Марта подарили, скоро до дыр протрет. Давай посмотрим, чего там тетенька в тюрбане делает.

Парочка направилась к застекленному книжному киоску с надписью «Роспечать», в котором скрылась странная дамочка.

В центре прилавка, пестревшего обложками любовных романов, криминальных сериалов и психологической попсы, возвышалась потемневшая от времени закопченная джезва, столь же нелепая посреди груды книг, как обветшалый средневековый замок с привидениями на фоне хрущевок с рекламой Кока-Колы и средств для эпиляции ног из Германии.

— Не эта ли джезва упоминается в объявлении? — проскочило у Вовки в голове.

Из-под прилавка послышалось бормотание, оттуда вынырнули две обнаженные по локоть женские руки с длинными ухоженными ногтями и, энергично потерев бока кофеварки, скрылись из виду.

Через несколько мгновений из-под прилавка повалил густой сизый дым, быстро заполнивший весь киоск и через окошко просочившийся на улицу. Необычайно едкий специфический запах наводил на мысль о том, что внутри подожгли пачку газет Белотапецкого ЦБК. Из киоска донеслось глухое завывание, прервавшееся приступом кашля, и среди клубов дыма появилась дамочка, в широченном цветастом балахоне, с чалмой из вафельного полотенца на голове. Чалму скрепляла брошь с крупным красным камнем, а лицо женщины обрамляла самодельная борода из белой шерстяной пряжи. Черные как смоль волосы волной спадали на плечи, а слегка раскосые карие глаза и изогнутые ровной дугой брови придавали ее округлому лицу восточное очарование. Вовке показалось, что он видел эту женщину раньше.

Между тем дамочка выдернула из накладной бороды волосинку и высоким сильным голосом запела:

Рыбка моя, я твой глазик, Банька моя, я твой тазик, Джезва моя, я твой джиннчик, Появись скорей, кувшинчик!

Тут уж Вовка с Юлькой не удержались и прыснули со смеху. Артистка, картинно обнаружив зрителей, медленно опустилась на стульчик. Тараканов, чувствуя неловкость за прерванный спектакль, дружелюбно произнес в окошко:

— Да вы не пугайтесь, мы никому не скажем.

— Благодарю, — ответила дамочка, — а то могут и с работы уволить. Ведь от передозировки дыма пожары бывают.

Юлька эмоционально добавила:

— Мы в восторге от представления! Вы неподражаемы!

Киоскерша распахнула дверь, выпустив на свежий морозный воздух потоки едкого дыма:

— Заходите, расскажу, зачем дурью маялась. Всю распирает, до сих пор поверить не могу.

Юлька с Вовкой зашли в тесную палатку и устроились на коробках с книгами. Когда актриса отцепила бороду и сняла балахон, они от удивления подскочили — перед ними была дама с семинара Болеслава, рассказавшая вчера про материализацию булочек и пропавшего видеомагнитофона.

— Ну что, узнали? — сверкая глазами, улыбнулась киоскерша. — Айгуль меня зовут. — Она повесила на окно табличку «Технический перерыв», нажала кнопку на изрядно пожелтевшем электрочайнике «Тефаль», который всегда думает о нас, и, поправив пряди волос, выбившиеся из-под чалмы, продолжила:

— Я давно мечтаю о своей квартире, а денег на нее не хватает, хотя муж неплохо зарабатывает. Вчера после танца набралась наглости и попросила-таки Болеслава подвезти до угла. Он присоветовал мне Хоттабыча из кувшина вызывать.

Я сделала себе чалму, накидку и бороду, а вместо кувшина бабушкину джезву приспособила. Сначала боялась, что люди скажут, мол, рехнулась тетка. А тут приперло. Кроме печатной продукции, я еще лотерейные билеты продаю. Завтра розыгрыш, и сегодня нужно сдать на фирму нереализованные билеты. Но я не могу этого сделать — киоск закрыть нельзя, а напарница моя заболела. Пришлось бы мне эти билеты оплатить из своего кармана, а деньги немалые.

Загрузила себя картиной мира: если привычные методы не помогают, остается играть в абсурд, заниматься контролируемой глупостью. Только джезву потерла, как начальница в дверь постучалась. Хорошо, что не успела дыму напустить, объясняй потом про джиннов из кувшинов. Оказалось, что билеты можно завтра утром до начала тиража отвезти в контору. Я себя похвалила:

— Так-так, молодец, волшебница!

Кураж-то поймала уже, и давай намерение на квартиру продвигать: настрочила объявление про кувшин, остальное вы видели. Авось получится. Меня устроит любой вариант, но лучше другой.

Айгуль разлила кипяток в граненые стаканы, опустив в каждый по пакетику «Липтона». Затем она извлекла из старенького покосившегося холодильника «Саратов» похожую на колбу пузатую темно-зеленую бутылку и добавила в стаканы по несколько капель густого бальзама с пряным запахом горных трав. Отхлебывая горячий ароматный напиток, Вовка похвалил джинн-вумен:

— Ну и Огонь вы распалили, у меня даже Кундалини поднялась, позвоночник гудит. Блестящий спектакль!

Юлька, выслушав рассказ Айгуль, предложила:

— Нам нужно купить лотерейный билет.

— Мне в лотерею не везет, больше рубля ни разу не выиграл, — возразил Тараканов.

Юлька отмахнулась:

— Задвинь свою ПКМ в дальний угол, мы в улучшенной вселенной! Сколько сильных «ТАКов» у тебя сегодня было: оживший дядька, рассосавшаяся пробка, автобус с неграми, сантехнический шаман, сеанс космической связи, падение денег с неба. А дедок с семечками, который ходит к Мордюковой? После встречи с таким просветленным мастером можно рассчитывать на везение в любом деле. И, наконец, эффектное появление Айгуль и загадочная история с лотерейными билетами, которые будто нарочно для нас оставлены. Я привыкла доверять интуиции.

Айгуль вспомнила историю из своей жизни:

— Я и раньше замечала «ТАКи» и накручивала их на свое намерение.

Однажды подвернулся мне мужичок. На первый взгляд Федор был интеллигентный, обходительный мужчина с чувством юмора. Но я не теряла бдительности: все они сначала пыль в глаза пускают, а потом оказывается, что с алкашом или бездельником связалась. Такое кино про мужчин у меня было.

Ехала я в электричке на первое свидание с Федором, в окошко поглядывала. И мечтала: «Хоть бы в этот раз порядочным оказался! Ничего, у меня глаз наметанный. Я его быстро раскушу, если что не так». Вдруг я увидела рядом с дорогой рекламный щит, на нем изображалась шахматная доска, а надпись внизу гласила: «У нас все ходы записаны». Приободрилась я сразу, появилась уверенность, что все идет как надо. То есть, такнув на эту рекламу, я разрешила появиться хорошему мужу.

Минут через пять в вагон зашел усатый парень с гитарой и микрофоном. За его спиной на брезентовых лямках висела железная хреновина, похожая на бензобак, но оказавшаяся динамиком. Усатик звонко запел Алкину песню:

— Ах, како-ой был мужчина, ну настоящий па-алковник!

У меня аж мурашки на затылке забегали. О том, что «под этой личиной скрывался, блин, уголовник», парень петь не стал, а перешел в следующий вагон под аплодисменты и звон монет.

Я обрадовалась:

— Хороший знак, будет мне с Федором счастье!

Так и вышло, души друг в друге не чаем. Не пьет, не курит, в проруби купается, на щеках румянец всегда, весельчак, работящий, в любви горячий. На баб, правда, то и дело поглядывает, так ведь пятнадцать лет на подлодке плавал, одичал. Зато хозяйственный какой, я его дядей Федором зову, как в мультике о Простоквашино. Самое интересное, что он настоящий полковник, капитан первого ранга, «кап раз» по-морскому.

Вовка подумал, что сегодня «ТАКами» регулярно подтверждал свое намерение обрести деньги. Вспомнился потолок автобуса в купюрах, заказ капиталов по прямому телефону Всевышнему, плакат «Деньги растут», тысячная бумажка, слетевшая с колеса. Поощряя все вокруг и испытывая от этого огромное наслаждение, Тараканов чувствовал, что его несет поток Силы, который создает наилучшие события.

— Все определяется силой намерения и Внутренним Огнем, а он разгорелся не на шутку. Пусть госпожа Фортуна откроет личико, — заключил Вовка.

— Я сегодня тоже в ударе, так что стоит попробовать, — подбодрила его Айгуль и голосом Мордюковой объявила: — Кто возьмет билетов пачку, тот получит … водокачку!

Затем она нацепила бороду, влезла в свой балахон, повернулась к Тараканову и, воздев руки вверх, загудела трубным гласом:

— О, Величайший из Великих, чья мудрость затмевает солнце! Приказывай, мой Повелитель, и я осыплю тебя немыслимыми дарами.

Вовка приосанился, сложил руки на груди, надул щеки и потребовал счастливый лотерейный билет. Айгуль, выдернув «волос из бороды», запустила руку под прилавок и положила поверх книг билет:

— Исполнено, мой Повелитель!

Когда ребята вышли из киоска, их обогнал ярко раскрашенный троллейбус с надписью на борту: «Страховая компания Владимир». Вовка радостно прокомментировал:

— Молодцы, именные троллейбусы пустили.

Марго — байкерша. Мистификация для Профи

Вернувшись домой, Тарканов удивился, увидев Маргариту — обычно она возвращалась с работы позже. Жена смотрела на кухне телевизор и, несмотря на жару в квартире, куталась в теплое шерстяное пончо с кистями. На кухонном столе лежал градусник. Увидев Вовку, Марго пожаловалась:

— Ангину где-то подхватила: горло болит, и температура высокая. Всю трясет, никак согреться не могу. Наверное, на работе заразилась, — у нас половина сотрудников на больничном. Сегодня отпросилась пораньше, а завтра придется идти, заменить меня некому.

— Отменяю простуду! — Вовка подпрыгнул и в прыжке звучно хлопнул тапочками, одетыми на руки.

— Отменяла уже, не помогает, — ответила Марго, доставая из шкафчика банку с малиновым вареньем.

Тараканов приласкал супругу и, закрыв глаза, начал придумывать ей воображаемый куш, чтобы та выздоровела. Он мысленно усадил Марго на сверкающий хромированными деталями мотоцикл «Harley Davidson», бензобак которого украшало изображение огнедышащего дракона. Байкерша была в черной кожаной куртке с металлическими шипами, заклепками и цепью, и в черной юбке из кожи. На голове Марго красовалась ярко-красная бандана, в ухе была массивная серьга, на руках были обрезанные перчатки, а на ногах высокие сапоги. Закончив воображать костюм жены, Вовка придумал сценарий куша: Марго с бешеной скоростью неслась по ночным улицам, оглашая округу ревом своего стального коня.

Вовка описал Маргарите, что ей надо представлять, чтобы выздороветь. Затем он сбегал в прихожую и принес свои старые кожаные перчатки, которые давно собирался выкинуть. Обрезал их ножницами и протянул перчатки Марго:

— Вот, натягивай.

— Мне и так плохо, а ты с какой-то ерундой пристаешь, — возразила Марго.

— Ты же не просто так их будешь носить, а с намерением выздороветь. Абсурд высвобождает огромное количество исцеляющей энергии, — обосновал Вовка и пересказал историю Болеслава, как бизнесмен заработал кучу денег, натягивая лифчики и изображая беременного таракана.

Жена хохотала до слез, и после такой красивой психотерапевтической метафоры согласилась надеть перчатки. Она даже пару раз «газанула», вращая кистями, как это делают мотоциклисты.

— Браво, браво! — вскричал Тараканов.

Предложение промчаться на швабре байкерша отвергла, это было слишком вызывающе для аристократичной Марго.

— Тогда тебе нужно спать в перчатках, чтобы намерение вылечиться проникло во время сна прямо в подсознание, — посоветовал «доктор».

Маргарита почувствовала себя лучше, температура у нее снизилась.

Смутная надежда Тараканова засесть за любимый компьютер не оправдалась — за ним уже сидел Профи, всем своим видом демонстрируя, что не собирается легко сдавать позиции. Быстро усвоив, что можно отменять-создавать события, он успешно сдал сессию и получил ощутимый перевес в перманентной битве за место у компьютера.

Чтобы захватить «землю обетованную», Вовка решил выдать Никите финансовое поощрение. Припомнив рассказ Болеслава о материализации денег в книге, Вовка придумал хитрый ход. Картину мира он подложил такую: если человек уверен, что деньги в каком-либо месте были, то материализовать их легче.

Тараканов немного порылся в книжном шкафу, стоявшем рядом с компьютерным столом, и озабоченно произнес:

— Елки-палки, не пойму, куда их засунул. Профи, я тут недавно деньги в книжку запрятал, 200 баксов, про запас, и забыл, в какую именно. Если найдешь, 25 процентов тебе. Все по-честному, как от государства за найденный клад.

Никита оживился и, уточнив область поисков, полез в книжный шкаф. Но толком поработать на компе Вовке не пришлось. Через пятнадцать минут улыбающийся Профи держал в руке две стодолларовые банкноты 2001 года выпуска. Они были найдены в томике Стендаля, купленном еще при социализме за макулатуру и явно не открывавшемся с тех времен.

Бурно похвалив кладоискателя, ошалевший Вовка признался, что деньги он в книги не прятал, а просто придумал эту историю, чтобы захватить комп. Никита не поверил отцу, хотя тень сомнения все же отразилась на лице юноши. Тараканов выдал сыну обещанные проценты в рублевом эквиваленте, по льготному курсу, и подумал: «Видимо, намерение получить вознаграждение подкрепилось намереньем быстрее сесть за компьютер».

Когда Вовка зашел на кухню попить чайку, Марго, подтянув перчатки, болтавшиеся на ее изящной кисти с тонкими пальчиками, сказала:

— Озноб прошел, да и горло меньше болит.

— Так-так-та-ак, моя хорошая, видишь, как перчатки действуют, — подбодрил Вовка мотоциклистку, погладив ее по голове.

— Надо еще перед сном выпить горячего молока со сливочным маслом, чтобы горло смазать, — добавила Маргарита.

— Горло смазать? — переспросил Тараканов, взгляд которого упал на глиняную бутылочку рижского бальзама. — Это отличная идея. Предлагаю смазать горло бутылки. У этой, пожалуй, горлышко маловато, сейчас другую найду.

Порывшись в шкафу под мойкой, он извлек пустую бутылку из-под коньяка «Черный аист», оставшуюся от новогодних праздников. Затем Вовка достал из холодильника сливочное масло и густым слоем смазал горлышко бутылки снаружи. Немного полюбовавшись «икебаной», Вовка заодно смазал и внутреннюю поверхность горлышка.

Марго иронически наблюдала за его манипуляциями, но Тараканов оставался предельно сосредоточенным на магической церемонии. После ее завершения он напомнил жене, чтобы та перчатки перед сном не снимала.

Когда Вовка забрался под одеяло, перед глазами замелькали кадры сегодняшнего дня, чрезвычайно насыщенного яркими событиями. Тараканову казалось, что он прожил не один день, а несколько месяцев. Он был переполнен впечатлениями и вибрирующей в теле энергией, и не сразу уснул.

Вовке подумалось, что если бы деньги сегодня не материализовались, его бы это мало волновало. Состояние весь день было сказочное. Выдача поощрений это мощная технология, позволяющая быстро войти в состояние танцующего волшебника. К тому же, игрушка для ленивых — ничего делать не надо, только наблюдай за миром. Два-три «ТАКа», и вызывается Огонь невиданной силы, а дальше формируй любое намеренье или просто наслаждайся жизнью.

Утренняя гладильная эпопея. Новый способ знакомства

Утром, когда Вовка работал за компьютером, ему пришла в голову мысль выдать Марго какой-нибудь красивый куш. Он вставил в CD-проигрыватель диск «Alhambra» Оливера Шанти и откинулся в удобном кресле. Слушая звуки испанской гитары и переливы голоса певца, завывавшего, как мулла с минарета, Вовка задумался: «Что же будет кушем для Марго?»

Подарить цветы, пропылесосить ковер, разобрать беспорядок, царивший в его комнате — нет, не пойдет, слабовато. Устроить Марго романтический ужин при свечах, облачившись в костюм с галстуком, которые Тараканов надевал раз в три года, по великим праздникам,? Уже лучше, но все равно недостаточно. Превосходным кушем была бы покупка красивой вещи, будь то одежда или украшение. Тараканов не любил дарить подарки и, ссылаясь на полное отсутствие вкуса, не баловал жену презентами. Марго, напротив, с удовольствием занималась выбором подарков и всегда попадала в точку, доставляя ими истинную радость друзьям и родственникам.

Пару лет назад Вовка выдал жене настоящий куш. Маргарита, всегда трепетно относившаяся к своей фигуре, мечтала тогда о тренажере. Когда Вовка приволок коробку с вожделенным стальным конем, глаза жены блестели от счастья. Намерения Марго ежедневно тягать руль тренажера хватило на пару месяцев, а потом она седлала его все реже и реже. Сейчас блестящий красавец, как и предполагал Тараканов, пылился в ее комнате, в качестве вешалки для одежды. Марго, искусный жонглер картинами мира, аргументировала сей факт тем, что от занятий на тренажере объем мышц у нее увеличивается не там, где хотелось бы. Вовка просто согнулся от хохота, услышав этот шедевр.

Если бы Вовка, отказавшись от постоянного сидения за компьютером, посвятил Марго целый выходной, это действительно был бы куш. Смотрели бы по телевизору детективные отечественные сериалы, любимые Марго; обнявшись, листали бы семейные фотоальбомы; сходили бы (даже страшно представить!) в театр или ресторан…

На такой подвиг Тараканов был не готов и подумал: «Может, потом как-нибудь, когда стану просветленным».

Вовка смутно ощущал, что в его поисках не хватает чего-то главного. И тут его осенило, что Любовь является главным кушем. Любая попытка выдать куш выглядит фальшиво, если сделана без любви, а любое действие, наполненное любовью, является кушем. Тараканов представил улыбающуюся жену. В груди разлилось приятное тепло, которым он с нежностью окутал Марго. Вовкина душа ликовала.

Тараканова посетила стоящая идея — перегладить кипу выстиранного белья. Гладить Маргарита не любила, особенно Вовкины рубашки и футболки, и копила их до последнего. Тараканов бросился к гладильной доске. Сначала получалось медленно, но потом Вовка наловчился. Совершая монотонные движения утюгом и наслаждаясь суфийскими песнопениями Шанти, он вошел в медитативное состояние, и Огонь внутри разжегся еще сильнее, заполнив все тело. Чтобы использовать бесценный труд с максимальной отдачей, гладил он с намереньем не только выдать куш, но и вылечить жену. Марго, увидев стопку отутюженного белья, точно выздоровеет от такого шока.

Пребывая в отличном настроении после совершенного по примеру барона Мюнхгаузена подвига, Вовка вышел из дома. Он собрался посетить салон Юльки. Вчера, оглядев его прическу критическим взором, эстетка вынесла «приговор»:

— Ходишь, как колхозник. Тебя надо срочно подстричь. Завтра приходи к нам в салон, сделаем из тебя Бандераса.

Тараканов с радостью согласился: общение с Юлькой доставляло ему удовольствие, да и подстричься не мешало бы.

Когда он проходил мимо продуктового рынка, бабулька, катившая тележку с большими термосами, обратилась к нему:

— Чай-кофе?

— Потанцуем? — поощрил ее Вовка.

— Пиво, водка, полежим? — озорно подбоченившись, выдала ответный «ТАК» бабуля.

Они обменялись улыбками, и, пожелав шалунье успешной торговли, Тараканов двинулся по направлению к метро. «Всего две фразы, а какой Огонь попер! Все-таки крутой у нас народ, мгновенно в игру включается», — благодарно подумал Вовка.

В вагоне подземки Тараканов обратил внимание на стоявшую рядом с ним симпатичную девушку в кроличьей шубке. Лицо ее выглядело грустным, а неподвижный взгляд был обращен вниз. Вовка стал исподволь наблюдать за ней, пытаясь уловить малейшее улучшение ее настроения.

Девушка слегка подняла голову, и Тараканов, глядя на нее, негромко сказал вслух:

— Та-ак!

Барышня тут же отвернулась. Однако через несколько секунд любопытство пересилило стеснение. Девушка выпрямилась и стала медленно поворачивать голову в сторону экспериментатора. Тот закудахтал, повышая громкость и высоту голоса:

— Так-так-так!

Когда их взгляды встретились, довольный Вовка громко поставил финальную точку:

— Та-а-ак!

Девушка залилась румянцем и, не отводя глаз, открыто улыбнулась. Между ней и Вовкой полыхнула вспышка невидимого Огня, воздух наэлектризовался от энергии. Все, кто видел эту сценку, улыбались.

Состоявшееся знакомство можно было продолжить, но Вовке пришла пора делать пересадку на другую линию.

Салон Юльки. «Ты у меня одна»

Юлькин салон Тараканов нашел без труда. Распахнув дверь, он увидел писаную красавицу с лучистыми глазами и искренней улыбкой, сидевшую за столом прямо напротив входа.

— Здравствуйте, заходите, — проворковала она.

Тараканов сказал, что ему нужно вызвать директора. Красавица нажала кнопочку на столе, и появилась Юлька, одетая в свободную белую блузку, бархатные штаны темно-коричневого цвета и модные полуботинки с длинными носами. По ее сияющему лицу Вовка прочитал, что Юлька гордится своим заведением, и сейчас она покажет салон, которым Тараканову надлежит восторгаться. Юлька пригласила Вовку в просторный светлый зал с дюжиной кресел, в каждом из которых сидели клиенты. Раздавалась тихая медитативная музыка. Песочно-синие тона стен как бы говорили: «Здесь вам будет уютно и комфортно». Тараканов отметил про себя молодость мастеров, возраст которых колебался от двадцати до тридцати пяти лет. Приятно было смотреть и на сильных молодых парней, и на девушек, которых можно было хоть завтра выпускать на подиум. Юлька, внимательно наблюдавшая за Вовкиной реакцией, наклонилась к нему и шепнула:

— Они не только влюблены в свою работу, не только молодые и красивые, но и умные. Многие занимаются энергетическими практиками, психотерапевтические штучки с клиентами применяют. Настоящие волшебники, только вместо волшебных палочек — машинка, ножницы и расческа. Теперь о семинаре Болеслава им рассказываю.

— Да, это бросается в глаза, — шепнул в ответ Тараканов.

Затем Вовка присмотрелся к пациентам. Явственно ощущалось, что многие из них балдеют, находясь в легком трансе. Юлька опять прочитала Таракановские мысли:

— Многие клиенты приходят сюда отдохнуть и расслабиться. У нас запись на два месяца вперед.

Чтобы не мешать таинству стрижки, Юлька увела Вовку в приемную и продолжила:

— Коллектив у нас очень дружный, все стараются друг другу помочь, выручить в трудную минуту. Все праздники и дни рождения справляем вместе — это театрализованные шоу, где каждый готовит свою роль. На этот Новый Год обыгрывалась тема любви всех времен и народов. Были смешные сценки любви неандертальцев, греков и римлян, крестоносцев, средневековых венецианцев, французских буржуа и, конечно, новых русских. Спектакль длился часа четыре, хохотали до упаду.

— Да ты просто фея, а салон ваш — сказочный замок, — искренне похвалил девушку Тараканов.

— Денек сегодня — просто нереальный! С утра в налоговой успела побывать, все подписала. Потом из санэпидстанции нагрянули с придирками, хотели, видать, чтоб я им ручку позолотила. Фигушки! Я им вместо этого воображаемый куш послала, и все окей.

Сейчас мне надо потолковать с шефом строительной фирмы, насчет ремонта после расширения салона. Он в моем кабинете сидит. Пока мы с ним общаемся, Оксанка тебя подстрижет. Это наш лучший мастер. Сейчас она свободна, клиент позвонил и отменил визит. Заодно о «ТАКах» ей расскажешь.

Тараканов быстро разговорился с Оксанкой и, чтобы объяснить идею поощрений за нужное поведение, привел пример из своей жизни:

— У меня был пес по кличке Ингус — породистый эрдель, красавец. Все окрестные собачники им восхищались: морда кирпичом, тело сильное, мускулистое, походка пружинистая и одновременно мягкая. Умница, настоящий интеллигент. Всегда смотрел только в глаза, за исключением случаев, когда сделает какую-нибудь пакость. Любил он поспать на нашей кровати и иногда не сдерживался. Придешь домой — глаза отводит, глядишь — на кровати куча песка. Приходилось наказывать.

Используя метод пряника, я научил Ингуса говорить слово «мама». По утрам пес делал зарядку: максимально напрягая тело, потягивался взад-вперед. Мышцы перекатывались по телу от морды до хвоста, образуя упругую волну. Поочередно поднимались все лапы, а сильно напряженный хвост вставал торчком. В конце движения широко раскрывалась пасть и оттуда раздавалось раскатистое: «Маааа!»

Я попробовал подражать собачьей йоге, так как было очевидно, что Ингус за несколько секунд прорабатывал все мышцы своего тела.

Однажды меня осенило. С утра я положил в карман плитку печенья и стал ждать собачью зарядку. Когда раздалось финальное «маааа», я со словами: «Молодец, Ингус, хорошо, маааа», выдал псу лакомство. На следующий день повторил дрессировку, причем у меня было ощущение, что пес этого ждал.

Я поощрил его рык и скомандовал:

— Ингус, скажи маааа.

Он, глядя преданным взглядом прямо в глаза, незамедлительно рыкнул, за что и получил печенье. Научить собаку говорить «мама» было еще легче.

Когда приходили гости и мы усаживались за стол, Ингус с нетерпением поглядывал на меня из коридора. На кухне ему разрешалось появляться только для приема пищи из собачьей миски и когда ему хотелось пить.

Выпив с гостями по первой рюмочке и закусив, я с таинственным видом говорил: «Сейчас покажу вам фокус», — и приказывал:

— Ингус, ко мне!

Пес срывался с места и усаживался передо мной, причем слюни висели у него до пола, а хвост выбивал барабанную дробь. Я командовал:

— Скажи мама!

Пес, нетерпеливо ерзая, уморительно собирал волю в лапу и, отчетливо разделяя слоги, издавал «ма-ма». Восторгу гостей не было предела.

Многому я научил своего эрделя, например, влезать на деревья, точнее, прыгать на них. Жалко, что Ингус удрал за течной сукой, и мы его не нашли. До сих пор по ночам снится.

Когда Оксана закончила укладку, Тараканов, оглядев себя в зеркале, остался очень довольным прической. Так ровно и аккуратно, волосок к волоску, его еще не подстригали. Вовка помолодел сразу лет на десять.

— Приятно, когда с тобой работает настоящий Мастер! — поблагодарил он парикмахера.

Юлька уже освободилась, и, расплатившись в кассе за стрижку, Вовка зашел в ее кабинет. Увидев его, директор хлопнула в ладоши:

— Тараканыч, ты просто фантастичен!

Затем девушка предложила сделать Тараканову массаж рук и головы, сказав, что это ее работа. Вовку не пришлось упрашивать дважды: обладая чувствительной кожей, он любил все виды массажа.

Юлька усадила Вовку в кресло, положила его руки на стол и начала медленно массировать пальцы. Тараканов не предполагал, что это будет так приятно. Юлькины руки оказались мягкими и неожиданно сильными, и Вовка моментально погрузился в глубокий транс, закрыв глаза и максимально расслабив все тело. Из рук волшебницы струилась мягкая, обволакивающая энергия, и Вовка ощутил, что она сама находится в трансе и сознательно посылает прану.

Пространство и время перестали существовать, и Тараканов не сразу понял, что Юлька начала массировать ему голову. Транс усилился, появилось ощущение, будто вокруг головы крутятся зеленые спиралевидные ручейки праны. Вовке почудилось, что тело потеряло вес и плавно взлетает вверх. Похожие ощущения изредка возникали у него во время расслабления после йоговских упражнений, но переживания от Юлькиного священнодействия были насыщенней.

Откуда-то издалека донесся шепот Юльки:

— Не надо так далеко улетать, пора возвращаться.

Тараканов стал медленно приходить в себя, и постепенно к телу вернулась привычная чувствительность.

— Действительно, фея! — восторженно поблагодарил девушку Вовка, когда открыл глаза.

Юлька также подзарядилась, делая массаж: щеки пылали румянцем, глаза ярко сияли. Она встала, включила электрический чайник и, нарезав тортик, принялась повествовать о шоу, разыгранном ей в налоговой, в лицах изображая комедию:

— Пришла сегодня сдавать документы. Народу в коридоре перед кабинетом инспекторши полно, отчетный период. Сидят все, трясутся, как кролики в ожидании удава. Инспектор у нас дотошная тетка, видно, мужика ей не хватает.

И тут я поняла, что забыла нужную бумагу. Но я же волшебница! Вытянув ноги, уселась на пол посреди коридора и с победным видом спросила:

— У кого есть чистый бланк?

Народ обалдел от такой наглости, на лицах было написано: «Сумасшедшая! Такие документы долго готовятся и тщательно перепроверяются, а у нее даже бланка нет». Высокий темноволосый парень протянул мне бланк. Я ему такнула:

— Спасибо, вы настоящий джентльмен!

Порывшись в сумочке, поняла, что впопыхах и ручку оставила на работе. Обратилась к очереди:

— Ручка найдется?

Люди уже хихикать начали, расслабились. Парень подал шариковую ручку. Меня понесло:

— Родина не забудет ваших заслуг! Какое сегодня число, кто-нибудь знает? Так, а месяц? Отлично, год я помню.

Смотрю, совсем повеселел народ. Стала вписывать сумму и ошиблась. Зачеркнула, рядом правильные цифры написала. В этот момент дверь приоткрылась, и оттуда выглянула инспекторша. Задержавшись на мне взглядом, пригласила вне очереди:

— А вы зайдите ко мне.

Я подала ей бумаги. Та полистала и, узрев зорким глазом исправления, завопила:

— И вы еще хотите, чтобы я это приняла?! Вы что, впервые сдаете финансовые документы? И не знаете, что зачеркивать в них нельзя? И ходят, и ходят, не могут нормально заполнить документы. Все нервы вымотали. Вас у меня много, а я у вас одна!

Дама сделала паузу, уставившись на меня испепеляющим взглядом. Откуда эта песня Визбора всплыла, не знаю, но я тихонько запела, нежно глядя на инспекторшу:

Ты у меня одна, словно в ночи луна, Словно в степи сосна, словно в году весна. Нету другой такой ни за какой рекой, Нет за туманами, дальними странами.

— Это меняет дело, — смягчилась инспектор, внимательно выслушав. — Пожалуй, я вам подпишу. Это не в моих привычках, но для вас сделаю исключение. Однако в следующий раз заполняйте документы правильно… и заходите ко мне почаще.

Наблюдая за артистичной Юлькой, Тараканов хохотал до слез. Когда та уселась в кресло, он покачал головой:

— Вы, женщины, загадочные существа. За мгновения придумать такой красивый куш!

У Юльки была еще куча дел, и, посидев немного, Тараканов отправился домой.

Куш для Марго. Выигрыш

Дома никого не было, и Вовка, собрав всю волю в кулак, чтобы не включить компьютер, стал убираться в своей комнате. Ему понадобилось около часа, чтобы разобрать валявшиеся повсюду дискеты, компакт-диски, кассеты, книги, листы с распечатанным текстом. Заодно он пропылесосил ковер и вынес мусор.

Комната преобразилась. Вовка с трудом узнавал компьютерный стол и книжные шкафы. Стопку выглаженного белья он водрузил на комод, обвязав ее красной лентой с бантом и засунув под ленту табличку «Самой лучшей из лучших жен, драгоценной Марго от Деда Мороза».

Его охватил азарт от начатой игры, и Тараканов нарядился в белую рубашку, черный галстук с желтыми ромбиками и единственный костюм. Зажечь свечи он не успел, ибо по характерному звуку понял, что пришла Маргарита. Вовка нанес последний штрих — засунул в карман пиджака позавчерашние носки, валявшиеся на кресле, и крикнул из комнаты:

— Маргусик, привет! Как твое самочувствие?

— Привет! Намного легче. Температура нормальная, горло почти не болит. Сама не могу поверить, что за одну ночь все прошло, — ответила из прихожей Маргарита, раздеваясь. — Ты опять прилип к своему компью…, — она запнулась на полуслове, увидев вышедшего к ней Вовку. Когда она обрела дар речи, то восхищенно прокомментировала:

— Что творится! Тараканов, я тебя не узнаю. Костюм, галстук, а как подстригли замечательно. Интересно, куда это ты собрался в таком виде, по бабам, наверное?

— Маргусенок, девочка моя, это все для тебя! Бабы сегодня не входят в мои планы. Никуда не собираюсь, мне захотелось устроить тебе небольшой праздник. Просто так, — загадочно улыбаясь, молвил Вовка. — И это еще не все. Когда зайдешь в комнату, лучше держаться за что-нибудь.

Заинтригованная донельзя Маргарита, забыв надеть домашнюю обувь, вошла в комнату мужа и застыла на месте. Медленно осмотрела ее и с изумлением на лице повернулась к Тараканову:

— Вовка! Что с тобой стряслось? Ты не заболел часом? Порядок небывалый, компьютер выключен. Что бы это могло значить?

Спасая свою ПКМ, Марго с улыбкой выдвинула последний аргумент, который мог объяснить разительные перемены:

— Все понятно. Значит, что-то натворил, а теперь подмазываешься. Или хочешь чего-то от меня получить. Давай, выкладывай.

Вовка со смехом обнял жену и поцеловал ее в губы:

— Я ждал эту фразу. Марго, тебе надо работать следователем! Но эта версия ошибочная. Я же сказал, что решил сделать тебе приятное. Вот только свечи не успел зажечь.

— Ничего не понимаю, — промолвила окончательно сбитая с толку Маргарита. — А зачем белье на комод взгромоздил? Неужели погладил???

— А это тоже сюрприз, — ответил таинственный Тараканов.

Когда Марго обнаружила табличку, а под ней отутюженное белье, она засияла от радости.

— Неужели это правда? Вовуля, у меня просто нет слов. Сколько ж ты его гладил, дорогой мой, полдня, наверное? — Марго даже слегка прослезилась и ласково обняла Вовку. Его обдало жаром, вверх по позвоночнику прокатилась энергетическая волна; уши, макушка и центр груди заполыхали. Немного придя в себя, Маргарита патетично изрекла:

— Ради этого мгновения стоило жить! Ваши деяния благодарные потомки высекут в граните: «Имя ваше известно. Причины непонятны. Но подвиг ваш — бессмертен!»

Покрасневший от удовольствия Тараканов, деланно смущаясь, принимал почести. Как рыцарь, получающий благословение дамы сердца, он преклонил колено, правую руку прижал к груди, а левую простер к Марго.

Весь вечер прошел на необыкновенном душевном подъеме, в атмосфере веселья и взаимных шуток. У Марго энергия била через край. Про горло она совершенно забыла. Профи, придя домой, недоуменно осведомился, отчего они такие довольные, и почему Вовка при параде. Маргарита пояснила, что дома большой праздник: папа наконец-то открыл все чакры, и в честь этого будет теперь регулярно гладить белье.

У Вовки энергия тоже бурлила, и, когда он сел поработать над сложной программой, с которой бился давно, в голову пришла красивая идея.

Внутри у него все пело, Вовка подумал: «Как приятно раздавать поощрения! Пожалуй, даже лучше, чем получать». Неожиданно позвонила ликующая Юлька:

— Тараканыч, ты не забыл, что лотерею купил?

— Забыл. У меня дома такой кайф творится. Марго, как Карлсон, летает.

— Так вот, сейчас по телику был розыгрыш, и ты выиграл 10 тысяч рублей. Поздравляю, Вовка!

— Да ладно, разыгрываешь.

— Нет же, говорю тебе, я сама очумела.

— Тогда справедливо будет поделить выигрыш пополам.

— Я не препятствую, спасибо. Сейчас узнаю, где и когда тугрики получать. Ну, пока.

Вот таким подарком Фортуны завершился для Вовки этот бурный день.

ГЛАВА 6. ТРЕТИЙ ВЕЧЕР СЕМИНАРА

Обратная связь. «Я тебе ножки помою», Барсик — добытчик, чудесный банкомат, подарки от Карлсона, «ТАКающий» Педро

Вовка летал как на крыльях, и неделя промелькнула незаметно. Третье занятие началось с гавайского танца «Малама», быстрого и брызжущего энергией. Тараканову особенно понравилась концовка, когда танцующие, сжав кулаки, энергично потряхивали перед собой руками, согнутыми в локтях под мощное «Э-э-э-э». Из политинформации Болеслава следовало, что «Э» означает у гавайцев «Да будет так». Этот утверждающий жест одним махом нагнетал энергию, и в паузе после танца Вовку охватил гудящий вихрь огромной силы.

Юлька опаздывала. Дядя Миша сидел на том же месте. Болеслав предложил поделиться успехами в использовании техники поощрений. Божий Одуванчик тут же с гордостью сообщила, что после шести поощрений угомонила пьяных соседей, орущих за стеной.

— А я за четыре «ТАКа» своего малыша усыпила! — отозвалась молоденькая девчонка в короткой юбке.

— Запись в книгу рекордов вам обеспечена, — заверил Болеслав.

Дама в шортах и широкополой шляпке, похожая на Незнайку из мультика, доложила:

— Мне очень понравилось поощрять песнями. Компьютеры у нас на фирме старенькие, а шеф не любит раскошеливаться. В моем кабинете сломался модем. Я его похвалила, поморгала глазами, как он — лампочками, пошипела. Он заработал. Подумала, что все равно надо новый модем выписать. Шеф у нас блондин, и я зашла к нему с песней:

Как люблю твои светлые волосы,

Как любуюсь улыбкой твоей…

Он заулыбался мечтательно, обмяк в кресле. Я без паузы продолжила, как бы между прочим:

— Кстати, Петр Григорьич, а не купить ли нам новый модем?

— В вашу комнату, что ли? Ладно, сделаем.

Народ похлопал изобретательной Незнайке. Болеслав предоставил слово приятной моложавой женщине из заднего ряда, которая давно тянула руку. Она пробралась в центр круга.

— Я мужу своему, Грише, такой куш выдала, что он пить бросил. Мне после семинара не спалось — энергии много. Села стихи строчить. Среди ночи муж завалился пьяный. Вместо того, чтобы ругать, как я обычно делала, обрадовалась ему:

— Гришенька, ты пришел, живой! Слава богу, а то я заждалась. Пойдем, мой хороший, я тебе ножки помою.

Он даже присел:

— Не, такого быть не может… Ты меня ругать должна, я же в час ночи пришел, пьяный.

— За что тебя ругать, я ведь тебя люблю, соколик мой ненаглядный. Ну, задержался, выпил немножко, — дело молодое, с кем не бывает. Главное, что ты есть у меня.

Гриша по стене так и сполз:

— Слушай, по-моему, я трезветь начинаю.

Ополоснула ему ножки тепленькой водичкой, полотенчиком махровым промокнула. Штормить Гришу перестало. Провела его на кухню. Ласково, как дите малое, усадила за стол:

— Ужин давно готов, сейчас накормлю тебя.

— Я уже совсем трезвый.

— Кушай, кушай, моя радость.

Поел, взгляд осмысленным сделался. Пробурчал:

— Давай я хоть посуду помою.

— Ну что ты, отдыхай, ты же устал. Я сама помою.

Ничего мой Гриша понять не мог. Посидел, глянул на меня жалобно:

— Можно, я тогда побреюсь?

— Зачем, я тебя и так люблю.

Сидел, сидел. Я прямо чувствовала, как у него шарики в голове крутились лихорадочно. Вдруг его как подбросило, радостно так воскликнул:

— А, я понял, это у тебя домашнее задание!

Зал взорвался хохотом и громовыми аплодисментами.

— Это еще не все, — продолжила женщина. — Вдруг Гриша заявил:

— А теперь я твои белые ноженьки помою!

Я обомлела, а он опустился на колени и уже начал тапочки снимать. В общем, помыл Гриша мои ноги и поцеловал их. Потом был сумасшедший секс, а в три часа ночи он стал мне в любви признаваться. Утром позвал меня и сына и дал торжественную клятву, что больше пить не будет.

Болеслав поцеловал рассказчице ручку и с энтузиазмом прокомментировал:

— Браво! Вот это безупречность волшебника! Беспрерывная, несмотря ни на что, трансляция похвалы, как с Гришей, может мгновенно перебросить вас в параллельный мир. В котором у мужа, начальника или ребенка будет другая «начинка», улучшенный характер, привычки, эмоции.

Полненькая пенсионерка убежденно возразила:

— Так это он неделю всего не пьет, а потом опять начнет закладывать. Дружки-алкаши затянут, их-то в параллельную вселенную арканом не затащишь. Я вон со своим до сих пор мучаюсь.

Болеслав ответил:

— Это всего лишь ваша картина мира. Чтобы преодолеть ее инерцию, нужно постоянно напоминать себе, что вы волшебница. А что вы будете делать, чтобы подтвердить свое намерение прекратить пьянки мужа, неважно: переделывать свое внутреннее кино, щелкать, прыгать, трусы коптить, поощрения выдавать. Тогда, глядишь, и дружки новые у мужа появятся или старые за ум возьмутся, или еще что-нибудь произойдет — мало ли параллельных вселенных.

Многие поглядывали на дядю Мишу, заинтригованные, чем завершилось мытье ног в унитазе. Но дядя Миша пока отмалчивался и нетерпеливо ерзал на стуле, выжидая момент, когда все желающие выскажутся.

Болеслав спросил, кому удалось материализовать деньги. Таких оказалось немало. Деньги обнаруживались в самых неожиданных местах: на улице, в туалете, дома — в постельном белье, в пустой банке из-под соленых огурцов, в заварочном чайнике, за зеркалом, в фотографиях, под скатертью на столе, в ящике с инструментами и т. д. Божий Одуванчик, например, нашла в немецкой рубашке, купленной в сэкондхэнде за копейки, 170 дойчмарок.

Сидевшая недалеко от Вовки Айгуль попросила слова. Переглянувшись с Таракановым, она застрекотала своей скороговоркой:

— Пришла вечером домой. Встречать меня вышел Барсик, здоровенный рыжий персидский кот. Бездельник тот еще, делать ничего не хочет, только кушает за троих, спит постоянно, да еще служит фабрикой по производству котят. Взяла его за шкирку:

— Как тебе не стыдно, паразит, все в доме что-то делают, один ты, бездельник, никакой пользы не приносишь. Хоть бы деньги в дом приносил, я ж тебя кормлю.

Закинула его в угол, села в кресло и стала вязать крючочком. Вдруг Барсик мой из-под дивана выкатывает лапкой какую-то бумажку. Он молодой и очень игручий. Мы ему бросаем на пол всякие комочки из фольги, которые он с удовольствием гоняет. Катит Барсик эту бумажечку, я посмотрела, какая-то она странненькая и скрипит не как фольга. Развернула, а это соточка рублей.

На следующий вечер я готовила мясо, кот ходил вокруг меня и скулил. Поощрила добытчика: порезав мясца, разложила веером на тарелочке с голубой каемочкой. Он покушал и пошкандыбал довольный. Возмутилась я:

— Что ты, Бася, за эгоист такой! Я тебя кормлю как в ресторане, а от тебя мяу доброго не дождешься. Иди деньги ищи, зараза.

В углу лежало несколько цветных целлофановых пакетов, а котик мой любит по ним шариться. Пошуршал он там, потом выскочил из угла, с пакетом на башке, и принялся с грохотом носиться по кухне, безуспешно пытаясь снять пакет. Отловила я Барсика, сняла пакет, а там стодолларовая купюра и два пятака мелочью. Чаевые, наверное.

— Молодец, продолжайте в том же духе, — одобрил Болеслав.

Следующим выступил сидевший рядом с Болеславом индеец, который в первый день семинара мастерски выполнил стойку на руках:

— До сих пор не могу поверить в случившееся. Я работаю журналистом. Несколько месяцев до семинара находился в жуткой депрессии, на грани разрыва с женой. Почему-то я вдолбил себе в голову, что семью могла спасти сумма не менее тысячи долларов, на семейную поездку в Прагу. Я считал, что если срочно не найду нужную сумму, то человек, которого я очень люблю, моя жена, не захочет больше жить с неудачником.

После первого семинарского вечера у меня разжегся сильнейший Внутренний Огонь. На прошлом занятии во время танца раздался звонок мобильного, хотя, войдя в зал, я его отключил. Звонила хозяйка телевизионного шоу. Она предложила принять участие в своей программе моему работодателю, которому я формирую телеимидж.

Я послал клиенту мысленный куш, и мы договорились о встрече в его офисе вечером следующего дня. По дороге я «наматывал» на свое намерение все поощрения, раздаваемые по пути: маме с коляской, шестисотому «Мерседесу», казино с разноцветными огнями, улыбающимся барышням, танцующим снежинкам… Входя в офис, я чувствовал себя способным свернуть горы.

Не успел я толком объяснить клиенту о сути предложения, как он согласился. В конце беседы он выдал мне гонорар, две тысячи долларов. Вот это да!!! Не успел я опомниться, как на голову свалилась еще одна сумма денег.

Увидев на улице банкомат, я вспомнил о своей пластиковой карте. Ее выдали для перевода зарплаты на работе, которую я давно забросил. Я стоял перед банкоматом, собираясь вставить карточку в щель. Умом я понимал, что денег на карте быть не должно: не может ни одна бухгалтерия начислить человеку деньги, если он два месяца не появлялся на работе. Несколько минут я уговаривал себя вставить карту в банкомат и никак не мог решиться.

Пританцовывая и раздувая Огонь, трижды обошел вокруг банкомата и, наконец, решительно вставил карточку в прорезь. В ту секунду я знал — деньги появились. Запросив остаток на счете, я увидел на распечатке четырехзначную сумму в долларах, значительно превышавшую размер моей двухмесячной зарплаты! Перед глазами поплыло, и в полуобморочном состоянии я побрел к метро.

Отношения с женой наладились, а завтра мы уезжаем в Прагу. На меня все будет падать с неба, я всегда знал об этом!

Когда индеец заканчивал рассказ, в зал влетела запыхавшаяся Юлька и, на ходу сбросив шубу, обратилась к Болеславу:

— Вы тут про деньги? Внимание, история из области фантастики!

Она пролезла на «арену» и, эмоционально жестикулируя, заговорила:

— Моей дочке Машке девять лет, и каждый год перед ее днем рождения мы писали письма Карлсону с просьбой исполнить ее желания. Затем я устраивала «феерию», развешивая по всей комнате воздушные шарики, всюду рассовывая подарки и сладости, примерно на тысячу рублей.

Вчера вечером сидели с Машкой, рассуждали о чудесах. Она у меня суперволшебница, деньги все время притаскивает. Вспомнили с ней, как четыре года назад воспитательница в садике мне пожаловалась: «Все дети как дети — листочки для гербария собирают, а ваш ребенок деньги ищет». Машка мне объявила тогда: «А зачем листочки искать, если я все время деньги нахожу?» И выгребла из кармана кучу мелочи. Я ей посоветовала искать по-крупному. На следующий день Машка принесла рублей двести различными купюрами.

В общем, поговорили, в душе возникло чувство здорового стервозного азарта. Я щелкнула пальцами и сказала:

— Хочу деньги, не выходя из комнаты. Хотя бы тысячу рублей!

Потом вспомнила, что собиралась позвонить давнему знакомому. Полезла искать его телефон, забралась на полку со старыми тетрадками и записными книжками.

И тут мне попался заклеенный конверт, на котором моей рукой написано: «Страна Чудес. Карлсону, который живет на крыше, от девочки Маши». Я сохраняю перлы дочки, но почему конверт заклеен? Распечатала его с единственной мыслью полюбоваться каракулями Машки двухлетней давности, вспомнить, что она просила. Когда я достала письмо, из конверта выпали две купюры по 500 целковых. Попыталась вспомнить, почему я их туда запечатала два года назад, но мозги отказывались найти ответ.

В почти коматозном состоянии я сидела на полу, с деньгами в руке и дурацкой улыбкой на лице. Позвала дочь:

— Маш, смотри, я нашла в книжке деньги! — соврала я про книгу, так как Машка до сих пор верит в Карлсона, и письма я от нее прячу.

Она ничуть не удивилась и с серьезным видом выдала мне разрешение:

— А ты еще где-нибудь поищи!

Я совсем ошалела:

— Где?

— Поройся в карманах летней одежды или в старых сумочках. У тебя их куча.

Я послушно встала и начала методично обшаривать карманы. Нашла еще рублей триста разной мелочью. В глазах появился лихорадочный блеск. За обложкой загранпаспорта лежало 10 долларов. Откопала старую сумочку, у которой внизу есть кармашек для зонтика. Я никогда им не пользовалась, так как у меня большой зонт-трость.

Осторожно, как в нору со змеей, засунула туда руку. (В этом месте Юлька сделала драматическую паузу). НИЧЕГО. Я удивилась: «Не может быть! Это такое классное место!» Засунула руку глубже и вывернула подкладку. Что-то захрустело…

Когда я достала оттуда 100 долларов, я думала, что у меня будет инфаркт! Сказала себе: «Стоп. А то крыша уедет. Если в доме еще есть деньги, я найду их в следующий раз». Показала деньги Машке. Она одобрила:

— Вот видишь, Карлсон и взрослым дарит подарки. А ты мне не верила.

Народ просто зашелся в хохоте, а неуемная Юлька азартно рассказала, как исполняла песню «Ты у меня одна» налоговому инспектору. Болеслав уже хотел закончить с обратной связью, но не тут-то было.

— Еще одну историю можно рассказать? Про «ТАКи», — сверкая безумными глазами, взмолился дон Педро.

— Валяй! — согласился Болеслав.

— Я понял, что в первую очередь надо себя поощрять. Вспомнил фразу, слышанную где-то: «Наши достоинства расцветают от похвалы, а недостатки — от наказаний». Мы не слишком-то балуем себя похвалой. И вот какую поэму сочинил:

Я себя любимого холю и лелею, Я себя любимого регулярно брею, А на морду бритую лью одеколон, У меня любимого жизнь как сладкий сон! Я себе любимому — все грехи прощаю, Я себе с баранкою чаю наливаю, Наливаю чаю мне, чаю с коньячечком! У меня любимого заалели щечки! Заалели щечки, шея вся зарделась. Чтобы мне по жизни елось и хотелось, Мне хотелось чтобы мягкой, вкусной сдобы, Мягкой, вкусной сдобы, а еще колбаски, Что бы круглогодилась этой жизни сказка! Публика одобрительно захлопала. Дон Педро шутовски раскланялся и продолжил:

— Я в офисе рассказал про поощрения, и весь обеденный перерыв мы дружно такали. После обеда ожидали прихода заказчика, который обычно торговался за каждую копейку. Его приход всегда был мукой для нас. Два-три часа убивали, рассказывая о товаре, а заказывал он редко и на маленькую сумму. Через пять минут после того, как мы расселись по местам, открылась дверь и наш «друг» появился на пороге со словами:

— Здравствуйте, мои хорошие!

Он всегда так приветствовал нас, после чего начинал душить в прямом и переносном смысле. Но в этот раз мы дружно расплылись в улыбках и закивали:

— Так! Та-а-ак!

Я не знаю, что произошло, но через десять минут мужик сказал: «Та-а-ак!?», — достал несколько пачек долларов, сделал стопроцентную предоплату и ринулся к выходу. Через пять минут он вернулся с двумя бутылками шампанского, которые мы дружно и выпили. Когда уже всё было оформлено и «поезд уехал», он поднял глаза к потолку и выдавил из себя:

— И что это на меня сегодня нашло? Затакали вы меня!

Но ушел радостный и такающий!

— Да вы, батенька, уже настоящий волшебник, поздравляю, — после оглушительных аплодисментов произнес Болеслав.

— У меня еще история есть, — взмолился было Дон Педро, — но Болеслав отрицательно покачал головой:

— В следующий раз, или в перерыве расскажете.

Обоснования дяди Миши

— Если все закончили, то теперь я, — с достоинством произнес дядя Миша, неспешно выходя в центр круга. — Помыл-таки ноги в унитазе, даже два дня купал. А на третий день пакет нашелся.

Дяде Мише устроили овацию, а затем пенсионерка попросила:

— Расскажите подробнее.

— Времени на подробности нет, — уклонился дядя Миша. — Лучше я вам расскажу, на что меня натолкнул факт находки пропажи. Для затравки, инструкция по применению волшебства.

1. Поверьте в волшебство, или, другими словами, усомнитесь в ПКМ.

2. Ваша задача должна быть необходимостью, а не прихотью.

3. Разожгите в себе намерение добиться «Этого», получить «Это», — сказал дядя Миша и четыре раза пропел: «Я разжигаю Огонь!»

4. Примените любую известную вам технику. Например, придумайте ритуал, включив в него побольше абсурда, и «периодически» исполняйте его. И ваша задача будет решена, только не думайте, почему и как! (тут зал взорвался дружным хохотом— такого от дяди Миши не ожидал никто).

Примечание. Надо видеть эквивалент и довольствоваться им. Поясню: если вам после волшебной работы не прет в любви, то попрет в деньгах; не в деньгах, так в здоровье; не в здоровье, так в деньгах.

5. Постскриптум: привяжем волшебство к логике, а?!

Громовые аплодисменты прокатились по залу. Затем сразу несколько человек попросили повторить инструкцию, что дядя Миша пообещал сделать в перерыве семинара. Когда народ угомонился, он хитро прищурился и произнес:

— Это еще не все. У меня есть подробное обоснование, почему мытье ног в унитазе притягивает деньги.

— Так вам же надо было найти пенсионное? — перебила лектора бабуля.

— Тут одна молодежь — кому интересно про пенсионное слушать? Я для всех старался, вот про деньги и написал, — ответил дядя Миша. — Наберитесь терпения, обоснование внушительное. Ну, начнем.

Описание ритуала

Перед сном сесть перед унитазом на стульчик или табуретку, откинуть крышку, опустить ноги в толчок и спустить воду.

Сие действо получило в России широкое распространение, и потому требует подробного обоснования. Основная сфера его использования — материализация денег, хотя и в других областях оно работает не менее эффективно.

Историческая ссылка

Первое упоминание об этом ритуале можно найти в фундаментальном труде Тита Ливия «История Рима от основания города». Омовение ног в ночной вазе было совершено в 299 году до нашей эры на Марсовом Поле цензорами Публилием Семпронием Софой и Публилием Сульпицием Саверрионом. В результате этой акции сбор податей увеличился на 43 процента.

Обоснование

Высокая эффективность ритуала обусловлена тем, что при смыве воды в унитазе образуется турбулентное течение, при котором частицы воды совершают хаотические движения по сложным траекториям. Турбулентное течение устанавливается, когда число Рейнолдса превышает некоторое критическое значение. Поэтому при выполнении данной процедуры предпочтение отдается унитазам отечественного производства с высоко укрепленным бачком, ввиду более высокой турбулентности, пропорциональной скорости потока воды.

Согласно древнекитайским источникам, в центре подошвы ноги находится биологически активная точка юн-цюань, начинающая классический иньский меридиан почек, по которому циркулирует жизненная энергия Ци. Поскольку стихия воды обладает иньской природой, то турбулентный водяной поток, омывающий в толчке стопы ног, стимулирует парные точки юн-цюань и вызывает мощный поток энергии Инь, который устремляется по меридиану почек, поднимается до точки шу-фу в подключичной ямке и уменьшает яньскую энергию в области головы. В результате выравнивается энергетический потенциал коры головного мозга и подкорки, стабилизируются тонкие тела.

Кроме того, стремительный турбулентный поток холодной воды освобождает заблокированные энерго-информационные структуры или фиксированные идеи, которые смываются в горшок через левую пятку физического тела. Вследствие этого запускается механизм распутывания кармических узлов и повышается светимость Кармического тела. Каузальное или Кармическое тело, находящееся на границе между низшими телами: Физическим, Эфирным, Астральным, Ментальным и высшими: Буддхическим и Атмическим, начинает светиться особо ярко, и через него устанавливается прямой канал связи с денежным эгрегором.

Для лучшего протекания энергетических и денежных потоков внутри тонких тел рекомендуется не скрещивать руки и ноги, а также снять все металлические предметы и украшения. Рекомендуется также двухдневное очистительное голодание. Максимального результата добиваются ранней весной в период наибольшей активности меридиана почек, и в промежутке между 19 и 22 часами, учитывая суточный ритм этого меридиана.

Вышеописанная процедура имеет также мощный оздоровительный, седативный и закаливающий эффект. Меридиан почек, пересекающийся с переднесрединным меридианом и связанный практически со всеми жизненно важными органами, обеспечивает их энергией Ци, поступающей в момент промывания конечностей.

Побочные эффекты.

Помывка ног в унитазе благотворно влияет на семейную жизнь или на поиск супруга. Уточним, что за пять часов до выполнения ритуала нужно долить в бачок аппарата три столовых ложки рассола квашеной капусты (на стандартный бачок). Именно такая пропорция позволяет поддерживать уровень кислотности среды рН равный 6.79, необходимый для полноценного размножения жгутиковых бактерий «capustus quashenikus», содержащихся в рассоле. Через пять часов концентрация бактерий достигает требуемой величины, и после выполнения обряда микроорганизмы начинают проникать в кровеносную систему через кожу межпальцевых промежутков ног. Благодаря им, через сорок шесть минут в плюшковидной железе начинается синтез гормона крокодигена. Этот гормон был недавно обнаружен учеными Папуа Новой Гвинеи. 0.15 мг крокодигена наделяют человека необыкновенной притягательностью для противоположного пола, повышают потенцию у мужчин и снимают фригидность у женщин.

В Тверской области зафиксировано несколько случаев вскрытия ясновидческих способностей в результате полоскания ног в толчке. Любопытную модификацию ритуала описывает исследователь из Перми Семен Тополян-Пуховский. В своей работе «Роль унитаза в условиях современного общества» он предлагает садиться не на стул, а верхом на смывной бачок. Хотя подобный вариант обладает целым рядом преимуществ, но широкого применения он не нашел из-за конструктивных недостатков и высокого риска. Зато господин Тополян-Пуховский предоставил ценный статистический материал. Вместе с группой добровольцев он ежедневно мыл ноги в унитазе в течение месяца. В итоге удалось построить кривую зависимости притока денежных средств от количества промытых дней. Установлено, что максимум достигается на четырнадцатые-семнадцатые сутки.

В процессе чтения, то тут, то там раздавались смешки. Но когда дядя Миша закончил доклад, все вскочили с мест и стоя аплодировали дяде Мише. Со всех сторон раздавались крики «Браво!» Несколько мужчин, включая Болеслава, подхватили дядю Мишу и стали его качать, высоко подбрасывая в воздух. Дядя Миша расслабился и широко раскинул руки в стороны.

Абсурдные ритуалы. Трусы — на люстру, деньги — в дом! Дед Пахом едет в ночное

Когда все пришли в себя и расселись по местам, Болеслав с энтузиазмом произнес:

— Спасибо, дядя Миша, лучшего подарка вы бы не смогли сделать! Я как раз планировал на сегодня заняться обоснованием абсурда.

Все, что я предлагаю — это игра с намерением, — начал Болеслав. — И любые техники достижения цели — это просто способ демонстрации намерения. Поэтому не важно, что делать, а важно вкладывать в свои действия намерение. И для реализации намерения можно совершать действия, абсолютно бессмысленные с точки зрения ПКМ. Например, мыть ноги в унитазе, коптить трусы, изображать беременного таракана, ловить крокодила на живца…

Для разгона расскажу вам еще истории.

На одном семинаре была молодая парочка — парень с девушкой. После занятий пришли домой поздно вечером. Когда легли в кровать, девушка сказала:

— Давай чего-нибудь сделаем, чтобы нам долги вернули, а то деньги нужны.

Вставать было лень, и парнишка ответил:

— Чтобы отдали деньги, нужно трусы на люстру забрасывать. Если с первого раза повиснут, то долги быстро отдадут.

Сказано — сделано. Девушка, как ковбой, забрасывающий лассо на лошадь, изящно накинула трусы на плафон люстры, а парень промахнулся. Постановили, что трусы должны целую ночь провисеть под потолком.

Утром девушка тихонько встала, собралась и отправилась на работу. Парнишка проснулся позже. Через какое-то время он почуял запах гари. Открыл входную дверь — из подъезда не пахло. Прошел на кухню, там все было в порядке, все горелки на газовой плите выключены. Наконец он поднял глаза на люстру и, увидев подкопченные трусы, произнес:

— Точно деньги отдадут!

К вечеру девушке отдали все долги, и парню вернули маленький должок.

Еще история, рассказанная мне главным бухгалтером одной фирмы.

На Жанну завели уголовное дело, обвинив в присвоении кредита, выданного банком. Она нарисовала на листе бумаги том уголовного дела, украсила его бантиком, а директор фирмы, тоже побывавший на семинаре, подрисовал хвостик, ножки, крылышки, чтобы оно убежало или улетело. Поскольку дело уголовное, Жанна повесила листок в угол своего кабинета.

Один знакомый довез ее до угла, посоветовав поехать с дедом Пахомом в ночное на тракторе. Жанна порылась в старых игрушках сына и откопала отличный трактор, целый табун лошадей и свору собак. Она накидала зеленой травки на рабочий стол и выставила лошадей с собаками.

Прошло две недели, но дело не закрыли. Волшебница не унывала и продолжала игру в абсурд.

Она дождалась, когда будет совещание у генерального директора, и нарядилась в деда Пахома. Жанну загримировали, она взяла целую кучу ночных рубашек, бутылку водки «Зверобой» и корзиночку с цветами. Она напялила на себя полосатые вязаные гетры, ботинки сына сорок пятого размера, брюки, драную меховую тужурку с оторванным клоком, льняную рубаху и фуражку с красным бантом.

В таком виде Жанна завалилась в кабинет генерального, где сидели другие руководители. Точнее, сидели они в своих ПКМ. Затейница раздала всем ночные рубахи. Сотрудники фирмы тут же нарядились. Генеральному досталась самая красивая цветастая ночнушка. Жанна подарила ему корзинку с цветами, предложила выпить и намекнула на продолжение банкета.

Вся компания в ночных рубашках вывалила во двор офиса и, распевая песни, стала водить хоровод.

Но и после этого дело не закрыли.

Однажды в офис зашел знакомый Жанны, который придумал про деда Пахома, и, увидев уголовное дело, воскликнул:

— Да дело-то в шляпе! Неси шляпу.

Шляпа нашлась, причем милицейская. Жанна скомкала дело и бросила его в шляпу. Через месяц ей позвонили: «За вас другая фирма погасила кредит, дело закрыто».

Ритуальный фейерверк

Сейчас мы сделаем упражнение. Нужно будет разбиться на пары. Партнеры сообщают друг другу свое намерение, а затем придумывают абсурдный ритуал для реализации намерения партнера.

— А как придумывать абсурдный ритуал? — уточнила пенсионерка.

— Берете первый предмет, который приходит в голову, и пытаетесь использовать его не по назначению. Или в какой-то ситуации ведете себя необычным образом, — ответил разошедшийся дядя Миша. — Давайте, я вас довезу.

— Мне нужна квартира. Я ветеран труда, но мне только обещают… — начала жаловаться женщина.

— Достаточно, — прервал ее дядя Миша. — Повязываете красный пионерский галстук, ходите по квартирам и спрашиваете макулатуру.

— Да как же это, а что люди скажут? — неуверенно промямлила пенсионерка. — Вам дома сидеть и ножки мыть, а мне по людям ходить. Сейчас одни аферисты кругом, еще сдадут меня в милицию.

— И по картине мира вашей и дано будет вам. Какое кино будет у вас в голове, то и получите. Если будете бояться людей, они будут на вас наезжать. А если начнете играть с миром, то и мир будет играть с вами, — вставил Болеслав.

— Сейчас для тихушницы придумаю, — не унимался дядя Миша. — Дома строите себе будку, напротив вешаете изображение луны, лучше чтобы в темноте светилась. Забираетесь в будку и ночью воете на луну.

— Спасибо, — искренне поблагодарила пенсионерка, с таким видом, будто только что получила квартиру.

— Делаем упражнение, — подтолкнул народ Болеслав.

Минут через десять Болеслав предложил поделиться придумками.

Первым в центр выскочил дон Педро:

— Тут ко мне дама обратилась. Завтра ей предстоит встреча с крутым бизнесменом. Я ее спросил:

— Очень крутой? — Дама сообщила:

— Круче только яйца. — Так я ей посоветовал:

— Берете два яйца, варите их вкрутую и кладете в карманы. Когда пойдете на встречу, нежно поглаживайте яйца.

Зал закатился хохотом, а Юлька ввернула:

— Для большей чувствительности яйца лучше очистить от скорлупы.

Одна изящная дама не выдержала:

— Что вы все какие-то пошлые вещи придумываете? То у вас туалет, то трусы, то яйца. Так вы скоро всех эстетов распугаете. Неужели смеяться можно только над пошлостью.

— Эстеты готовы? — спросил Болеслав.

— Я попробую, — сказал интеллигент. — Обряд на повышение зарплаты. К холщовому мешочку с монетами и надписью «зарплата» привязываем веревочку и перекидываем ее через дверь. На двери пишем снизу: «Они что, совсем обалдели?», а наверху: «Ого-го!» Между ними можно написать промежуточные градации, типа: «Ножки не протянешь», «Нормально», «Еще бы чуть-чуть» и так далее. И каждый день поднимаете себе зарплату.

— По многочисленным заявкам наших дорогих дам мы сочинили рецепт для похудения, — голосом телеведущей объявила Юлька. — Он прост, как все гениальное. Нужно сидеть на диете.

— Сколько я этих диет перепробовала, и никакого толку, — возразила бизнес-леди.

Юлька невозмутимо парировала:

— Здесь есть один нюанс. Согласно последним исследованиям Калифорнийского Института Красоты, для быстрой и безболезненной потери веса необходимо взять плотный лист бумаги формата А4, начертать «ДИЕТА» и сидеть на нем во время еды не менее пятнадцати минут. Диета может варьироваться в зависимости от фазы Луны, вашего зодиакального знака и группы крови вашей прабабушки по материнской линии.

И еще парочка антицеллюлитных методик: желающим обрести стройную фигуру рекомендуется сбрасывать вес, например с балкона, а также сжигать жир.

— На сколько килограммов хотите похудеть, столько жира нужно сбросить или сжечь, — внес ясность дядя Миша, вызвав бурную реакцию публики.

— Молодцы, додумались до красивой техники, — похвалил Болеслав. — Пословицы, афоризмы, фразеологические обороты это просто кладезь потешных ритуалов. Можно устроить светский ужин с дипломатом, днем с огнем искать настоящего мужика, сидеть на чемоданах, пролезать сквозь игольное ушко, заколачивать бабки, купаться в деньгах.

Вовка коротко пересказал историю, как он смазывал горлышко бутылке, чтобы отменить ангину у Марго.

Эстафету ритуалов подхватил подвижный индеец, сегодня он был в стильном свитере с небрежно расстегнутой у левого плеча косой молнией:

— У меня идея родилась. Желаемый объект можно привлечь в свою вселенную по частям. Партнерша мечтает о принце. Принцы затягиваются покупкой мужских тапочек 45 размера. Вечером надо подойти ко входной двери, одеть тапочки на руки и топать ими по полу, имитируя летящую походку избранника сердца. При этом громко произносится сакральная фраза: «Суженый-ряженый, богато наряженный, без вредных привычек, появись!!!»

Зал грохнул от хохота. Многие женщины торопливо застрочили в своих блокнотах и тетрадках, записывая шедевр.

— В ближайшее время ожидается острый дефицит мужских тапочек, — ляпнул Тараканов.

— Достаточно, — сказал Болеслав, хотя еще многие тянули руки. — Следующее упражнение: обоснуйте ритуалы, которые вам дали, либо придумайте новые ритуалы и обоснуйте их.

Обоснования. Килька — могучее приворотное средство. Копчение трусов и устрашение тараканов

По прошествии пятнадцати минут народ начал выходить с обоснованиями. Инициативу проявила розовощекая женщина средних лет:

— Придумала для себя. Этот ритуал издревле существовал на Руси для приманивания крутых иностранных мужиков, хотя можно применять и для своих. Девки собирались, зажигали лучину и при ее свете брали кильку, выковыривали у нее глаза и отрывали хвосты. После чего тушки кильки складывались в чугунок. В полночь со словами: «Ловись, рыбка, только большая и крутая», — ставили чугунок в русскую печь, сдобрив предварительно подсолнечным маслом и луком. Ранним утром съедали блюдо с вареной картошкой, приговаривая: «Как эта килька вкусна и желанна, так и я буду для заезжего купца иностранного молодца нужна».

Обоснование. Килька всегда считалась и считается сильнейшим приворотным средством, особенно когда у нее вырваны глаза и оторваны хвосты.

После этой фразы народ прыснул смехом, а дама продолжила:

— Вырванные глаза помешают иностранному гостю лучше разглядеть невесту и увидеть все ее изъяны и недостатки. Оторванные хвосты означают, что жениху невозможно будет унести ноги от невесты. Тушка кильки символизирует жениха, которого проглотили вместе с картошкой, и тому не останется ничего другого, как залечь с суженой на печку и остаться с ней навсегда, так как запах лука будет отбивать у других женщин всякую охоту общаться с женихом.

В зале раздались аплодисменты, а одна женщина спросила:

— Зачем мы это упражнение делали?

Ей ответил дядя Миша:

— Когда я доказывал теорему, что мытье ног в унитазе притягивает деньги, то к середине текста забыл, что я обосновываю. Меня осенило, что весь мир может быть такой же мистификацией, мыльным пузырем. Вся наука только и занимается тем, что обосновывает абсурд, на основании предыдущего абсурда, который уже стал здравым смыслом. Мне очень понравилась первая фраза обоснования ритуала про кильку: «Килька всегда считалась и считается сильнейшим приворотным средством, особенно когда у нее вырваны глаза и оторваны хвосты». Обычно обоснование начинается с такой фразы, либо она будет запрятана внутри обоснования.

— Дядя Миша, своим примером вы показали, что не зря я провожу семинары. Еще одно соображение: ум кушает любой логически связанный текст, даже обоснование абсурда, и ставит галочку — ритуал обоснован. И когда выполняется ритуал, он уже не кажется столь абсурдным.

Затем выступило еще несколько человек с обоснованиями. Коренастый чернобровый паренек с проницательным взглядом карих глаз, слегка смахивающий на Ленина, рассказал, что в Москве он ненадолго, живет на Кипре и мечтает найти интеллектуальную жену-киприотку. Он артистично зачитал ритуал-стихотворение и научное обоснование к нему:

Хочу любви, хочу жениться, На Кипре жить официально, Быть независимым морально. Денег хочу, на море дом, Ведь хорошо мне «за бугром». Для этого я выпью «Узо», заем Кусочком местного арбуза, затем Пойду гулять я по квартире, Считать углы, хоть их четыре. А где же пятый мне найти, Чтобы невесту обрести? Ведь знаю точно, пятый угол, Он не обычный, не простой, И там мужчина холостой Всегда найдет себе удачу, Любовь, да и жену впридачу!

Обоснование

В ритуале используется алкогольный напиток «Узо» крепостью 46 %. Данная спиртосодержащая смесь является национальным греческим напитком. Поскольку цель ритуала состоит в обретении невесты греческого происхождения, выбор напитка является вполне обоснованным. Следует учесть, что соискатели невест могут использовать национальные напитки тех стран, в которых они желают найти своих будущих спутниц жизни. К примеру, если соискатель тяготеет к утонченной японской ментальности и желает видеть в своем доме покорную девушку в кимоно, исполняющую чайную церемонию, нет ничего проще, как использовать во время ритуала японский напиток Сакэ. Если же соискателя влечет к европейской женщине, к примеру, из Франции, то нужно использовать Шампанское. Для прохладных шотландок приемлем Виски, для прагматичных американок Джин, для импульсивных мексиканок Текила. Для эскимосов, женщин из африканского племени Зулу и аборигенов из Папуа Новой Гвинеи, в данный момент пока не удалось выявить оптимально подходящего напитка, но экспериментальные разработки продолжаются.

Следующим магическим инструментом является Арбуз. Не без оснований арбуз является древним фаллическим символом, олицетворяющим мужское начало. Символизм предстает в виде круглого шара, наполненного большим количеством семени. В ритуале он приносится в жертву, происходит его разрезание и поедание.

Обряд проводится в помещении, где имеется пять углов. Исходя из древних сказаний, пятый угол является местом пребывания духовной сущности, именуемой в народе, как Домовой. Это проводник желаний в духовный мир через эманации, объединяющие всех органических существ друг с другом, а так же с божественным сознанием. В знак поощрения Домовому в пятый угол ставится сосуд с Огненной Водой.

— Теперь я поняла, как пишутся эзотерические книги! — воскликнула с места Божий Одуванчик.

— Не только эзотерические, но и любые другие тексты, в которых предлагается какая-то картина мира, — мгновенно откликнулся Болеслав. — Все науки, включая физику, химию, медицину, историю, психологию, философию, базируются на недоказуемых предположениях, которые провозглашаются объективной реальностью. Аксиомы о кильке, как справедливо отметил дядя Миша, это фундамент, на котором возводятся песочные замки всевозможных теорий и моделей мироздания. На любом семинаре вас будут грузить такой вот килькой и мытьем ног в унитазе. Мой семинар не исключение, я сразу представился шарлатаном и предложил вам фильтровать базар.

Затем слово взял рыжебородый мужчина крупных размеров, по виду научный работник:

— Тема моей диссертации: «Копчение семейных трусов как наилучшее средство против заикания».

Семейные трусы — это сокровенный предмет, имеющий строгую классическую форму, выверенную годами. Они обладают широким спектром расцветок, но главное — имеют запах на любой вкус.

При копчении трусов их персональный запах перемешивается с дымом и своими молекулами забивает разговорные каналы заикающегося индивидуума. Это не позволяет ему сосредоточиться на одной и той же букве дважды, и с трудом дает возможность произнести хоть какую-нибудь. В результате из заики легко делается немой. А если прокопченные трусы использовать как жевательный материал, то возможность заикания исключается полностью.

Исследования копченых трусов начались в далекой древности. Сведения о них сохранились в летописях. Одним из письменных источников, дошедших до наших дней, является инкунабула Беды Добропорядочного от 1203 года, созданная им за одну ночь левой рукой и озаглавленная: «Влияние трусов и трусов на развитие стародоброй Англии и злобнозаплесневелой Хранции». Беда пишет о том, что на переговоры с древнехранцузом он всегда одевал копченые трусы прямо поверх рясы. Подобный вид, а также распространяемый трусами запах напрочь лишал древнехранцуза дара речи, вне зависимости от того, был он заикой или нет.

Раскопки в Инамнезии в 1987 году донесли до нас древние семейные трусы, закопченные в глубоких ямах, называемых «ямы подсознания», где аромат усиливался телами привезенных из Африки сомнамбул. После заклинания трусы одевались в ритуальном танце на голову заикающемуся, что на долгие годы отбивало у него желание не только заикаться, но и просто говорить.

Как уже говорилось, в древних рукописях, к примеру, у Пото-Лемея, отмечено влияние копченых трусов на разнополых особей, обладающих даром заикания. Окуренные методом холодного копчения трусы были наградным элементом, как копченый бюстгальтер и копченая набедренная повязка (пришедшая к нам со времен копчения мамонтов). Награждались ими за особые заслуги перед отечеством или племенем.

Во время награждения нужно было склониться в глубоком пардоне перед жрецом копченых трусов, бюстгальтера или набедренной повязки и прильнуть к ним, нему или ней в затяжном поцелуе. За провинность копченые трусы, бюстгальтер, а также набедренная повязка срывались с носителя, что лишало униженного дара речи вообще. Таким образом заикание убиралось полностью. Взамен оставался стыд за бесцельно проведенные в трусах годы.

В наше время исследования в области намеренного использования различных копченостей продолжаются. Результаты исследований спешат быть опубликованными в следующем за предыдущим номере журнала «Наука и Трусы».

Во втором ряду встала дама интеллигентного вида и заговорила уверенным голосом:

— Хочу поделиться своим опытом по изгнанию из квартиры тараканов. Сколько я их не травила, они все равно разводились в несметном количестве. Пару лет назад я стала свидетельницей интересной сценки. К моему карманному зеркальцу, почему-то лежавшему на полу, подбежал тараканчик, остановился и, резко развернувшись, удрал.

Я моментально сочинила обоснование странного поведения насекомого. Тараканы очень высокого мнения о своей внешности, но поскольку в их мире зеркал нет, то правду о себе не знают. Как только тараканы видят свой истинный облик, с горя они заканчивают жизнь самоубийством. Кроме того, они рассказывают печальную новость своим родственникам, и траурная процессия покидает квартиру.

Чтобы подкрепить эту картину мира, я расставила зеркала в местах наиболее плотной дислокации тараканов. Больше я их не видела. На радостях я грузанула своих подруг, и они подтвердили, что ритуал действует покруче «Комбата».

Юлька тут же подскочила и, перекрывая смех аудитории, изрекла:

— Короче, ловим таракана, подсовываем ему зеркало: «Иди и расскажи всем остальным». На диком Западе давно бы запатентовали этот шикарный метод, наладили выпуск зеркальных плинтусов. Я уже представила рекламный клип, в котором таракан подбегает к зеркалу и, схватившись лапками за сердце, бухается в обморок. И задушевный голос с экрана: «Меньше знаешь — крепче спишь» или «Оплати зеркала и спи спокойно».

Когда народ поутих, Болеслав объявил:

— На сегодня хватит. После этого упражнения вы будете автоматически отслеживать подгрузку картин мира и мастерски грузить окружающих. Загрузить другого легко, но как после этого семинара обмануть себя? Точно так же. Основная задача — осознавая иллюзорность любых объяснений, все-таки запудрить мозги самому себе. Я гружу себя откровенной фигней, этот аппарат (Болеслав легонько постучал пальцами по своей макушке) слопает все.

Итак, раз весь мир надувательство, будем делать абсурдные ритуалы и вкладывать в них намерение.

Домашнее задание: сочиняем ритуалы, выполняем их (хотя бы один, который вам придумали на семинаре), разрабатываем подробные обоснования, загружая себя и знакомых. Следующее занятие будет завершающим.

Зикр Звездного Света

А теперь станцуем танец, порождающий энергию невероятной силы — суфийский зикр.

В этот раз Болеслав построил всех в три круга, чтобы сконцентрировать звуки танца в небольшом пространстве. Расхаживая внутри свободного пятачка, он дал несколько инструкций:

— Я считаю, что предыдущие танцы были подготовкой к энергетическому шквалу, который обрушивается во время зикра. Однако, чтобы принять этот шквал, тело, а главное, сознание должны быть соответствующим образом подготовлены. Подготовка тела состоит в умении максимально расслабиться (иначе вы быстро устанете, ведь зикр делается долго, минут 20–30) и восприимчивости к потокам энергии.

Сознание гибкое и свободное, иначе вы будете смотреть на происходящее, как на сборище зазомбированных сектантов, долдонящих какую-то абракадабру. Проще всего закрыться от бушующего потока хихиканьем и мыслями «дурью маются люди, чего я среди них делаю?» Отбывать номер здесь — бессмысленно. Попробуйте полностью открыться тому, что будет происходить с вами, не оценивая и не объясняя свои переживания.

Неплохо бы уметь отключать внутренний диалог, концентрироваться на своих ощущениях, особенно в области сердца, и медитировать на смысл пропеваемой фразы. Для этого я очень рекомендую танцевать с закрытыми глазами. Петь надо с силой, не горлом, а животом, диафрагмой, выдавая вибрации на всю мощь, какую вы способны.

«Зикр» в переводе с арабского — это воспоминание о своей божественной природе. Суфии считают, что, выполняя зикр, то есть делая определенные телодвижения и пропевая мантры, можно достичь особого состояния сознания, которое именуется в разных источниках просветлением, нирваной, блаженством, кайфом, приходом и так далее.

Основная мантра суфиев «Ла Иллаха Ил Алла» означает «Нет Бога, кроме Бога». Здесь есть несколько смыслов. Один из них: «Не существует ничего, кроме Бога» или «Все есть Бог».

Другой смысл: «Нет другой реальности, кроме Бога, и все теории о нем — иллюзия». Можно часами говорить много общих слов о вечности, беспредельности, свободе и бессмертии, строить изощренные теории, грузить картиной мира. А можно обойтись практически без слов, испытав прикосновение к чему-то запредельному. В зикре можно уловить дыхание Нагваля, неизвестного, того, что выходит за рамки ума и его представлений о мире.

Полненькая тетя лет пятидесяти возмущенно заявила, дождавшись паузы:

— А почему мы про аллаха должны петь? Я не хочу отдавать свою энергию мусульманскому эгрегору.

Болеслав покачал головой и усмехнулся:

— Похоже, весь этот семинар прошел мимо вас. Так и остались внутри своей пэкаэмовской ракушки. Не хотите, не пойте, это дело добровольное. Или перезагрузитесь, если без эгрегоров жизнь не мила: во время танца энергия другого эгрегора перейдет к вам. Чтобы перенаправить поток, правую туфлю надо одеть на левую ногу, и наоборот.

Дядя Миша добавил с серьезной миной:

— А под пятки положите по монете, это надежно заземлит вас и экранирует от ненужного излучения.

Тетенька покосилась на свою обувь, но переобуваться не стала. Однако лицо ее расслабилось, и она осталась в круге.

Болеслав поставил финальную точку:

— Зикр, который мы сейчас станцуем, называют зикром Звездного Света. Делайте всё, как я. Хватит слов, начали.

Выставив вперед правую ногу, Болеслав стал покачиваться вперед-назад и делать круговые движения руками, подобно гребцу в лодке, слегка дрейфуя вправо. Продолжая двигаться, он выдал метафору:

— Гребем в лодке по океану Любви. Все движения делаются сердцем, черпаем сердцем энергию.

Когда все вошли в единый ритм движений, Болеслав громко запел:

Ла Иллаха Ил Эл Аллахуу, Ла Иллаха Ил Эл Аллахуу, Ху Алла Ху Алла Ху Алла Ху Алла Хууу, Ху Алла Ху Алла Ху Алла Ху Алла Хууу.

Мелодия, накатывающая волнами, действительно, была какой-то неземной красоты. Танцующие подхватили ее, и в зале грянул хор голосов. Громкость пения плавно нарастала, и в какой-то момент Вовка обнаружил, что звук идет у него откуда-то из глубины живота. Целиком отдавшись процессу и пребывая в состоянии безмыслия, Тараканов краешком сознания все же отметил, что поет не он. Через него звучала некая Сила, безличная и всемогущественная, которую он знал всегда. Вовка и не подозревал, что может петь так громко и правильно, ведь он с детства не отличался музыкальным слухом.

Очень быстро Тараканов почуял знакомый эффект — тело превратилось в сквозную трубу огромных размеров, звенящую от Потока вибраций.

В центре груди потеплело, разгорелся мягкий и приятный Огонь, гудящий ровно, будто полыхающие березовые поленья в хорошо протопленной русской печке. Пылающее сердце расширилось на весь зал, сливалось с танцующими, пульсировало в такт движениям и пению.

Болеслав умело играл энергией, то убавляя силу пения, то бросая мощность звука до максимума. Особенно завораживала перекличка мужской и женской партий, когда первые две фразы пели только мужчины, а вторые две — женщины. Когда вновь бабахнул единый хор, он зазвучал еще мощнее, чем раньше. Казалось, два полюса Силы, до того разделенные бездной, слились в аннигиляционный взрыв, заполнивший пространство.

Затем Болеслав взвинтил темп зикра, голос его загудел, как иерихонская труба. Движения танцующих стали быстрее и резче. Тараканов то проваливался в пропасть, то взлетал на головокружительную высоту, и смена эта происходила с большой частотой. В зале клубились вихри фантастической мощи. Вовка все больше пьянел от бьющей через край энергии. Он становился всеми кругами сразу, он был наблюдатель и наблюдаемое, им пели все, и он пел всеми. «Кто делал его движения и звучал его голосом? Куда исчезли пространство и время?» Эти вопросы повисли в воздухе.

Вместо Вовки был горячий столб бешеной энергии, который исчезал в бесконечности. Из того места, где должна находиться макушка, вырывалось что-то неописуемое, расплавленная дрожащая магма. Когда ощущения достигли пика, Болеслав потихоньку стал убавлять громкость и замедлил темп. Мягко притормаживая, он довел темп до тягуче-медленного и на последнем пропеве врубил полную громкость. Прозвучала долгая-долгая финальная нота, и оборвалась в гулкую тишину.

Болеслав дал достаточно времени на медитацию после зикра, и Вовка успел насладиться созерцанием Потока, гуляющего по причудливым траекториям в теле и вокруг него. Хотя наслаждаться им, да еще при полном безмолвии ума, можно было бесконечно долго.

Финалом мистерии стали объятия. Обнимались все в полной тишине, по-особому трепетно, подолгу сливаясь с каждым партнером в едином дыхании. Народ притих, ошалев от испытанного энергетического пёра, не почувствовать его было невозможно. По светящимся лицам было видно, что многие погрузились в состояние подобного кайфа впервые.

ГЛАВА 7. ОСОЗНАННЫЕ СНЫ

Первый сон. Белье в автобусе, создание фантома. Касание Силы. Смена Отражений, перевоплощение в рыбу, хамелеона

По дороге домой Тараканов напевал зикр, проникший вглубь его существа, и мир вокруг подпевал в ответ на разные лады. Огонь в сердце превратился в Жар, поленья прогорели и обратились в угли. Стоило Вовке направить туда внимание (бросить очередное полешко), как костер разгорался с новой силой. Вспомнилась прочитанная где-то фраза: «Суфии — пьяницы божественного экстаза». В самом деле, Вовка ощущал себя пьяным от удовольствия, при этом голова была совершенно ясной и пустой. «Реальность» слегка плыла, и Тараканов чувствовал себя не так, как обычно.

Профи уже спал, а Марго смотрела телевизор. Перекусив и попив чайку, Вовка пару часов полазил в Интернете и залег спать. Однако сна не было ни в одном глазу, все тело полыхало и гудело от вибраций. В ушах звучал зикр Звездного Света, окутывая Вовку потоками силы. «Во зазомбировался. Надо заставить себя уснуть», — подумал довольный Вовка, купаясь в горячих волнах энергии. Вокруг него в радиусе нескольких метров соткалась невесомая сфера чего-то неописуемого, отдаленно напоминающего упругое энергетическое желе. Оно было вполне осязаемо, и Тараканов чувствовал каждую его частичку, которая тоже являлась им. Эти ощущения не имели эмоциональной окраски, скорее чистая, абсолютная энергия в концентрированном виде.

Промаявшись часа два, Вовка все-таки заснул. Пробудился он рано утром, бодрый и отдохнувший, хотя спал всего четыре-пять часов. Выпил чая, поработал за компьютером полчасика и опять улегся, с намерением поймать осознаваемый сон. В свое время он подгрузился картиной мира, в которой считается, что утренние сны длятся дольше ночных, и, соответственно, вероятность осознанных сновидений возрастает. В книге С. Лабержа «Осознанные сновидения» Тараканов прочитал о сновидящем Алане Уорсли, который ложился спать в час ночи, а вставал около восьми утра, час занимался делами, затем полчаса формировал программу действий (намеренье) в сновидении и снова ложился спать.

Вовка стал практиковать подобный ритуал, и часто бывало, что после этого он осознавал себя во сне.

Тараканову снилось, что он зашел в автобус с тазиком свежевыстиранного белья. В салоне было свободно, и Вовка деловито натянул веревку на задней площадке поперек автобуса. Не успел он развесить трусы и носки, как на следующей остановке вошло много народу. Люди проходили вперед, подныривая под веревку и напирая. Тараканов с досадой подумал, что веревку могут оборвать и белье придется перестирывать. Тут Вовка вспомнил, что является танцующим волшебником, и щелкнул, отменив нежелательное событие. Вдруг все пассажиры вышли из автобуса, а с ними за компанию — и Вовка. Люди двинулись в католический храм, стоящий неподалеку, а Вовка решил туда не ходить.

Обернувшись, Тараканов увидел, что автобус уже поворачивает за угол в ста метрах от него. «А как же белье?» — подумал он и обнаружил, что держит в руках конец веревки. «Это сон!» — молнией сверкнула догадка. На всякий случай Вовка проверил, сон ли это: подпрыгнул, намереваясь взлететь, и завис в воздухе. Точно сон! Охваченный радостью, Вовка играючи сделал в воздухе несколько замысловатых фигур высшего пилотажа, наслаждаясь полетом, необычайной силой и легкостью.

Мастерски летать в осознанном сновидении он научился давно. Тело сновидений? всему обучается очень быстро. Точнее, не тело сновидений обучается, а сознание вспоминает то, что тело сновидений умело всегда. Поэтому освоенные игрушки быстро надоедают, и хочется поиграть в другие, испытать новые захватывающие ощущения. А их в пространстве сновидений — неограниченный набор. Научился летать — будем сквозь стены проходить, освоил прохождение сквозь стены — можно потренироваться в путешествиях или перевоплощениях в другие существа, и так далее.

Немного полетав, Тараканов мягко опустился на землю. Судя по освещению, был вечер. Вовку окружал красивый пейзаж. В осознанном сновидении все ощущения, цвета и звуки несравнимо сильнее, ярче, контрастнее, насыщеннее, нежели в обычном сне или в бодрствующем состоянии. Краски настолько богаты по количеству оттенков, будто регулятор цветности на телевизоре крутанули до упора.

Вообще, осознанное сновидение отличается от обычного сна так же, как страстная ночь с любимой женщиной от секса с надувной куклой. Управляемый сон имеет совершенно другое качество жизни. Когда во сне ты знаешь, что спишь, у тебя появляется возможность выбора — может быть, одна из самых больших ценностей человека. Ты сам создаешь сновидение, а не являешься его пассивным участником. Ты чувствуешь себя волшебником, творцом вселенных, которому открыты любые, самые невероятные возможности.

Внимание Вовки привлекло расположенное торцом к нему прямоугольное здание, высотой с трехэтажный дом, Сновидящий принялся разглядывать необычную живую мозаику на стене. Мозаика располагалась окнами, которые хаотическим образом перемещались на стене. И каждое «окно» все время менялось, образуя сложные пестрые узоры, перетекающие друг в друга, играющие всеми оттенками. Кроме того, мозаика была еще и выпуклой, рельефной. Полюбовавшись зрелищем немыслимой красоты, Вовка с трудом оторвался от него, напомнив себе, что это сон.

Осознанность во сне очень легко утратить, заигравшись в какую-нибудь игрушку, вроде созерцания этой мозаики. Такое часто случалось с Таракановым: увлекшись чем-то, он забывал, что находится во сне, и управляемый сон становился обычным сновидением, фильмом, сюжет которого мало зависел от Вовки. Поэтому в осознанном сновидении он выработал привычку постоянно повторять себе: «Это сон. Я во сне».

Зайдя в здание, Вовка увидел двух парней. Он хотел сказать им, что они во сне, но подумал, что те все равно не поверят. Ему всегда хотелось поделиться с другими участниками сна радостью открытия, что они в мире снов. Много раз он восклицал:

— Ребята! Поймите, вы во сне. Вы сейчас — творцы сновидения, и можете мгновенно изменять мир, исполнять любые мечты! Очнитесь же!

Но сколько Вовка ни пытался убедить персонажей сновидения, никто не верил ему, доказывая обратное.

Тараканову стало интересно: сколько сейчас времени? Одни часы на стене показывали 17.00, другие — 18.40. «Во сне все часы идут неправильно», — подумал он и решил вылететь из помещения.

Оттолкнувшись от пола, Вовка без особых усилий прошел сквозь потолок и, не останавливаясь на следующем этаже, полетел дальше вверх. Каждый раз, когда он просачивался сквозь очередное перекрытие, Тараканов испытывал очень интересные и странные ощущения, которых не было в его дневном опыте и которые попросту не с чем сопоставить. Как будто тело сновидений послойно чувствует все материалы, составляющие перекрытие: побелку, штукатурку, бетон с металлической арматурой, кирпичи. Ощущения удивительные и необыкновенно приятные своей новизной.

Пронзив многоэтажное здание, Тараканов вылетел наружу. Он удивился легкости, с которой проделал этот трюк. Иногда ему не удавалось пройти сквозь стену, особенно, когда проскакивала мысль, что сейчас застрянет. Во сне мысль становится действием, мгновенно материализуется. Если какое-то действие сразу не получилось, внедряется стереотип, что это сложно.

Энергии у Вовки было предостаточно, и, пролетая над домами на небольшой высоте, он стал вспоминать, что планировал сделать в осознанном сновидении. Перед сном он обычно напоминал себе программу действий: какие приключения совершит, когда осознает, что во сне. Это вошло в привычку, ибо если программы действий нет, то быстро скатываешься в заурядный сон.

Приземлившись, Тараканов подумал: «Надо бы посмотреть на себя, спящего в своей комнате. Впрочем, легче сделать собственный фантом прямо здесь, войти в него и посмотреть, кем же являюсь я». Проще всего было отвернуться (или закрыть глаза) и дать команду «Появись, фантом», а когда повернешься (откроешь глаза), он уже будет стоять. Кстати, эта же техника использовалась многими сновидящими для быстрого перемещения в нужное место.

Однако в этот раз Вовка решил понаблюдать, как будет постепенно материализовываться объект. Таких переживаний в сновидении он еще не испытывал. Сначала пространство перед Вовкой было темным. И вот в полумраке мелькнуло какое-то светлое пятнышко, потом пропало, опять проявилось и исчезло. Померцав еще несколько раз, оно зафиксировалось.

— Есть! Вот оно! — воскликнул ликующий Вовка. Момент был мистический, волнующий, Тараканов почувствовал себя Творцом, присутствующим при великом таинстве создания Формы из Пустоты.

Пятнышко посветлело и стало увеличиваться в размерах. Сформировались ноги, руки, голова. Из очень бледного силуэта медленно, все более четко, проявлялся фантом. Вместо лица была пустота. Наконец появилось и лицо, весьма похожее на Вовкино. Тараканов собрался перенести свое сознание в фантом, чтобы из него посмотреть на себя, но его отвлекла компания подвыпивших подростков, громко обсуждавших, будет ли падение доллара и взлет евро.

«Нашли, из-за чего переживать, — с досадой подумал Вовка. — В пространстве сновидений фантастические возможности открываются, свои миры можно создавать, а они про курс евро толкуют. Да хрен с ними, с евро! Они дневному телу надобны, которое рано или поздно коньки отбросит. После смерти опять будем тусоваться в пространстве сновидений, а здесь ни евро, ни доллары нафиг не нужны».

Когда Вовка повернулся к фантому, тот уже был в снегу и походил лицом на Буратино. Утратив интерес к фантому, Тараканов закрыл глаза, чтобы сменить картинку сна.

Открыв их, он обнаружил себя лежащим на старом, заросшем мягкой травкой крепостном валу. Над ним было голубое небо, ярко светило солнце, а вал окружали невысокие дома и старинные храмы с куполами. Городок очень походил на подмосковный Дмитров, где Вовка частенько бывал, и где жили его родственники. Звонко щебетали птицы, и Вовка блаженствовал на солнышке.

Внезапно его груди коснулась непонятная Сила. Сначала она дотронулась легонько, чтобы не испугать, а потом навалилась огромной тяжестью, как многотонная плита, вжимая Тараканова в податливую землю. Эта Сила ассоциировалась у Вовки именно с плитой, причем небольшого размера, которая давила только на грудь. У Вовки даже перехватило дыхание, но потом он сообразил, что во сне дышать необязательно. Он закрыл глаза, чтобы сосредоточиться на внутренних ощущениях.

Страха не было, скорее благоговение перед сверхчеловеческой Мощью, изначальной Силой, которая намного старше Тараканова. Колоссальная энергия, спрессованная в маленьком объеме пространства, вливалась в Тараканова. Он наблюдал за этим несколько отстраненно, точно сие происходило с кем-то другим. Ясность сознания была ослепительной, каждая порция «Этого» осознавалась отдельно и в то же время в неразрывной связи со всем остальным. Мириады космосов вплывали в Вовкино тело и сознание. Эх, насколько беден человеческий язык, неспособный передать спектр переживаний сновидца!

Тяжесть в груди исчезла так же неожиданно, как и появилась. Откуда-то из земной памяти всплыло слово, которым можно было охарактеризовать состояние Тараканова — всемогущество. Вовка и помыслить раньше не мог, что это слово имеет невероятное количество граней и оттенков. Он воспринимал случившееся, как бесценный дар Силы. Пока Тараканов осмысливал невероятное событие, его тело перенеслось в подземный зал с тусклым освещением, очевидно, находящийся внутри вала. Вдоль прохода стояли высокие кубические штуковины с гладкой металлической поверхностью.

Подойдя поближе к одной из них, Тараканов разглядел на уровне груди небольшое углубление с квадратной пластинкой, имеющей геометрически правильные выступы и весьма отдаленно напоминающей дискету. Из любопытства он коснулся кончиками пальцев пластинки и моментально понял, что знает абсолютно все об устройстве и функциях аппарата. Всемогущество включало в себя и знание всего. Вот только это знание было непереводимо на язык повседневной «реальности».

Вовке захотелось выбраться к морю и солнечному свету, и он в мгновение ока очутился в южном городе. Он шел по набережной вдоль берега моря, среди цветущих акаций. В правой руке откуда-то появилась компьютерная мышка, и Вовка покатил ее по мраморному парапету.

Ему пришла идея, что мышью можно менять картинку сновидения. Формируя намерение, что именно должно измениться в пейзаже, и щелкая мышкой, Тараканов принялся рисовать сновидение. Левой кнопкой он добавлял элементы сна, правой приближал-отдалял панораму. Сначала он менял Отражения, как описано в «Хрониках Амбера» Желязны, небольшими кусочками. Потом обнаглел и посредством щелчка мыши стал перескакивать из одной картины в другую. Картинки сбрасывались очень быстро, как окна в «Windows». Раньше у Вовки такого не получалось.

Приморский городок остался далеко позади в длинной череде миров. Все, что связывало Вовку с начальной точкой путешествия — это выложенная плитами дорожка и мышка на парапете. Он мог обойтись и без них, но Тараканову так больше нравилось — театр есть театр.

Игра в демиурга захватила его целиком, и Вовка едва не забыл, что спит. Он вспомнил: «Я ведь хотел превратиться в какое-нибудь животное».

Перед ним расстилалось озерцо, заросшее диковинными фиолетово-малиновыми цветами, по форме напоминающими лотосы. Тараканову доводилось бывать в Астраханском заповеднике, и сказочная панорама цветущих нежно-розовых лотосов, расстилающихся до горизонта, каждый раз производила на него неизгладимое впечатление земного рая.

Ему захотелось побыть рыбой и, недолго думая, Вовка разбежался и нырнул в воду, дав команду телу снов принять рыбью форму. Тело начало вытягиваться, Вовка почувствовал, как выросли плавники и хвост. Трансформация сопровождалась закручивающимися тугими потоками энергии в тех местах, где появлялись новые части тела. Захватывающие ощущения!

Тараканов стал длинной плоской рыбой, и все его восприятие изменилось до неузнаваемости. Вокруг было мутновато, но острота зрения намного превышала привычную. Водная среда, ласково касавшаяся гладких боков, являлась как бы продолжением тела. Дышать жабрами походило на то, как будто дышишь энергией, тут же растекающейся по каждой клеточке. Тело было фантастически гибким и послушным, состоящим из сплошных мускулов, малейшего сокращения которых было достаточно для быстрого передвижения. Вовка-рыба восхитился тем, насколько виртуозно можно владеть своим телом.

Есть не хотелось, но для разнообразия Тараканов заглотнул какую-то крошку со дна. Ого, как любопытно! Крошка напоминала по вкусу овсяное печенье.

Осознание себя тоже стало другим. Тараканов, всегда считавший рыб достаточно безмозглыми созданиями, понял, что глубоко ошибался. У них просто отличное от человеческого мироощущение, более целостное, что ли. Молниеносность мышления и реакции, комплексная обработка информации, гармония с собой.

Но самое удивительное произошло со зрительным восприятием. Вовка видел два сна одновременно! Не так, как на двух экранах телевизора; тогда внимание скачет, ты находишься то здесь, то там. Левый глаз рыбы видел один мир, а правый — другой, при этом они соединялись в общую панораму. Оба внимания существовали параллельно, в одной голове. Это было настолько непривычно, что Тараканов обалдело крутил своей рыбьей башкой, пытаясь понять, как это происходит. С одной стороны колыхались водоросли, с другой резвилась стайка какой-то мелюзги, а Вовка видел все это сразу. И тащился от этого со страшной силой.

Потом ему в голову пришла замечательная идея: у рыбы глаза практически неподвижны, а у хамелеона они легко двигаются во все стороны. Прикрыв глаза, он начал превращаться в хамелеона, каким себе его представлял: небольшую пузатую ящерку с тонкими лапками, длинным хвостом, гребнем на спине и пучеглазой головой. Снова Тараканов испытал скручивающие ощущения энергии и, открыв глаза, обнаружил себя в лесу, ярком, звучащем целым оркестром звуков. Оглядев свои изумрудно-зеленые лапки в твердых пупырышках, он ловко сиганул на ветку какого-то куста и повис, раскачиваясь и балансируя хвостом. Странно, как будто он всегда был хамелеоном! Тело сновидений делало все само.

Вовка стал экспериментировать со зрением, вращать выпуклыми глазищами в разные стороны. Сектор обзора был гораздо шире, чем у рыбы, можно увидеть даже гребешок из тонких зубчиков на спине. Вовка с огромным кайфом крутил глазами и смотрел на мир, пока не почувствовал, что картинка сна стала исчезать. Он понял, что просыпается.

Второй сон. Подвиг Александра Матросова, выход из тела. Размышления о снах

Какое-то время Вовка полежал в постели, разглядывая потолок и радостно думая, как много успел сделать в осознанном сне. А главное, его давняя мечта увидеть одновременно два сновидения наконец осуществилась, да еще в такой экзотической форме. «Надо бы записать сон, — лениво подумал Тараканов. — Ладно, и так не забуду. Такие сны не забываются, они покруче любых дневных удовольствий».

Вовка встал, сходил в туалет, затем умылся и съел пару яблок. Он заметил, что яблоки покрыты странным пушком, наподобие персиков. «Опять какой-то новый сорт вывели», — сходу объяснил себе Тараканов. Набросив джинсовую куртку, он вышел из квартиры. Кодового замка на двери в подъезд не было, да и дверь висела другая — хлипкая, деревянная. «Когда успели ее раздолбать, во народ!» — подивился Тараканов.

Выйдя быстрым шагом на улицу, Вовка лишь в последний момент увидел толстый высоковольтный кабель, натянутый на высоте метра от земли. Остановиться он уже не успевал. Прямо перед Вовкой был массивный разъем, соединявший два конца кабеля, и Тараканов неминуемо должен был разорвать соединение своим телом. «Сейчас весь дом останется без света!» — мелькнула тревожная мысль. В последний момент, когда контакт уже разъединился, Тараканов успел схватиться руками за концы кабеля с железными навинчивающимися друг на друга набалдашниками.

«Александра Матросова» пронзил электрический ток в несколько десятков или сотен киловольт. Казалось, перед глазами вспыхнула слепящая оранжевая дуга электросварки. Отовсюду посыпались фонтанами фиолетовые искры, особенно из копчика, который сразу раскалился. Через несколько мгновений накалилось докрасна все тело. Оно выгибалось и дрожало от сверхвысокого напряжения, все пространство заполнил мощный гул. Вовку слегка приподняло над землей, гул усиливался, из-под копчика вырывались реактивные снопы огня. Ощущения были удивительно знакомы, и доставляли удовольствие. Тело сотрясалось от вибраций, волнами прокатывавшихся снизу доверху. Частота вибраций возрастала.

«Почему же я не сгораю? На таком электрическом стуле от человека за секунды остается горсточка пепла», — изумился Тараканов.

И тут его осенили сразу две догадки: «Я все еще во сне! А это выход из тела! Тело сновидений прекрасно знает эти ощущения, как я мог их забыть? Давно уже, не раз и не два, я испытывал волны этих вибраций, и гул, и жар, может быть, не осознавая тогда, что это астральная проекция. К тому же эти вибрации подробно описаны у классиков — у Монро и Мульдона».

Вовку охватило ликование, какое бывает, когда внезапно исполняется то, о чем долго и страстно мечтал. Ура! Осознанный выход из тела, наконец-то получилось!

Значит, ему снилось, что он проснулся — поэтому и яблоки лохматые, и дверь в подъезде другая. Такие ложные просыпания иногда случаются несколько раз подряд. До какой же степени человек загипнотизирован пэкаэмом — и во сне продолжает все объяснять, даже полный абсурд, типа пушистых яблок.

Вовка решил оставить свое тело, бьющееся под током, и плавно вылетел из него через макушку. Паря, он сделал медленный кружок над двором, прислушиваясь к своим ощущениям, которые отличались от ощущений в осознанном сновидении. Все было более реальным, будто это и не сон вовсе. Очертания предметов не размывались, как обычно бывает, когда пристально смотришь на предмет во сне.

Вовка раздумывал, куда бы ему отправиться. Но эмоциональное потрясение от астрального выхода было столь велико, что оно отбросило путешественника обратно в физическое тело.

ГЛАВА 8. РАЗВЕШИВАНИЕ БЕЛЬЯ В АВТОБУСЕ. ИГРА В БИСЕР С КАПИТОНЫЧЕМ

Утро после осознанных снов

Тараканов почувствовал себя в постели, но безупречности ради дал команду себе взлететь, проверяя, а вдруг это опять ложное просыпание. Оторваться от дивана не удалось. Первой реакцией Вовки, вернувшегося в ПКМ, было разочарование: «Эх, как же там было классно! Вот где настоящая жизнь. Блин, опять сюда сослали». Дневной мир после яркого, насыщенного приключениями осознанного сна всегда казался бледным подобием, суррогатом реальности. Сновидческое пространство, особенно в управляемом сне, кажется намного более реальным, нежели наблюдаемое в бодрствующем состоянии.

Однако выяснять, какое пространство более реально, занятие глупое. Одна Вовкина знакомая, начиная с детства, всегда осознавала себя во сне и вытворяла там такие вещи, о которых Тараканов и помыслить не мог. Например, становилась временем или действовала в нескольких снах сразу. В последнее время она коротала время тем, что разыгрывала во сне сюжет предстоящего дня, который потом повторялся с точностью до мельчайших деталей. Грань между сном и явью была у нее размыта довольно сильно. Когда Вовка рассказал, как подпрыгивает во сне, убеждаясь, что спит, знакомая долго хохотала, а потом заявила:

— Именно поэтому ты и не можешь взлететь наяву!

Так вот, эта сновидящая однажды сказала ему:

— Сон — это не другая реальность, это скорее транспорт, который доставляет в реальность, одну-единственную.

Разочарование Вовки по поводу возврата в привычный мир было недолгим, его тут же вытеснила радость от свершившегося. Два осознанных сна за ночь, да еще каких! Материализация фантома из пустоты, вхождение Силы, переживание Всемогущества, смена отражений, мгновенное создание сновидческих миров, перевоплощение в рыбу и хамелеона, действие в двух снах одновременно, и, наконец, выход из тела! Это был невероятный прорыв в освоении пространства сновидений. Тараканов фактически реализовал программу, рассчитанную на годы тренировок.

Не открывая глаз, он стал прокручивать в памяти сновидение, пытаясь восстановить максимум деталей. Потом достал амбарную книгу снов и подробно записал оба сна. Точка сборки уже переместилась в дневной мир, и большая часть испытанных запредельных ощущений растворилась, оставшись в пространстве снов. Но отголосок потрясающих приключений звучал внутри Вовки, наполняя счастьем.

После ярких осознанных снов он всегда пребывал в состоянии полета, излучая энергию и балдея от жизни. Лет пять назад, когда у Тараканова был очень неспешный ритм жизни и достаточно времени, чтобы высыпаться, осознанные сны снились ему довольно часто, иногда несколько раз в неделю. Энтузиазм был невероятный, и Вовка каждый день с нетерпением ждал наступления ночи, чтобы опять нырнуть в поток сновидений и испытать захватывающие ощущения.

У Вовки было несколько этапных, так называемых «шаманских» снов, которые предшествовали очередному повороту в жизни. Тараканов до сих пор помнил каждую деталь этих осознанных снов, настолько они были реальными и насыщенными энергией. Но сегодняшние сновидения пронизывала какая-то небывалая сила, будто Тараканов совершил скачок на другой энергетический уровень. Вовка чувствовал, что они круто изменят всю его жизнь.

Вчерашний семинар и, особенно, зикр, накачавшие Вовку энергией под завязку, конечно, дали толчок к осознанию во сне. Тараканов улыбнулся, вспомнив абсурдный эпизод с бельем в автобусе, натолкнувший на догадку, что это сон. В голову пришла блестящая идея: «А если на самом деле развесить белье в автобусе?! Вот это ритуал!» Вовка подскочил с дивана и, расхаживая по комнате, начал рассуждать вслух, подводя теоретическую базу:

— С древности одной из основных техник индейских шаманов является разыгрывание ярких, необычных сновидений. Чем больше участников представления, тем больше энергетический поток, который можно направить на реализацию любого намерения. В общественном транспорте массовость шоу обеспечена.

Тараканов разошелся и, включив компьютер, стал набирать на нем сочинение:

Висящие трусы привлекают сексуальную энергию, что создает состояние экстаза, медленно переходящего в оргазм. По закону индукции энергия распределяется в пространстве, и окружающие тоже входят в экстаз, с переходом в групповой оргазм. Кроме того, трусы, майки и носки экранируют энергетические центры, и при развешивании их происходит высвобождение скованной прежде энергии Кундалини. Происходит гигантский всплеск энергии, и под действием реактивной тяги участники процесса переносятся в параллельный мир, где их намерения немедленно исполняются.

Подобно знаменитому астральному шнуру, соединяющему во время внетелесных переживаний физическое тело с эфирным, веревка служит канатом, связывающим наш мир с параллельной вселенной, а автобус это транспортное средство для перемещения в нужную вселенную.

Наконец, развешивание белья в автобусе это непосредственная демонстрация миру своего намерения, аналогично морской азбуке, когда на корабле вывешивается набор флагов, содержащий определенное послание.

«Без исторической справки ни одна приличная статья не обходится», — подумал Тараканов и продолжил:

С древних времен люди обращались к магической силе ритуала развешивания нижнего белья на веревках в общественных местах. Еще на наскальных рисунках в пустыне Наска мы можем видеть тематическое изображение этого процесса. В письменных источниках первое упоминание об этом ритуале мы находим в шумерской клинописи, на табличках, которые были обнаружены при раскопках храма в долине реки Евфрат. Там говорится, что «царь Иахий Третий ради спасения жителей города пожертвовал свое нижнее одеяние для вывешивания на крепостной стене во время осады. Варвары, осадившие город, были устрашены видом нижней одежды царя и отступили».

Вовкин внутренний костер, и без того гудевший после осознанных сновидений, был подпитан трескучими дровишками идеи сушить белье в транспорте. «Надо Юльку подключить, вдвоем развешивать веселей, да и сподручней, — подумал Тараканов. — Представляю, как она заведется, услышав такой перл. Юльке только дай почудить, тем более на публике».

Тараканов набрал номер Юлькиного мобильного. Услышав ее голос, он поздоровался и спросил:

— Чем занимаешься?

— На диете сижу, белково-жировой. Вчера на французской сидела, по всем стульям и креслам листочки разложила. А сегодня диету в колготки сзади засунула. Супер! Где ни присяду — везде на диете.

Закатившись от смеха, Вовка поделился с Юлькой ритуалом «Белье в автобусе». Та пришла в восторг:

— Таракаша, ты гений! Бросаю все, едем развешивать! Сейчас девчонок за бельишком в магазин пошлю, а то поношенные лифчики неэстетично будут смотреться. Ты когда ко мне сможешь приехать?

— Я только встал, сейчас йогой позанимаюсь и поеду. Часика через два буду у тебя.

— Давай быстрее, мне уже невтерпеж.

— Слушай, а нас в милицию или в психушку не заберут?

— Фильтруйте базар, месье! По картине мира вашей и дано будет вам. Нигде ведь не написано, что нижнюю одежду в общественном транспорте развешивать нельзя. Не волнуйся, пассажиры сами наши действия обоснуют, им же надо свои картины мира спасать. Все, жду. Тазик, веревку и прищепки я тоже беру на себя.

Небывалая распродажа, явление Капитоныча народу

Через два с половиной часа парочка стояла на остановке, предвкушая комедию. Броско одетая Юлька держала красный тазик, в котором виднелись майки, носки, семейные трусы, кружевное женское белье. Тараканова потряхивали горячие волны энергии. Он чувствовал себя, как в детстве, когда перед наступлением Нового Года, волнуясь, ждал волшебства, чего-то неизведанного.

— С каким намерением будем трусы вешать? — спохватился Вовка.

— Давай не будем конкретно формулировать. Пусть произойдет чудо, пусть прямо с неба, нежданно-негаданно свалится какая-то фантастическая удача, — предложила Юлька.

— Даешь чудеса! — воскликнул Тараканов.

К остановке подъехал желтый Икарус с двумя отсеками, соединенными резиновой «гармошкой», и Вовка с Юлькой зашли в него через заднюю дверь. Тараканов пробил два талончика, и тут в салон автобуса, блокируя обе двери, ввалились два здоровенных бритоголовых амбала с бычьими шеями, вида явно бандитского. Быстро помахав ламинированными корочками с цветными фотографиями, они стали напористо проверять наличие проездных документов у пассажиров. Вовка удовлетворенно достал пробитые талончики, и контролер, покосившись на Юлькин тазик, переместился дальше. Продвинувшись с задней площадки до центра салона, он навис над мужичком в расстегнутой кожаной куртке, потертых голубых джинсах и с рюкзачком «Wanderer». Скуластое лицо пассажира окаймляла узенькая короткая бородка, скорее даже небритость, а глаза, слегка навыкате, все время двигались.

Мужичок степенно порылся в карманах и полез в рюкзак. Он поочередно вытащил солнцезащитные очки, блок презервативов, складной метр и, наконец, рулон туалетной бумаги. Мужичок оторвал кусок от рулона и принялся картинно его разворачивать со словами:

— Нам нечего терять, кроме своих ассоциативных цепочек.

Внимание всех пассажиров было приковано к этой сцене, и им был явлен стандартный печатный лист бумаги с нарисованным во всех подробностях талоном для проезда в городском транспорте Москвы. Невероятно, но талон был прокомпостирован, то есть на нем имелись ровные дырочки, образующие узор, точно соответствующий компостерам этого автобуса.

Пассажиры захихикали, а амбал-контролер, к которому подскочил его напарник, сжал кулаки и рявкнул:

— Плати штраф!

Мужичок быстро задвигал бровями и изрек:

— Ох, как гениально вы исполняете свою роль! Вы не забыли, что нас снимает скрытая камера?

— Давай, давай, гони деньги! И нечего тут дурачка разыгрывать, — отрезал детина, выразительно покрутив пальцем у виска.

— Сейчас по-другому крутят: у третьего глаза и макушки, — мгновенно парировал шустрый мужичок. Приставив указательный палец одной руки к макушке, а другой — к точке между бровями, он энергично завращал кистями.

Затем клоун стал неторопливо рыться в боковых карманах, извлек портмоне и вытащил из него лиловую бумажку. Когда он ее развернул, все, включая амбалов-контролеров, покатились со смеху: на бумажке красовалось изображение Петра Великого на фоне парусного фрегата. Копия пятисотрублевой купюры была настолько точной, что бритоголовый контролер отмахнулся:

— У нас нет сдачи.

Тараканов с Юлькой разразились аплодисментами и криками «Браво!»

Когда контролеры вышли, Юлька достала из сумочки моток веревки, подмигнула Вовке, подала ему конец веревки и произнесла:

— Пора белье вешать! Привяжи, а я пойду в начало салона.

Вовка крепко привязал конец веревки к вертикальной стойке под самым потолком. Он испытывал азарт, но в то же время его не покидало знакомое с раннего детства чувство, что он делает что-то запретное, и наказание не заставит себя ждать.

Ловкая Юлька уже привязывала другой конец веревки рядом с кабиной водителя, закрепив ее в центре салона, чтобы не провисала. Маленькая симпатичная женщина в нутриевой шубе и нутриевой шапке, сидящая в середине салона, ни с того ни с сего задала Юльке вопрос:

— Девочка, что будете продавать?

Юлька после секундного замешательства нашлась:

— Сейчас увидите.

— Вешайте быстрее, мне через одну выходить.

— Ничего, ради такого случая проедетесь с нами.

У Вовки отлегло от сердца, и он подумал:

— Какой все-таки творческий наш народ! Чего только люди не придумают, чтобы сохранить ПКМ. Делай любую бессмыслицу, и кто-нибудь обязательно объяснит твои действия. А нутриевая шуба, небось, маркетингом занимается.

Неугомонный скуластенький мужичок, увидев, что затевается представление, оживился и, поглядывая на нутриевую шубу, объявил:

— Рассчитайтесь до следующей остановки — кричит кондуктор. Если все пассажиры успеют рассчитаться, а кондуктор пошутит, то мгновенно все станут волшебниками.

Юлька подозвала Тараканова, чтобы он помог быстрее развесить белье. Массовик-затейник ринулся в гущу событий и предложил свои услуги в качестве держателя тазика. Обхватив таз одной рукой, а второй размахивая, будто бросая лассо, он произнес негромко:

— Пока они не успели разобраться, кто бык, а кто матадор, надо успеть в сфинксе оседлать волну процесса, превратив корриду в родео. А история показала, что лучше попасть в нее, чем вляпаться.

Непоседливая нутриевая шуба, указывая на панталончики, спросила:

— А они хлопковые или трикотажные?

Продолжая развешивать белье и закреплять его разноцветными прищепками, Юлька отозвалась:

— Чистый хлопок. Никакой синтетики. Можете потрогать.

— Сколько стоит? — спросила бойкая женщина после внимательного исследования панталон.

— Пятьдесят рублей.

— Я беру.

— Она что, из дурдома сбежала? — подумал Вовка, но Юлька обрадовалась и взяла инициативу в свои руки:

— Уважаемые пассажиры, это рекламная распродажа от фирмы «Елабужский трикотаж». Просьба выбирать вещи в порядке очереди.

Моментально образовалась очередь и пошла активная торговля. Мужичок с бородкой суетился вокруг и с пулеметной скоростью сыпал прибаутками, напоминающими бред сумасшедшего:

— Трусь усами об трусы, подымаю парусы. Трусы, что полощутся над нашими головами, это знамена, под которыми мы въезжаем во врата сновидения. Трусы — это лекарство от трусости, это лекарство против страха.

В руке его откуда-то появился сачок, которым он проворно ловил предмет белья, выбранный очередным пассажиром, вываливал товар в тазик и тащил к Юльке с Вовкой, едва успевавшим обслуживать покупателей. Глаза мужичка блестели, клоунада явно была его стихией.

Юлька тоже вошла в раж и начала рекламировать белье:

— Дорогие покупатели! Елабужская фабрика первой в России приступила к выпуску мужских семейных трусов, заряженных на повышение потенции. Мы предлагаем вам уникальную разработку ученых Татарстана. Трусы пропитаны вытяжкой из травки-х…еставки, как ее называют в народе, произрастающей в бассейне реки Кама. Неприметное на вид растение с мелкими желтенькими цветочками содержит комплекс веществ, способствующих выделению андрогенов, мужских половых гормонов. Свойства травки издавна были известны воинственным племенам кочевников, населявшим берега Камы. В поход они всегда брали с собой мешочек сушеной х…еставки, подвешивая его на шею на кожаном шнурке, как самое дорогое.

Этим трусам не страшны стирка и кипячение, так как информация, заложенная в клетках растений, передается на молекулярном уровне. Апробация высокоэрогенных трусов, проведенная в городах Бугульма, Мамадыш и Пестрецы, привела к повышению рождаемости и резкому падению преступности, а также числа разводов и конфликтов в семьях.

Скуластенький, взметнув вверх сачок, затянул песню:

— Стоит над горой у Алеши, Алеши, Алеши…

Семейные трусы мгновенно исчезли с веревки. Дородная тетка с объемистой хозяйственной сумкой, подпрыгнув за цветастыми парашютами, едва не сорвала веревку. Мужичок разродился песней на мотив Бернесовской «Шаланды, полные кефали»:

Возьму я тазик от «Тефали», В него бельишко положу И попрошу, чтоб не вставали, Когда в автобус захожу. Я вам не скажу, что просветленье Может нас немедля посетить, Но точка сборки совершит движенье, Коль трусы в Икарусе купить. Возьму веревку я из шелка И словно струны натяну, Мадам, прошу убрать кошелку, Что норовит прорвать струну.

Автобус весело гудел, как улей в пору цветения трав. Вовка ощущал невероятную легкость и подъем. Он явственно чувствовал, как с него сваливаются многочисленные запреты, внедренные в глубоком детстве родителями и воспитателями. «Вот он, вкус подлинной свободы!» — подумал Тараканов.

На остановке, кряхтя и отдуваясь, в автобус влезла бабуля и возмутилась:

— Да что же это делается-то?

— Рекламная распродажа, — хором ответило несколько пассажиров.

— Посредством маразма достигнем оргазма, — изложил свою версию происходящего мужичок с сачком.

— А-а-а, — только и вымолвила бабуля и заняла очередь. Но ей ничего не досталось. Расстроившись, бабуля запричитала:

— Вечно мне ничего не достается.

Раскрасневшаяся Юлька тут же нашлась:

— От нашей фирмы мы дарим последнему покупателю прищепки и веревку!

Пассажиры захлопали, а бабуля расцвела так, будто выиграла в лотерее вторую пенсию. Народ стал интересоваться: на каких маршрутах и когда происходят распродажи. Вовка ответил:

— Распродажа от нашей фирмы заканчивается сегодня, но будьте внимательны. Возможно, наше начинание станет популярным, и другие фирмы тоже начнут делать распродажи в городском транспорте.

Люди бурно обсуждали торговую акцию, разглядывали покупки и показывали их друг другу. Мадам с кошелкой, поглаживая широченные парашюты, во всеуслышанье заявила, видимо, обращаясь к отсутствующему муженьку:

— Ну, теперь держись, родимый!

— Делайте ставку на х…еставку, сообщили нам из ставки Верховного Плавнокомандующего! — отозвался массовик-затейник.

Вовка наслаждался охватившими его куражом и свободой, внутри все ликовало, энергия била через край. Макушку сорвало, могучий восходящий поток пронизывал тело, сгущаясь в раскаленном сердце. Все, что выше пояса, превратилось в гигантский конус невесомой энергии, расширяющийся вверх и в стороны, исчезающий в бесконечности. Ощущение было такое, будто Вовка сбросил тяжеленный груз, который тащил всю жизнь, и теперь слегка парил над землей.

Что-то внутри Тараканова знало: сейчас нет ничего невозможного — стоит лишь пожелать, и все произойдет само собой. Самое интересное, что желать-то было и нечего. Кайф от самой игры был настолько велик, что исход ее был Вовке по барабану.

В какой-то момент Тараканову показалось, что происходящее с ним — это продолжение утреннего магического сна. «Реальность» сделалась мягкой, как пластилин.

Знакомство с Любомиром. Двести сум, танец журавля с синицей в руке, нити мира

На следующей остановке Тараканов с Юлькой вышли, и мужичок покинул автобус вместе с ними. Кивнув вслед отъезжающему Икарусу, он возбужденно зашевелил бровями, словно узрел нечто сверхъестественное, и выдал аргумент убойной силы:

— Смотрите, номер автобуса 200! Я же вам помогал духовный порох воспламенять, и вы мне окажите материальную помощь в 200 рублей.

Вовке было не жаль двухсот рублей для такого чудика, украсившего своим эксцентричным поведением ритуал с бельем. Но он решил продолжить игру. Тараканов вспомнил, что зачем-то таскает в кошельке 200 узбекских сум, которые подарила Марго ее подруга, осенью навещавшая ташкентскую родню. Порывшись в кошельке, он протянул безбашенному мужичку красивую бумажку:

— Чтоб спокоен был ваш ум, получите двести сум.

Мужичок тут же нашелся:

— От тюрьмы да от сумы не зарекайся!

Внимательно изучив яркую банкноту, бородатенький взбодрился еще сильнее. Он ткнул Вовке под нос узбекские деньги с таким видом, точно стал лауреатом Нобелевской премии:

— Да вы посмотрите, посмотрите. Третьи врата сновидения!

Тараканов с Юлькой покрутили в руках денежку, но ничего особенного не обнаружили. Юлька нетерпеливо обратилась за пояснениями:

— Ну и чего?

У мужичка было такое выражение лица, будто его собеседники не могут разглядеть огромный золотой самородок, лежащий у них под ногами. Он произнес:

— Номер купюры начинается с числа 200. Я живу в доме номер 200, поэтому вы мне должны 200 рублей.

Вовка с Юлькой прыснули со смеху и, восхитившись логикой мужичка, вручили ему 200 рублей. Тот с довольным видом прокомментировал:

— Все есть благо для чего-нибудь, так что меня устроит любой вариант, но лучше другой.

— Ты тоже у Болеслава на семинаре был? — в один голос воскликнули Юлька с Таракановым.

— Я Болеслава без всяких семинаров знаю, — ответил чудик, любуясь произведенным эффектом.

— Так ты и есть Капитоша, про

Цветы в желатине как это сделать

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящий роман является попыткой передачи опыта энергетических практик авторов, главными из которых являются:

йога;

игра в волшебство;

духовные танцы;

осознанные сновидения.

Начали мы зимой 1990 года с йоги, потом через два года занялись духовными танцами, а еще через год волшебством.

Йога явилась и является фундаментом, на котором строится жизнь авторов. С самого начала йогической практики мы попали в руки замечательных Мастеров йоги, которые «заразили» нас силой несгибаемого намерения по пробуждению энергетического потенциала. Мы фанатично посвящали йоговским комплексам от полутора до двух часов в день, перешли на вегетарианское питание, голодали по системе Брэгга. Немудрено, что через пару-тройку месяцев мы научились «чувствовать» энергию.

Когда мы впервые попали на духовные танцы, то поразились тому, что можно вызывать запредельные энергетические потоки простыми хороводными танцами, во время которых пропеваются известные мантры. При помощи духовных танцев удавалось вызывать такую мощную энергию, которая была нам недоступна после двух лет фанатичных йоговских тренировок. Безусловно, интенсивные занятия йогой подготовили тело и сознание для принятия могучих вибраций. Мы стали участвовать в регулярно проводимых танцевальных слетах и семинарах, активно пропагандируя танцы среди своих знакомых.

Как только мы стали заниматься йогой, то приобщились к чтению эзотерической литературы. Наиболее сильно поразили наше воображение произведения Карлоса Кастанеды и Ричарда Баха. Книги этих титанов мы прочли, но почти никаким практикам из их книг не цветы в желатине как это сделать следовали. Впрочем, труды Кастанеды пробудили у нас интерес к осознанным сновидениям, практиковаться в которых мы начали только с 1995 года, после прочтения книг Патриции Гарфильд и Стивена Лабержа.

Летом 1993 года мы были на танцевальном слете, и один из его участников — Андрей Ушаков — познакомил нас с некоторыми приемами волшебства из системы «Симорон», придуманной Петром Бурланом. Затем мы неоднократно участвовали в семинарах Бурлана.

В течение нескольких лет мы активно применяли методы волшебства и поделились приобретенными навыками, написав книги «Курс начинающего волшебника» (издательство «МТР», Москва, 1998) и «Сам себе волшебник» (издательство «КСП+», Москва, 1999).

После выхода этих книг мы стали проводить семинары, обучающие практическому волшебству.

Книги «Курс начинающего волшебника» и «Сам себе волшебник» были переизданы издательством «Питер» в сокращенном виде под названиями «Учебник везения» и «Технология успеха», соответственно. В 2003 году издательство «Питер» выпустило нашу книгу под названием «Сам себе волшебник», объединившую «Учебник везения» и «Технология успеха». Эта книга была дополнена историями из практики волшебников, а теоретическая часть — значительно сокращена и переработана.

Техники, описанные в этих книгах, прекрасно работают, они не могут устареть. Однако со времени написания этих книг прошло более пяти лет, и за это время, по мере проведения тренингов, у нас накопился уникальный опыт. Волшебные технологии получили дальнейшее развитие. Не раз новые идеи и техники рождались прямо во время семинаров, благодаря творческому настрою участников.

В данном романе мы подробнейшим образом описали свой нынешний тренинг «Танцующие волшебники» (по состоянию на октябрь 2003 года), включив в книгу ВСЕ техники, которые даем на семинаре. Роман, как и тренинг, основан на бесценном опыте огромного количества участников семинаров — людей, живущих на необъятных просторах от Прибалтики до Дальнего Востока. Рассказы этих людей, вплетенные в сюжет книги, заряжены жаром сердец и самобытным талантом тех, кто живет в интересных, непредсказуемых и неподвластных законам логики вселенных.

Постоянным источником вдохновения для нас является конференция волшебников на нашей страничке в Интернете http://www.simoron.ru/. Это живой, искрящийся творчеством и смехом, опыт многих волшебников, который постоянно обновляется и пополняется.

Постепенно мы стали проводить на своих семинарах духовные танцы, и сейчас они фактически являются фундаментом тренинга. Танцы — это демонстрация и прямая передача состояния волшебника, состояния полета, экстаза, к которому многие искатели идут годами и десятилетиями упорной практики. Мы поняли, что духовные танцы — уникальный инструмент, вызывающий мощнейшие энергетические потоки быстро, легко и непринужденно, без многолетних тренировок.

Мы детально описали в этой книге наши пиковые состояния, вызванные духовными танцами и Игрой в волшебников, энергетические ощущения от йоги, яркие эпизоды своей практики осознанных сновидений.

Треть нашего «энергетического романа» была написана в дороге между семинарами, в поездах, самолетах, автобусах, маршрутках… Трясешься в ночном поезде, несущемся сквозь бескрайнюю казахскую степь или дремучую сибирскую тайгу, описываешь свои переживания от духовных танцев, йоги или волшебных технологий — и вновь погружаешься в океан блаженства. Сна нет ни в одном глазу, все тело полыхает и гудит от мощнейшего Потока энергии. А на бумагу, огненными трассирующими очередями из сердца, ложатся строчки, вызывающие еще больший экстаз… В этой книге мы попытались передать словами неописуемое, опыт, который выходит за рамки привычных представлений о мире. Понимаешь, насколько жалок и беспомощен язык, слова человеческие, когда дело касается ошеломляющего мистического опыта.

Таким образом, роман несет небывалый энергетический заряд, являясь уникальным тренингом, крепчайшим концентратом чудес «пятилетней выдержки», фейерверком юмора и творчества волшебников, потрясающим повествованием о запредельных переживаниях авторов книги и участников их тренингов.

ВСЕМ! ВСЕМ! ВСЕМ!

ЛЮБЫЕ ЧУДЕСА — РАЗРЕШЕНЫ!

БЛАГОДАРНОСТИ

Великолепным виртуальным тренингом является конференция волшебников http://www.simoron.ru/forum. Конференция предназначена для общения единомышленников, интересующихся волшебством. Ядро ее составляют участники наших семинаров, которые поддерживают заряд энергии, полученный на семинарах, творческим участием в конференции. Для тех, у кого нет возможности попасть на семинар, участие в форуме — отличная возможность разжечь внутренний Огонь и окунуться в состояние волшебника, получить групповую поддержку и самому набраться волшебного опыта, обсудить интересующие вопросы.

В конференции придумывается огромное количество смешных абсурдных ритуалов, стихов, песен, афоризмов, поговорок и других текстов, для сотворения различных чудес, разрешения проблем, и просто для состояния куража, которое мы считаем основой волшебной игры.

Особая благодарность гвардейцам конференции: Пану, Солистке, Лисси Муссе, Бодрецу, Поротти, АлАлу, и другим — огромное вам СПАСИБО за буйный Огонь, неугомонность, чувство юмора, наглость волшебника и блестящее творчество! С согласия Бодреца и Солистки, мы включили в роман несколько их замечательных рассказов и стихов.

Горячо благодарим участников наших семинаров, чьи рассказы сверкающими бриллиантами украсили эту книгу, а также тех, кто своим творческим участием в тренинге подтолкнул нас к новым идеям и волшебным техникам.

Отдельное спасибо:

Ольге Шелест, благодаря которой мы начали работу над романом;

Лисси Муссе за титанический труд по созданию сайта, состоящего из сливок конференции, а также за прекрасную рассылку новостей конференции;

Кате Корольковой и Дону Педро Ру за блестящие рассказы;

Гомонову Володе, научившему нас технике «ТАКов»;

Рамиру Капитонычу за то, что он существует на Земле;

Марку Хевиллу, Нарайяну, Берни Хейдеману, Джеймсу Бургесу за вдохновенные семинары по духовным танцам.

ГЛАВА 1. НАЧАЛО. СТРАННОЕ ЗНАКОМСТВО

Сон о перстне

Вовка увидел небольшую кухню. Пышная дама в элегантном ярко-зеленом костюме и аккуратненькая старушка пили чай с абрикосовым вареньем, сидя за застеленным цветастой клеенкой столом. Дама взволнованно рассказывала:

— Все сделала, как Вы говорили, Настасья Петровна. Поймала таракана. Так, среднего, какой попался. Сказала ему: «Пойди, приведи Пахана!» Потом отпустила, а он убежал. Спустя некоторое время смотрю, а в литровой банке, куда я заранее поставила две пивные пробки с водкой и пловом, сидит огромный жирный таракан. Я закрыла банку пластмассовой крышкой с дырочками, чтобы ему было чем дышать. Ровно в полночь зажгла четыре свечки, встала перед банкой, направила перст на «Пахана» и гипнотическим голосом трижды произнесла: «Или платите, или уходите!» Во время оглашения ультиматума таракан смотрел в мою сторону и шевелил усами, а после третьей фразы пробежал круг по дну банки. Когда я засунула руку в банку, он даже не шелохнулся, и дал себя взять. Вытащила его и положила на стол. Таракан не подавал признаков жизни, и я отправилась спать. Утром заглянула, а он снова в банке сидит. Я подумала: пусть делает, что хочет, и стала собираться на работу. Открыла входную дверь, а на коврике под дверью восточный перстень. Ну, виданное ли это дело? — дама всплеснула руками.

Затем она достала из сумочки массивный, явно старинный, золотой перстень с тонким арабским орнаментом, оплетавшим большой красный рубин. Старушка, с приоткрытым от изумления ртом, уставилась на драгоценность. После продолжительной паузы она выдохнула:

— Хосподи, никогда такого не было! Что тапереча делать-то?

— Мой Болеслав, когда ему рассказала об этом, расхохотался и заявил, что, мол, твоя бабка кольцо ночью и подложила — она ведь у тебя уже на три таких кольца денег вытянула. А потом задумался, серьезно на меня посмотрел и сказал, что тараканы оплатили свое проживание у нас и теперь таракан является нашим тотемом. Их не только нельзя убивать, а наоборот, нужно почитать и заботиться о них, как индусы о коровах или дагоны о крокодилах. «Ты же сама ему предложила или заплатить или уходить, вот он и выбрал!» — припечатал он меня.

Тут Вовка Тараканов осознал, что лежит на диване, купленном год назад, в своей собственной трехкомнатной московской квартире, и что он только что видел яркий сон, который помнился во всех деталях. На стенах были узнаваемые обои цвета светлого песка, под потолком деревянная люстра с белыми стеклянными плафонами, справа виднелся стол с компьютером, принтером, сканером и ворохом беспорядочно разбросанных бумаг, дискет и компакт-дисков. Тишину нарушало привычное тиканье электронных часов.

— Да, я проснулся, — мысленно констатировал Вовка, — хотя наверняка этого сказать нельзя никогда. Сколько раз было: думаешь, что проснулся, умываешься, делаешь зарядку, ешь и так далее, а потом выясняется, что еще спишь. И такие ложные просыпания бывают по нескольку раз подряд, особенно после осознанных сновидений.?

Вовка ощутил себя в дневном мире (он сознательно не употреблял словосочетание «реальный мир») и отметил, что в голове зароились мысли. Тараканов вспомнил, что сегодня в НИИ, где он работает, дают зарплату. Настроение у Вовки сразу сделалось прекрасным. Он подумал о том, как мало надо человеку для хорошего настроения и как легко это настроение можно испортить каким-нибудь пустяком, типа…

Впрочем, о типе пустяка Вовка додумать не успел, так как снова вспомнился сон. Вовка еще раз медленно прокрутил его от начала до конца и потянулся за толстенной амбарной книгой, лежавшей на тумбочке в изголовье. В книгу Тараканов записывал сновидения, с тех пор, как прочитал Кастанеду и различные учебники по сновидениям, коих в последнее время появилось в избытке. Книги Карлоса Кастанеды Тараканову подсунули более десяти лет назад, когда он, еще будучи студентом, начал заниматься йогой.

Потертые листы едва разборчивых ксерокопий машинописного текста, где местами авторучкой были вставлены исправления, перевернули Вовкину жизнь. Впрочем, его знакомый Макс, работавший психиатром в больнице имени Кащенко, считал книги Кастанеды вредными для психического здоровья. Макс утверждал, что семь процентов людей, прочитавших Карлоса, стали обитателями желтого дома, их так и называют — «кастанедчики». Макс и сам слегка напоминал душевнобольного, и когда однажды Вовка ехидно спросил эскулапа:

— Как отличить врача психиатрической больницы от пациента? — Макс, не заметив насмешки, гордо ответил:

— Мы в белых халатах!

А Вовка про себя подумал: «Вот хохма будет, если врачей психбольницы одеть в полосатые халаты, а психов в белые». Вовка тогда прыснул от смеха, представив Макса в полосатом халате, с пеной у рта доказывавшего душевнобольным, что он-то, как раз, и есть нормальный, а они — психи.

Амбарная книга раскрылась на странице, где лежала шариковая авторучка. Отступив несколько строчек от записи последнего сна, чтобы впоследствии можно было вписать какие-то комментарии или события дневной жизни, связанные со сновидением, Тараканов аккуратно вывел в центре чистой строки: «ТАРАКАНЫ ЗАПЛАТИЛИ!» Затем Вовка записал все, что помнил, и изобразил перстень, тщательно прорисовав золотую арабскую вязь. Удовлетворенно полюбовавшись рисунком, Тараканов захлопнул книгу и поплелся в ванную.

Умывшись, Вовка с наслаждением сделал ежедневный йоговский комплекс, окунувшись в привычный океан энергии, который после осознаваемого сна воспринимался необычайно остро. Накачанное энергией тело раскалилось и вибрировало. По нему в различных направлениях бегали тугие ручейки жаркой праны, от которых возникало чувство невыразимого блаженства. Эти потоки, постепенно затухая, ощущались в течение всего дня, и стоило Тараканову вспомнить утренний комплекс, как интенсивность их возрастала.

После йоги Вовка, усевшись за компьютер, бегло просмотрел электронную почту, потом зашел на кухню, включил электрический чайник и заварил в чашке травный чаек. Когда чай настоялся, Тараканов достал мед, йогурт, бананы и медитативно позавтракал.

Встреча с Болеславом в метро. В гостях у Болеслава, тараканий Царь

Ясный морозный день был уже в разгаре, когда Вовка вышел из дома, держа курс на работу.

Тараканов работал программистом в академическом НИИ и получал неплохие деньги, считая, что принадлежит к среднему классу. Иностранные фирмы предпочитали размещать сложные заказы в России, где программистам можно платить в десятки раз меньше, чем на Западе. Директор Вовкиного НИИ был пробивной человек, и заказов хватало выше крыши. Иногда Вовка мог неделю просидеть за компьютером, выходя на свет Божий только в магазин. Работал он на дому, ходить в офис нужды не было, так как дома стоял новенький компьютер. Тараканов был очень доволен своей работой, особенно ему нравилось, что он может спокойно уехать хоть на неделю, хоть на две, без всякого отпуска, только позвонив начальнику отдела.

Частенько Вовка просиживал ночи напролет, лазая по Интернету. Все начиналось с невинной мысли: сейчас схожу на один сайт, посмотрю нужную информацию и сразу выйду. Но не тут то было. Имея оптоволоконную выделенную линию, когда сайты загружаются практически мгновенно и связь не прерывается, Тараканов надолго терял голову во всемирной паутине.

В последнее время Вовка немного успокоился, и бессонные ночи в Интернете случались все реже. Вчера он выдержал характер и лег спать только в два часа ночи.

Доехав на маршрутке до метро, Тараканов зашел в подземку. В вагоне нашлось свободное место, и Вовка достал свою амбарную книгу снов, которую захватил с собой, чтобы перечитать сон и попытаться вспомнить еще какие-то подробности. Рисунок арабской вязи на перстне притянул магнитом взгляд Вовки, и он, взяв авторучку, слегка подправил орнамент. В этот момент чья-то рука мягко легла на плечо.

Подтянутый дядька, немного старше Тараканова, с едва заметной улыбкой на лице, позволил себе такую бестактность — тронуть за плечо незнакомого человека, да еще в метро. Хитро подмигнув Вовке, незнакомец склонился к нему и шепнул:

— Именно ты мне и нужен, голубчик.

Дядька стащил с правой руки перчатку из мягкой кожи, и поднес руку почти к самому Вовкиному лицу. Тот сначала инстинктивно отшатнулся, но, увидев на среднем пальце незнакомца перстень с рубином, изумленно уставился на него. Тараканову было совершенно очевидно, что это перстень из сегодняшнего сна.

— Пошли, — произнес незнакомец и повлек Вовку к выходу из вагона. Тараканов не сопротивлялся, он почувствовал, что стоит на пороге невероятно таинственного приключения, подтверждением чему служили мурашки, пробежавшие по спине вдоль позвоночника.

Когда они оказались на платформе, дядька отпустил Тараканова и уверенно произнес:

— Зайдем ко мне, есть разговор.

Тут Вовка рассмотрел незнакомца. Тот был приблизительно одного роста с Таракановым, из-под шапки виднелись черные, как смоль, волосы, а карие глаза излучали внутреннюю силу и проницательность.

«Ученый, а может, маг или экстрасенс», — подумал Тараканов. Вовку редко подводила интуиция, которая особенно обострилась после того, как он начал заниматься йогой и работать со сновидениями.

Тараканов зашагал за незнакомцем, с интересом глазея по сторонам. Они шли по бульвару. Множество бабулек наблюдали за возившимися в свежем снегу ребятишками. Внимание Вовки привлек обаятельный негритенок, активно бросавший снежками в снежную бабу, на которой кто-то надежно закрепил корзину без дна. Мальчишки кидали снежки в эту корзину, а негритенок был самым метким. Под корзиной стояло алюминиевое ведро, и каждое удачное попадание сопровождалось металлическим стуком.

Неожиданно незнакомец бросил кейс на лавочку, слепил снежок и по высокой траектории запустил его точно в корзину. Вовка аж присвистнул — расстояние было приличным, а негритенок, сверкнув белоснежными зубами, на чистейшем русском языке прокричал:

— Молодец, дядя, в Лондон поедешь!

Дядька с воплем «Спартак — чемпион!» вбежал на снежную горку, достал из кармана блестящую золотом фольги шоколадную медаль на широкой красной ленте и, склонившись вперед, торжественно повесил медаль себе на шею. Скатившись, стоя в полный рост, с ледяной горки, дядька подошел к мальчишкам и выдал им упаковку жвачки «Stimorol».

Затем незнакомец чинно вернулся к скамейке, взял кейс и буркнул Тараканову:

— Целую неделю ночами тренировался.

Потом он, глядя Вовке в глаза, подал руку:

— Болеслав.

— Владимир, — автоматически ответил Тараканов, пожимая руку дядьки и чувствуя волшебное кольцо в своей руке.

— Вот мы и пришли, — произнес незнакомец через несколько минут, указывая на типовую панельную девятиэтажку.

Открыв металлическую дверь на втором этаже, Болеслав впустил Тараканова в прихожую. На полу сидели два серых полосатых котенка месяцев шести от роду и внимательно смотрели на вошедших.

— Привет, бандиты! — воскликнул Болеслав, и лицо его расплылось в улыбке.

В ответ кошечка, которая была явно меньше кота, замяукала, и дядька мягким голосом произнес:

— Ах ты, моя красавица, ах ты, моя умница!

Потом он обратился к коту:

— Чем занимался, бандит?

Кошки стали тереться о ноги дядьки, он нагнулся и двумя руками одновременно погладил их. Затем Болеслав обратился к Тараканову:

— Что стоишь, будь как дома, раздевайся, повесь куртку в шкаф, в калошнице возьми тапочки.

Котята безо всякого стеснения стали обнюхивать Тараканова. Болеслав провел Вовку в комнату, и Тараканов, увидев компьютерный стол, на котором находилось все необходимое для работы с компьютером, подумал: «Наш человек!»

На полу лежал ковер, который Болеслав скатал, пояснив:

— Сейчас увидишь любопытное шоу, а я пока пойду, позабочусь насчет угощения. Ты что будешь пить: чай или кофе?

— Чай, если можно, из трав, — ответил Тараканов без колебания, — йоги кофе не пьют.

— Я так и понял, что ты либо йогой занимаешься, либо цигуном — тело тренированное.

— А вы маг?

— Почти, — хмыкнул Болеслав и отправился на кухню.

Внимание Вовки переместилось на животных. Кошка нырнула в образовавшуюся из ковра трубу, а кот стал ходить вдоль трубы. Где находится кошка, было абсолютно непонятно, но кот безошибочно обнаруживал ее местонахождение и иногда вскакивал на ковер, пытаясь слегка придавить кошку. Потом резко бежал к одному из концов трубы, пытаясь там подловить подружку. Та его чуяла и бежала к другому концу трубы. Кот не выдержал и влез в трубу, а кошечка выбежала с другой стороны. Так они гонялись друг за другом, пока в какой-то момент кот не разогнался и со всего маха не ударил лапами, грудью и головой по центру трубы. Ковер развернулся, и кот бросился на свою подружку. Они сцепились в клубок, покувыркались и в недоумении остановились.

Кот подошел к краю ковра, лапой загнул его угол и, глядя прямо в глаза Тараканову, стал мяукать, призывая Вовку снова скатать ковер. В это время пришел Болеслав, подмигнул Тараканову, скатал ковер и прислонил его под небольшим углом к стене. Кот тут же оказался наверху и стал исследовать начало трубы, почти целиком туда забравшись, только кончик хвоста торчал наружу. Затем кот вылез и стал изучать трубу, погрузив в нее уже заднюю часть тела, так что виднелась одна голова. Зрелище было настолько уморительным, что Тараканов захохотал во весь голос.

Когда кот вылез, то спрыгнул вниз и умудрился немного размотать ковер. После этого он снова влез наверх и спустился по отмотанному ворсистому куску ковра. Тут за дело взялась кошка: стремительно и грациозно взбежала наверх и бесстрашно нырнула в трубу, выскочив затем через нижнее отверстие. Кошки стали наперегонки кататься по трубе.

— Ай да молодцы, пошли, угощу вас сметанкой, — захлопал в ладоши вошедший Болеслав. — И ты ступай на кухню, чай уже заварился, — обратился он к Вовке и отправился на кухню, сопровождаемый кошачьим эскортом.

Аромат и вкус смеси из черного и зеленого чая вместе с экзотическими фруктами оказался отменным. Заглянув Вовке в глаза, Болеслав начал беседу:

— Слышал ли ты о тотемах, о связи между человеком и животным?

— Да, конечно.

— Так вот, моим тотемом стал таракан. Сначала мне приснился сон: я оказался в гостях у Царя тараканов. Им был обаятельный молодой мужчина с темно-рыжими волосами и пышными усами. Взгляд глубоких карих глаз проникал в самую душу. Одет он был в пурпурную мантию.

— Извините, но откуда Вы узнали, что он тараканий Царь? — перебил Тараканов.

— Давай на ты, — отозвался Болеслав. — Он сам мне представился и назвал свое тайное имя, которое просил никому не сообщать. Царь поведал, что у меня с тараканами давний союз, о котором он только напоминает мне, и в заключение подарил мне перстень. Сон был очень яркий и запомнился во всех подробностях, но я не придал ему значения, пока жена, при весьма необычных обстоятельствах, не нашла перстень, в точности такой, какой подарил мне во сне Царь.

Здесь Болеслав повторил историю, уже знакомую Вовке.

«То ли я схожу с ума, то ли дядька — гипнотизер», — подумал Тараканов.

— Мне тоже приходили в голову мысли, что я спятил, — признался Болеслав. — Но потом мне приснился еще один сон, в котором вновь явился Царь тараканов. Он уверил меня, что я абсолютно здоров психически.

— Угощайся фруктами, — сказал Болеслав. Тараканов выбрал сочную грушу, а Болеслав принялся за спелый банан, источавший густой аромат. Покончив с лакомством, Болеслав продолжил:

— Царь сказал, что перстень укажет мне молодого человека. Его нужно будет обучить искусству, которым я владею. Увидев сегодня точное изображение рубинового перстня в твоем кондуите, я понял, что ты и есть посланник Царя тараканов.

— Кстати, моя фамилия Тараканов, — озадаченно вымолвил Вовка.

На кухне воцарилась тишина, даже кошки подремывали под столом. Затем Болеслав потянулся, не вставая со стула, и произнес:

— Тебе пора уходить, у меня дела, — Болеслав черкнул шариковой ручкой на листе бумаги и протянул записку Тараканову. — Завтра придешь в восемнадцать ноль-ноль по этому адресу. Я веду курсы для начинающих волшебников.

Выйдя из подъезда, Вовка подумал: «А может, Болеслав — Учитель, которого самозабвенно призывают люди, мечтающие о Свободе?» Тараканов прочитал немало книг о различных мистиках, стремившихся придти к Себе, к просветлению, к Богу, к нирване, к сатори, к самадхи, войти в поток Дао и т. д. И почти во всех книгах говорилось, что без помощи просветленного Учителя, который уже «там», добиться всех этих «благ» практически невозможно.

ГЛАВА 2. ПЕРВЫЙ ВЕЧЕР СЕМИНАРА ТАНЦУЮЩИХ ВОЛШЕБНИКОВ

Зажигательный танец

В 17.50 Вовка, руководствуясь запиской Болеслава, отыскал Дом Культуры, построенный в пятидесятые годы. Раздевшись, Тараканов поднялся на второй этаж. Стрелки с надписью «СЕМИНАР ТАНЦУЮЩИХ ВОЛШЕБНИКОВ» привели его к столику, где продавали билеты. Купив билет, Вовка зашел в огромный танцевальный зал с высоченными потолками. К немалому удивлению Тараканова, народу набралось порядка ста человек. Все сидели на стульях, расставленных в несколько концентрических кругов. Вовка сел на стул в последнем кругу и стал разглядывать публику. Преобладали молодые люди в возрасте от двадцати пяти до сорока лет, хотя были представлены все возрастные группы. Кто-то привел ребенка, которого, видимо, не с кем было оставить дома, а кое-где виднелись седеющие и лысеющие головы пенсионеров.

Неподалеку от Тараканова восседал дедок лет семидесяти пяти, в ботинках на толстой подошве и коричневом костюме, из-под которого выглядывала клетчатая рубашка. Заметив, что Тараканов смотрит на него, дед приветливо улыбнулся ему и степенно кивнул.

Тут появился Болеслав в яркой футболке, джинсах и легких кожаных босоножках, пролез на «арену», поздоровался и представился. Он сказал, что семинар начнется с танца, и предложил каждому отнести свой стул к стене, чтобы освободить пространство для танца. После этого все образовали два круга и взялись за руки.

На лицах некоторых людей читались растерянность и замешательство, прятавшиеся под смущенными улыбками, у большинства же в глазах светились любопытство и азарт. Вовка оказался во внешнем круге. Болеслав призвал всех закрыть глаза и прислушаться к тишине. Как только круги были сформированы, Вовка почувствовал, как по его телу заструилась энергия: ладони сразу нагрелись, в них приятно покалывало, а по спине побежали мурашки. Постепенно все Вовкино тело еле заметно завибрировало, стало нагреваться. Наконец Болеслав прервал молчание:

— В этом семинаре есть две составляющие: явная и неявная, логическая, построенная на словах, и энергетическая, основанная на ощущениях. Начнем с неявной, энергетической. Через танцы я открыл для себя источник энергии колоссальной силы и сейчас попытаюсь эту энергию вам продемонстрировать. Просьба воспринимать танцы, как энергетическую практику. Чтобы ощутить поток энергии, нужно максимально расслабить все тело. Обратите особое внимание на руки. Если они скованы, то соседу будет некомфортно. Прислушивайтесь к тому, что происходит в центре груди, да и во всем теле.

После этих слов Тараканов почувствовал значительное усиление потока, в груди приятно защекотало и стало разливаться тепло. Болеслав продолжал:

— Танцы будут сопровождаться пропеванием различных фраз. Итак, начнем. Во время всего танца держимся за руки.

Болеслав закрыл глаза и тихонько запел: «Я разжигаю огонь». Мелодия была невероятно заводная. Постепенно Болеслав запел громче и жестом призвал присоединиться к нему. Практически сразу мощный хор голосов подхватил песню. Когда стало ясно, что все освоились с мелодией, Болеслав одним жестом прекратил пение. Затем он показал движения: поклонился вправо по диагонали, выпрямился с небольшим прогибом назад и поклонился влево. Проделав это четыре раза, он попросил повторить движения, и все с энтузиазмом их выполнили.

Без паузы Болеслав пошел приставными шагами вправо, поднимая руки вверх, с прогибом назад, и опуская их вниз. Круг дружно двинулся вправо. Четырежды пропев фразу, Болеслав подпрыгивающей походкой пошел в центр, постепенно поднимая руки вверх, а затем из центра, опуская руки вниз. После этого Болеслав стал делать первое движение, наклонившись вправо. Танец закрутился. Болеслав всем своим видом демонстрировал невероятный кураж: пружинистыми шагами шел в центр, а на слове «огонь» подпрыгивал вверх, явно усиливая энергетический поток.

Скорость танца постепенно нарастала, а после того, как достигла пика, стала спадать. Наконец Болеслав остановил танец, призвав всех закрыть глаза, выпрямить спину, максимально расслабить тело и успокоить дыхание.

Тараканов ощутил, как через все тело сверху вниз обрушился поток невероятной силы. Энергия входила через макушку и лоб, опускаясь по позвоночнику к ногам. Тараканову чудилось, что его тело расширяется во все стороны, что рост его увеличивается. По йоговской привычке Вовка прижал кончик языка к верхнему нёбу, что произвело неописуемый эффект завихрения энергии в голове.

Тут Болеслав сказал, что можно открыть глаза. Вовку изумила необыкновенная четкость окружающей картинки: цвета стали яркими, как во сне, обострилось восприятие звука, а во рту был знакомый привкус энергии. В Вовкиной практике было несколько подобных переживаний во время занятий йогой, но идти к ним приходилось годами упорных тренировок.

— Вот это да! — подивился Тараканов. — При помощи сущей ерунды: поклоны, прогибчики, приставные шаги, можно добиться такого состояния за несколько минут. Без всякой подготовки, разминки, сложных йоговских поз и дыхательных упражнений.

Внутренний Огонь. «Довоз до угла». Кто такой волшебник? Привычная картина мира (ПКМ) — религия. Жонглирование картинами мира

Болеслав сказал поставить стулья так, как они стояли первоначально.

Оглядевшись, Вовка понял, что не все полностью «въехали» в произошедшее: часть людей хихикала, некоторые, как ни в чем не бывало, принялись разговаривать. Но почти у всех глаза искрились, на щеках появился румянец.

За каких-то пять-десять минут аудитория сплотилась, люди стали ближе друг другу. Тот, кто явно не почувствовал энергию, по крайней мере, расслабился. Напряженных и хмурых лиц не осталось.

После того, как все расселись, Болеслав спросил:

— Что происходит с вашим телом прямо сейчас?

— Руки нагрелись, как будто через них идет ток, тепло в груди, жар в позвоночнике, спина вспотела, голова кружится, как будто полголовы сняли…, — раздалось с разных сторон.

— Конечно, этот вопрос — небольшая провокация. Я спросил, что происходит с телом, а это подразумевает, будто с ним что-то должно происходить. Поэтому, если вы примете игру, то обязательно найдете какие-то изменения. С другой стороны, пока мы живы, с телом постоянно что-то происходит, просто я перенес фокус вашего внимания на тело. Чем чаще вы будете обращать на него внимание и задавать себе вопрос: «А что, собственно, происходит сейчас с моим телом?», — тем чувствительнее оно будет становиться.

Во время танца был мощный поток энергии, максимальная концентрация которого приходилась на момент, когда танец закончился и мы стояли в тишине. Поток идет до сих пор, и его волны можно ощутить не только сегодня вечером, но и завтра, и даже через несколько дней после танца. Кастанеда называл этот поток энергии Внутренним Огнем. Это базовое состояние мага и волшебника, йога и цигуниста, когда разогреваются различные части тела: или копчик, или солнечное сплетение, или лоб с макушкой, или позвоночник, или все тело. По нему начинают бегать токи. Состояние очень приятное, возникает чувство легкости, глаза ярко блестят.

Если это состояние вам знакомо, то вызывать его можно прямой командой. Я сейчас даю команду нагреться кончику носа и тут же чувствую приятное тепло и щекотание в носу. Теперь я могу постепенно распространить это тепло по всему телу. Особенно приятно, когда разогревается область сердца. Появляется ощущение любви ко всему живому.

Есть разные способы тренировок для разжигания Огня: танцы, йога, цигун, тенсегрити, купание в проруби, обливание холодной водой и другие. В православии — это молитва. Молиться надо «в духе», то есть уже с разожженным Внутренним Огнем. От молитвы он разжигается еще сильнее.

— Получается парадокс: молитва нужна для разжигания Внутреннего Огня, а он разжигается молитвой, — вставил интеллигент из второго ряда.

— Так и советуют: молись постоянно, все остальное придет. К Внутреннему Огню мы еще вернемся. А теперь озвучьте свои намерения, зачем сюда пришли?

Симпатичная дама лет тридцати пяти в ярко-красном костюме сходу ответила:

— Я хочу, чтобы моя фирма стала процветающей.

Люди наперебой загалдели, слышались обрывки фраз:

— Выйти замуж, получить квартиру, разбогатеть, выздороветь…

— Понятно, — с улыбкой кивнул Болеслав, — послушайте анекдот. Поздней ночью возвращается домой мужчина. В подворотне его встречает бандит с ножом:

— Деньги отдавай.

— Нет денег.

— Тогда дай закурить.

— Не курю.

Бандит прыгает мужчине на спину и произносит:

— Ну, хотя бы до угла довези!

Публика разразилась дружным хохотом.

Болеслав продолжил:

— Многие пришли с намерением «доехать до определенного угла»: выйти замуж, заработать денег и так далее, рассчитывая доехать на мне. И не надейтесь! Будете сами довозить себя или довезете друг друга во время различных парных упражнений.

Подытожим намерения, которые вы озвучили. Сколько существует углов?

— Все сводится к трем: деньги, любовь, здоровье, — ответил Тараканов.

— А я хочу с невесткой отношения наладить, — вставила шустрая пенсионерка.

— Итак, четыре угла, — подвел итог Болеслав, — деньги, любовь, здоровье, взаимоотношения. И все! Впрочем, еще пятый угол есть — всякого рода духовные заморочки: просветление, открытие чакр, развитие экстрасенсорных способностей.

Есть ли у кого другие намерения, кроме доезда до углов?

— Есть. Пришел с компанией повеселиться, — ответил черноволосый молодой человек, похожий на индейца.

— А я пришла посмотреть на автора книг, — заявила пожилая женщина в очках.

— У меня одно намерение, — ответила пышная молодая блондинка с сияющим лицом. — Стать волшебницей.

Вовка сразу обратил на нее внимание, как только зашел в зал. Многие мужчины периодически рассматривали ее восхищенными взорами. На миловидном лице выделялись сочные губы, короткая стрижка открывала красивую шею, обтягивающая бордовая кофта подчеркивала крупную грудь. Ее широкие бедра, плавные линии которых подчеркивались узкой талией, вызвали у Вовки ассоциации с индийскими женщинами и Кама Сутрой.

— Замечательное намерение, — поддержал Болеслав блондинку, — а кто же такой волшебник?

— Тот, кто исполняет любые желания, — раздалось сразу с нескольких сторон.

— Уточните, — парировал Болеслав. — Утром человек проснулся, попал ногой в тапок, сходил в туалет. Волшебник?

— Нет, — ответило из зала несколько голосов.

— Подумайте, сколько лет понадобилось для того, чтобы научиться выполнять эти действия? Поначалу они были необычайно трудны: просто ходить на двух ногах, завязывать шнурки… Итак, все люди являются волшебниками, и любое действие — это волшебство. Привычное волшебство, уточню я.

— Волшебник исполняет необычные желания, делает чудеса, — сказал кто-то.

— А что такое чудо и откуда мы знаем, что обычно, а что необычно? — поинтересовался Болеслав.

— Чудо — это то, что маловероятно, чего не может быть, но оно происходит.

— Вот мы и подошли к ключевому понятию, — подытожил Болеслав. — С детства человек начинает создавать картину мира, в которой подробно расписано, как устроен мир, что здесь возможно, а что нет. Картина мира ребенка строится на основе картин мира окружающих его людей: родителей, родственников, друзей, учителей… Можно сказать, что существуют глобальные соглашения о мироустройстве между различными группами людей, от семьи до стран и континентов. Картина мира каждого человека уникальна и неповторима. Общие элементы моделей мироздания большинства людей назовем привычной картиной мира или сокращенно ПКМ. Понятно, что ПКМ — идеализированный объект и точному описанию не поддается. Кроме того, ясно, что ПКМ москвичей отличается от ПКМ питерцев, ПКМ россиян от ПКМ европейцев и американцев и так далее. Зачем же создается ПКМ?

— Чтобы люди могли общаться, — раздалось из зала.

— Для чего нужно общение? Чтобы мы не грузились философией, задам вам простенький вопрос: что такое жизнь и в чем ее смысл?

— Способ существования белковых тел…, — забарабанил кто-то, вызвав снисходительные улыбки на лицах присутствующих.

— Жизнь — это учеба, жизнь — это работа, жизнь — это очередь, жизнь — это тюрьма, жизнь — это приключение, жизнь — это сумасшедший дом, жизнь — это театр абсурда…, — загалдели все одновременно.

— Все это демонстрация различий в картинах мира. А где находятся картины мира?

— В голове, — послышалось из зала.

— Значит, чем является любая картина мира?

— Иллюзией, — ответила сексапильная блондинка.

— Гениально. Поэтому глупо обсуждать, чья картина мира лучше или хуже. Все, что я здесь скажу, будет элементами моей картины мира, а вы будете воспринимать сказанное сквозь призму своих представлений о мире. Как говорится, фильтруйте базар, а не думайте, что я буду изрекать какие-то секретные космические законы, сообщенные мне небесным учителем.

— Короче, Склифосовский! Переходи к сути, — заявил индеец, улыбаясь.

— Между прочим, я сейчас даю основной материал. Для тех, кто не поймет, будут техники. Краткости ради, я буду называть элементы картин мира просто картинами мира. Из предложенного набора определений жизни выберу такой: жизнь — это приключение, игра.

Могу «доказать» это утверждение. Предположим, что мы — бессмертные существа.

— А чего предполагать, так и есть, — сказал мужичок с окладистой бородой.

— Не будем обсуждать, что есть истина и существует ли она. Я считаю, что чем больше у вас картин мира, тем больше способов реагирования на различные ситуации. В какой-то момент можно поиграть в картину мира, в которой мы бессмертные существа, в другой момент — что смертные. Можно загрузить представление, что жизнь — учеба или тюрьма, а можно — веселое приключение. Итак, пусть мы бессмертные существа. Что может делать бессмертное существо?

— Познавать самого себя, получать удовольствие, вот и все, — прозвучало из зала.

— Десяток лет назад я спросил у своего сына, играющего в «Денди»: «Что делают люди на этой планете?» Не оборачиваясь, он молниеносно ответил: «Время коротают!»

Последняя фраза Болеслава потонула в общем хохоте. После паузы он продолжил:

— Это был ответ бессмертного существа! То есть, ПКМ нужна, чтобы интересно коротать время, наслаждаясь коллективной игрой. А на что был похож танец, с которого мы начали семинар? — резко сменил тему Болеслав.

— На шаманские танцы, ритуальные пляски, секта…

— Мне нравится слово «секта». Итак, я вас поздравляю, вы попали в секту.

В зале раздалось несколько нервных смешков, а одна молоденькая девчонка, лет двадцати пяти, выпалила:

— Подумаешь, из одной в другую перешли!

— Прекрасно, своей шуткой вы продемонстрировали замечательный пример применения техники жонглирования картинами мира, о которой я расскажу чуть позже! — воскликнул Болеслав. — Я буду зомбировать вас на успех, — продолжил он, очаровательно улыбаясь. — Хочу вас успокоить и обрадовать: мы все давно живем в секте, страшней которой (или прекрасней которой, кому как нравится) не придумать, а религия называется ПКМ. Сейчас прозвучит типичная молитва, которую мы произносим ежесекундно.

Верую в периодичность смены дня, ночи и времен года, верую, что существуют люди, что я человек, что у меня одна голова, туловище, две руки, две ноги, что я принадлежу к определенному полу (в это верят не все), верую в силу денег и поклоняюсь этой силе, верую, что Земля круглая и вращается вокруг Солнца, верую в Силу Тяжести, верую… Во имя Пространства, Времени и Материи, Аминь!

— Какие комментарии? — обратился к публике ведущий.

— Это не вопрос веры, это же очевидно! — воскликнул молодой человек интеллигентного вида. — Я же постоянно вижу подтверждения этих законов природы и исключений не знаю. Я легко могу доказать, что я прав, дам вам палкой по башке и посмотрю, как вы запоете об иллюзорности мироздания!

— Хочется вместо слова «закон» употребить слово «догмат». Безусловно, башку под ПКМ мне подставлять не хочется, ведь я также ее исповедую. Хоть порассуждать дайте об иллюзорности ПКМ — уже кайф сумасшедший. А вот ответьте на вопрос: откуда известно про силу тяжести?

— Как откуда? — возмутился интеллигент. — Бросьте любой предмет, и он упадет на землю.

— Сколько раз бросать? — ехидно улыбаясь, спросил Болеслав.

— А сколько бросите, столько и упадет.

— Допустим, я бросил предмет миллион раз, и он миллион раз упал на землю. Где гарантия, что он упадет в миллион первый раз?

— Но ведь есть законы Ньютона, — уже неуверенно промямлил интеллигент.

— Заменяем догмат о падении на догмат о законе Ньютона. Откуда известно, что у человека есть голова?

— Можно потрогать, видим в зеркале, — закричали из зала.

— Почему то, что мы трогаем, это вся голова? Идеального зеркала не существует, все зеркала разные, сходите в комнату смеха. Там можете увидеть разные формы своих голов, да и их количество может меняться.

— Еще мы видим головы других людей, и если у кого-то спросить, он вам подтвердит, что у вас голова есть, — с азартом выпалила женщина в костюме бизнес-леди.

— Если голова есть у других, еще не факт, что есть у меня. И когда тысяча человек подтвердит, что у вас есть голова, тысяча первый может и не подтвердить.

— Что же это получается, — в растерянности возмутилась прилично одетая пенсионерка. — Совсем нам тут голову заморочили, — развела она руками, — … которой еще и нет.

Болеслав улыбнулся:

— Недавно мне попалась в руки забавная книжка «Энциклопедия заблуждений. Зверье». Я задам вопрос из нее: «Сколько лап у мухи?»

— Шесть, восемь, четыре, — загалдели со всех сторон.

— В книге написано, что до середины восемнадцатого века всеми считалось, что у мухи восемь лап, потому что так написано у Аристотеля. То есть, во всех книгах по «анатомии» мух это повторялось. В середине восемнадцатого века стали писать, что у мухи шесть лап. Сейчас я продемонстрирую, как можно показать иллюзорность любого утверждения, и вдобавок пожонглирую картинами мира.

Обратимся к фразе «всеми считалось». Простой вопрос: «Кем считалось? Что, был проведен опрос общественного мнения?» — показывает некорректность первоначальной фразы. Есть еще более убийственный вопрос: «Сколько мух надо поймать, и пересчитать у них лапы, чтобы утверждать, что у мухи шесть лап?» Даже если переловить всех мух на земном шаре и сосчитать количество лапок у них, это ничего не докажет. А сколько мух скрыто в толщах земной коры, в окаменелостях древних геологических эпох! Хотя по поводу их древности у меня большие сомнения.

Первая картина мира: во все времена у всех «нормальных» мух было шесть лап. Аристотель никогда не считал лапы у реальной мухи, а по каким-то соображениям был уверен, что у всех мух восемь лап.

Вторая картина мира: во времена Аристотеля преобладали мухи с восемью лапами, а с середины восемнадцатого века и по сей день преобладают мухи с шестью лапами. Шестилапость могла развиться, например, в результате мутации мух.

Историей про муху я попытался донести идею, что все человечество может заблуждаться.

Для моих целей удобно считать, что ПКМ иллюзорна, и нет ни одного закона, существующего независимо от нее. На этом семинаре попробуем слегка расширить ПКМ до волшебной картины мира.

— ПКМ на свалку! — раздалось из зала.

— Что будет, если человек забыл ПКМ? — спросил Болеслав.

— Упекут в психушку! — разом произнесло несколько человек.

— Точно. А упекут те, кто верит в незыблемость ПКМ. В этом мире принято сходить с ума на основе ПКМ. Картина мира — это самое ценное, что есть у человека. За картины мира человек идет на баррикады, воюет и так далее. Вспомним товарища Бендера. Воображаемое кино о том, как он в белых брюках дефилирует по Рио-де-Жанейро, побудило его развить кипучую деятельность, описанную в романе «Золотой теленок».

— Как расширить ПКМ? — спросил интеллигент.

— Очень просто, путем частичного упразднения опыта, знания о мире. Будем притворяться, что мы не имеем точного представления об этом мире и будем разбавлять ПКМ абсурдом и юмором, иначе она загипнотизирует своей самоочевидностью и серьезностью. Абсурд и есть то, что противоречит ПКМ. Иллюзорность любой картины мира можно обнажить одним невинным вопросом. Каким?

— Откуда вы знаете? — без колебаний ответил интеллигент.

— Точно. Рекомендую задавать этот вопрос, особенно несколько раз подряд, проникая в суть. Я много лет назад начал заниматься йогой и продолжаю это делать по сей день, сохраняя в порядке тело и дух. Но йоговская картина мира довольно жесткая и имеет много надуманных ограничений. К примеру, куда надо спать головой?

— На север, на восток, — ответил дружный хор голосов.

— Обоснуйте.

— Ну, силовые линии магнитного поля земли…, — начал было интеллигент, но его прервала аппетитная блондинка:

— Держи ноги в тепле, а голову в холоде.

— Прекрасно! — воскликнул Болеслав и добавил, — здоровье будет лучше. Еще придумайте аргумент.

— Волосы на голове будут лучше расти, так как мох растет на деревьях с северной стороны! — радостно брякнула дама средних лет.

Зал дружно хохотнул. А Вовка был шокирован: столько лет занимался йогой, а тут за минуту показана абсурдность незыблемого «закона». В свое время Тараканов специально переставил кровать, чтобы спать головой на восток, так как поставить кровать точно вдоль линии север-юг не удавалось. Каждый день, в течение многих лет, Вовка делал йоговские комплексы, располагаясь лицом на восток.

— Блестяще, — давясь смехом, поддержал даму Болеслав. — Сейчас будем делать такое упражнение: разобьемся на команды по пять-шесть человек. Каждая команда придумает утверждение и сочинит аргументы как в пользу утверждения, так и против него.

Вовка оказался в одной команде с блондинкой и дедочком, на лице которого отражалось явное непонимание смысла предложенного упражнения. Блондинка сразу взяла инициативу в свои руки и, бросив на Вовку насмешливый взгляд, предложила:

— А давайте обоснуем, почему надо и почему не надо хранить супружескую верность.

Предложение было встречено на ура, особенно женщинами, которых в команде оказалось вдвое больше, чем мужчин. Блондинка, оказавшаяся вблизи еще более соблазнительной, открыла записную книжку в изящном кожаном переплете и вывела: «Почему надо хранить верность». Дедок твердым голосом произнес:

— Христианские заповеди — это законы, способствующие накоплению и сохранению энергии. Нарушение приводит к потере энергии.

Веселая блондинка, не раздумывая, выдала нестандартный вариант:

— Учимся жить в экстремальных ситуациях!

На лицах заискрились улыбки, работа закипела. Народ наперебой стал предлагать аргументы. Вовка тоже брякнул:

— Имеем много свободного времени, можно заняться духовным развитием.

В процессе написания трактата команда так разошлась, что сочинила объяснение еще одной картины мира: «Если изменять, то лучше летом». В итоге получился следующий текст.

Почему надо хранить верность

Христианские заповеди — это законы, способствующие накоплению и сохранению энергии. Нарушение приводит к потере энергии.

Избегаем страданий и стрессов.

В случае измены недоброжелатели могут написать анонимку, и тогда могут выгнать из партии, подпортив карьеру политика.

Сохраняем деньги и имущество.

Подаем положительный пример своим детям.

Имеем много свободного времени, можно заняться духовным развитием.

Имеем возможность совершенствоваться с одним партнером.

Учимся жить в экстремальных ситуациях.

Почему не надо хранить верность

Можем найти свою половину методом проб и ошибок.

Наличие мужа и любовника это всегда эмоциональное разнообразие. Один приносит деньги, второй удовлетворяет. Когда один устанет, они меняются местами.

Финансы можно получать от обоих.

Можно косить: мужу говорить, что пошла к любовнику, любовнику, что пошла к мужу, а сама на семинар танцующих волшебников.

Всегда можно сообразить на троих.

От перемены мест сумма не меняется.

Если изменять, то летом.

Летом большинство уходит в отпуск, часть мужчин освобождается: либо жена уезжает, либо муж. К тому же летом больше денег, так как получают отпускные.

Пробуждается природа и эмоции человека.

В начале лета авитаминоз, можно восполнить недостаток витаминов.

Солнечная активность улучшает потенцию, и получишь больше удовольствия.

Улучшается потоотделение, и выводятся шлаки. Теряются калории, женщина худеет.

Летом тела больше обнажены и явно видны мужские достоинства.

К концу упражнения все перезнакомились. Дедок представился дядей Мишей, почетным изобретателем-рационализатором, имеющим 15 авторских свидетельств. Заводную блондинку звали Юлькой. Вовка почувствовал, что Юлька тоже испытывает к нему симпатию, то и дело поглядывая на него.

Болеслав дал команду закончить упражнение, заявив, что игра в объяснялки — процесс бесконечный, всю жизнь этим занимаемся. Представители от каждой команды стали выходить в центр круга и зачитывать свои тезисы.

Вовке очень понравилось обоснование «Почему лучше ходить на руках», которое огласил босой индеец с черной гривой волос, одетый в безрукавку и широкие штаны-трубы:

— Лучше дорогу видно. Удобно собирать ягоды и грибы. Стояние на голове направляет биологические часы в обратную сторону, товарищи йоги не дадут соврать, — индеец покосился на Болеслава. — Люди не ходят на руках, чтобы не впасть в детство.

Под бурные аплодисменты индеец крякнул, пружинисто подвигал телом и принял стойку на руках.

Примеры жонглирования. Копченые трусы. Почему работает абсурд? Выкрикивание намерения

Когда все снова уселись и приготовились слушать, бизнес-леди спросила:

— А для чего мы проделали это упражнение?

— Чтобы потренироваться в смене картин мира или убеждений. От чего страдает человек?

— От несправедливости, от предательства, от обмана, от любви, — прозвучало из зала.

— Как-то на семинаре ко мне подошла девушка и поведала о своем романе. Она влюбилась в мужчину с первого взгляда, узнав в нем свою вторую половину, найти которую мечтала давно. Все было восхитительно с этим мужчиной, но избранник оказался женатым. По инициативе девушки им пришлось расстаться, причем, они договорились не поддерживать никаких контактов. А теперь девушка сильно страдает. Отчего? От своей картины мира. Спасибо Ричарду Баху. Безусловно, красивая картинка: у каждого человека есть в мире вторая половина, и если он ее найдет, то будет счастлив. И прекрасно, если человек, исповедуя эту картину мира, нашел вторую половину. А если не нашел или нашел, но не может быть вместе? Всю жизнь мучиться? Можно загрузить в ум другую картину мира, к примеру, заменить половинки четвертинками. Человек часто страдает от своих убеждений. Если вы прояснили картину мира, лежащую в основе страданий, придумайте другую, которая от страданий избавляет.

— Легко сказать. Неужели от одной мысли, что в мире существует еще один достойный мужчина, девушка из вашего примера сможет избавиться от сердечных мук? — спросила Юлька.

— Конечно, если только у нее сильное намерение избавиться от страданий. Ведь надо же доказывать себе, что живешь, что в твоей жизни полно приключений. Для многих лучше страдания, чем серые будни, похожие друг на друга.

Приведу еще примерчик. В одном провинциальном городе женщина, недавно устроившаяся на работу турагентом, никак не могла собрать детскую группу для двухнедельной поездки в Англию, стоившей шестьсот долларов. Она считала, что для ее города это сумасшедшие деньги. Как-то ее осенило, что ВСЕГО за шестьсот долларов можно съездить в страну, которая является мечтой детства. Эта женщина еще подгрузила соображение, что дети, побывав в Англии, с энтузиазмом начнут учить английский, на радость родителям. После такой прекрасной работы женщина тут же набрала две группы.

Другая история. Мне нужно было лететь из Москвы в один сибирский город. Приехал в Домодедово, дождь проливенный. А в пункте прилета, согласно метеосводке, — температура минус двадцать. А опыт-то старый так вкрадчиво на ушко шепчет, что, мол, сидеть тебе после прилета часика полтора, ждать выдачи багажа: самолет обледенеет, пока отогреют люк… Тут я вспомнил, что волшебником являюсь — это самое главное, между прочим: «Дай-ка перезагружу картинку». Придумал сходу: «Сейчас взлетим, сильный ветер всю воду с самолета сдует, и замерзать будет нечему». Прилетел, действительно, минус двадцать. Зашел в здание аэровокзала, стал подниматься на второй этаж, думал, посижу минут двадцать. Не успел подняться, как объявили, что выдают багаж моего рейса.

Есть такой замечательный ЭСТ-тренинг, изображенный в книге Люка Рейнхарда «Трансформация». Там метафора приведена. В четвертый отсек сложного лабиринта положили кусочек сыра и запустили крысу. Крыса побегала по лабиринту и нашла сыр. Второй раз опять в четвертый отсек положили, крыса сразу рванула туда и съела сыр. А в третий раз положили сыр в другой отсек. Крыса снова бросилась в четвертый отсек. Не нашла там сыра и начала бегать по лабиринту в поисках лакомства. Человек отличается от крысы тем, что каждый раз будет бегать в четвертый отсек, в надежде найти там сыр. А когда не найдет, сядет и построит теорию, почему сыр был тут раньше, почему его нет сейчас, когда его ожидать в будущем и почему не надо никуда бегать, а надо сидеть и ждать. Вместо того, чтобы побегать в поисках сыра. И даже если человек найдет сыр, то притащит к четвертому отсеку и там съест, чтобы сохранить картину мира.

Мораль: перестаньте себе объяснять, почему в вашей жизни чего-то не так, придумайте картину мира, побуждающую вас действовать!

Домашнее задание: анализируйте свои убеждения и убеждения окружающих. Убеждения, ведущие к страданию, заменяйте на освобождающие от него. Придумывайте также абсурдные картины мира.

— Поясните, — встрял дядя Миша.

— Я коллекционирую картины мира, которые мне предъявляет народ на семинарах. Например, от многих людей я слышал, что либо они сами в детстве, либо их дети сейчас верят, что градусник вытягивает из тела человека температуру и болезни. Некоторые лечатся только градусником лет до десяти-одиннадцати, а некоторые начинают лечиться уже в зрелом возрасте.

— Не верю, — возмутился дядя Миша. — Что вы нам тут сказки рассказываете и народ смущаете всякой ерундой? Хотя мое научное мировоззрение малость поколебали.

— В то, что я рассказываю, поверить невозможно, я сам не верю, находясь в ПКМ. Но стоит чуть сдвинуть точку сборки или обратиться к альтернативной картине мира, как появляется шанс воспользоваться нетрадиционными алгоритмами для достижения нужной цели. Нередко я получаю письма с просьбой «довезти до угла». Вот краткое содержание одного из таких писем, скажем, от Дмитрия: работа малооплачиваемая и неинтересная; жилья своего нет, приходится снимать квартиру; с женой собираюсь разводиться; заикаюсь с детства.

Народ в зале заулыбался. Ведущий прокомментировал:

— Мы не ценим то, что имеем. Страдаем из-за отсутствия второй половины, вместо того, чтобы радоваться, что не заикаемся, видим, слышим, имеем руки, ноги, жилье и так далее. Довольно мощная практика заключается в том, чтобы на любую неприятность представлять ситуацию, которая еще хуже. Тогда начинаешь ценить то, что есть.

Я отправил Дмитрию короткий ответ: «Вам нужно взять полосатые семейные трусы, неделю их коптить, затем в полночь, на полнолуние, выйти в березовую рощу, водрузить трусы на березу и танцевать вокруг нее танец, напевая: «Завивайтесь, трусишки, завивайтесь в полоску»».

Публика прыснула от смеха.

— Представьте, что вы, может быть, впервые в жизни, написали о наболевшем, а получили ответ с рекомендацией коптить трусы. Как его расценить?

— Издевательство, — ответило сразу несколько голосов.

— Мы его книги покупаем, свои кровные денежки отдаем, а он над нами за это издевается! Но через полгода пришел ответ: «Спасибо вам большое, Болеслав! Вы меня, наверное, не помните, но это я — коптильщик трусов. Я целый месяц раздумывал, стоит ли мне коптить трусы или вы надо мной поиздевались. Но когда жена на день рождения, в числе других подарков, вручила мне полосатые семейные трусы…»

Громкий хохот аудитории прервал Болеслава.

— Представляете, что частенько является пусковым крючком к действию в качестве волшебника? Давайте придумывать такие пусковые крючки сами, нарочито вылавливая их из окружающей обстановки.

Вернемся к нашим баранам, то есть к письму. Буду повествовать от первого лица: «После дня рождения я неделю коптил трусы, а в полночь на полнолуние, как положено, пошел в рощу. Была замечательная летняя ночь, теплый ветерок приятно обдувал тело. Я разжег костер. Состояние нереальности происходящего сопровождало меня с начала копчения. После этого жизнь изменилась неузнаваемо: нашел новую, денежную работу, улучшились отношения с женой. Уговорил ее закоптить трусы вдвоем, и после совместного копчения она тоже стала много зарабатывать. Мы купили квартиру! Но самое главное, я теперь каждый день хожу в магазин и по полчаса разговариваю с продавщицами. Тому, кто не заикался, этого не понять!»

— Это что же, вы призываете всех серьезных людей завтра отправиться коптить трусы?! — поинтересовался дядя Миша.

— А как же! Все серьезные люди должны раз в месяц, одиннадцатого числа закоптить трусы.

В зале захихикали, а Болеслав продолжил:

— Слушайте анекдот. Приходит иудей к рабби и спрашивает:

— Рабби, мне бороду брить или нет?

— Не брить, — ответил рабби. Иудей поехал домой. На полдороге вспоминает, что у рабби бороды не было. Возвратившись, иудей вопрошает:

— Как же ты, рабби, сказал мне не брить бороду, а у тебя самого бороды нет.

— А я ни у кого не спрашивал, — ухмыльнулся рабби.

Мораль: если вы не будете устанавливать или выбирать для себя правила игры в этом мире, то их установит кто-то другой.

Тараканов настолько вдохновился происходящим, что у него родилось четверостишье, которое он, вскочив со стула, и продекламировал:

Ах, Болеслав — тебе спасибо!

Ты мне свободу предоставил.

Ответственность за соблюденье правил

Пусть те несут, кто их составил.

— Уррра! — раздалось в зале, — свободу Юрию Деточкину!

Народ в очередной раз хохотнул, после чего Болеслав дал задание:

— Придумайте, почему абсурд, в частности, копчение трусов, привел к такому результату.

— Рушатся стереотипы, — ответил кто-то.

— Ну и что.

— Боги смотрят на землю и говорят: «Надо же, дошел до того, что трусы стал коптить. Подкинем ему деньжат, а то совсем умом тронется!» — с серьезным лицом изрекла Божий Одуванчик.

— Браво! — воскликнул Болеслав. — Вот моя картина мира по этому поводу. Как-то работал с одним новоиспеченным бизнесменом, у которого плохо шли дела. И предложил ему каждый вечер, приходя домой, раздеваться до плавок, одевать в четыре ряда бюстгальтеры жены, на карачках заползать на кухню, в центре переворачиваться на спину и, дрыгая ножками, кричать: «Я беременный таракан!» Когда бизнесмен с угрозой изрек: «Ты че, в натуре?» — мне пришлось обосновать абсурдные действия. И я спросил:

— А где у вас, бизнесменов, наибольшее количество энергии находится?

После того, как он выдал несколько вариантов, я продолжил:

— В чувстве вашей собственной важности. Ты же важный! Через тебя проходят сотни тысяч долларов, на «Мерсе» ездишь, в казино играешь, с девочками в сауну ходишь, первым классом летаешь. Так ведь?

— Да.

— Так вот, энергия важности будет выделяться, когда ты вечером будешь выползать на кухню. А ты эту энергию направляй на то, чтобы стать еще более важным. То есть перед выползанием думай, что после этого у тебя будет больше денег, и ты станешь еще важней!

Бизнесмен понял и стал выползать каждый день. К лифчикам жены пришил резиночки, чтобы бюстгальтеры не порвались. Его дела быстро пошли в гору.

— Красиво, — заметил Вовка, — даже если неправда. Об этом у Кастанеды написано, контролируемая глупость называется.

— Да, на этом семинаре много взято у Кастанеды: описание мира или картины мира, Внутренний Огонь, контролируемая глупость и кое-что еще. Отмечу только, что у Карлоса картина мира мрачновата, основана на страхе, а я предлагаю картину мира, основанную на смехе. Хотя и дон Хуан частенько хохотал от души. Кастанеда оказал на меня очень сильное влияние, так же, как и Ричард Бах.

После теории для «беременного таракана», я придумал универсальное обоснование абсурдных техник, задействовав элементы Кастанедовской картины мира. Предположим, что существует энергия и человеку дается от рождения некоторое количество ее. Попробуйте ответить, на что расходуется в течение жизни подавляющее большинство энергии?

— На поддержание ПКМ, — ответил Тараканов.

— Или, словами дона Хуана, на «делание мира». Человеку нужно помнить ПКМ, чтобы не загреметь в дурдом.

При выполнении абсурдного, бессмысленного с точки зрения ПКМ, действия, типа копчения трусов или ползания по кухне в лифчиках, происходит «остановка мира», человек перестает «делать» его, сохранять ПКМ, и освобождается гигантское количество энергии, разжигается сильный Внутренний Огонь. И эту энергию можно сфокусировать на исполнение намерения, а можно и просто наслаждаться, живя в состоянии полыхающего Огня.

Перейдем теперь к Кастанедовскому намерению. Из чего состоит мир и где он находится?

— Мир состоит из мыслей и находится в голове, — без запинки ответил Тараканов.

— Принимается. А в чем смысл жизни?

— У каждого свой, в зависимости от исповедуемой картины мира, — ответила Одуванчик.

— Хорошо, хорошо, — улыбнулся Болеслав, — пусть будет получение удовольствия. А что удовольствия доставляет?

— Достижение трудной цели, деньги, машина, хорошая работа, мобильный телефон, секс, — послышались возгласы с мест.

— По большей части, обладание материальными предметами, — подытожил Болеслав. — Как же мы материализуем предметы?

— Желаем, представляем предмет, визуализируем его, — раздалось из зала.

— Пропущен очень важный этап. Именно, момент выбора. Сначала я выбираю объект из бесчисленного множества возможных, а потом говорю: я хочу эту игрушку (машину, квартиру, женщину…) Предлагается вместо слова «хочу» говорить «появись». Чтобы предмет после этого материализовался, необходимо, чтобы мысль была сильная. Что придает силу мысли?

— Действие, — заявил дядя Миша.

— Уверенность, — продолжил индеец.

— Эмоция, — поддержала Юлька.

— Да пожалуй, и достаточно, — заключил Болеслав. — Демонстрация миру своего намерения через эмоциональное действие, с уверенностью в своих силах — что может быть мощнее этого?! Какие эмоции самые сильные?

— Любовь и ненависть, — ответила Юлька.

— Страх и радость, — предложила свой вариант Одуванчик.

— Я буду опираться на смех — это одна из самых сильных энергий на Земле. Вместо уверенности, я иногда буду употреблять слово «наглость», в том смысле, что волшебник позволил себе усомниться в незыблемости ПКМ. Сильную мысль я буду называть намерением. Из сказанного вытекает техника: выкрикнуть намерение с Внутренним Огнем. Вот пример. Одна дама, наслушавшись таких речей, вышла в чисто поле, встала на пригорок и что есть мочи прокричала на четыре стороны света:

— Появись, муж, богатый иностранец!!!

И через две недели оказалась на Кипре, замужем за состоятельным киприотом. Другая женщина, из очень уважаемого казахского рода, кричала в окошко о том, что хочет мужа.

— И какой результат? — уточнил дядя Миша.

— Результат не важен, важен процесс, — ответил Болеслав. — Из той картины мира, которую я вам сегодня нарисовал, следует, что других техник просто нет. Все остальное пудреж мозгов. Зачем нужны другие техники, если все так просто?

— Чтобы было интересно время коротать, — ввернул интеллигент.

— Замечательно, — утвердил Болеслав. — А какие техники работают?

— Любые, которые мы объявили работающими, — ответила Юлька.

— Больше техник, хороших и разных, чтобы весело было жить-играть! — подхватил Болеслав и громко щелкнул пальцами правой руки.

— Я предлагаю выкрикивать намерение, прищелкивая пальцами, — щелкнул он второй раз. — Все попробовали щелкнуть.

— А если не получается? — раздалось с нескольких сторон.

— Тогда можно топнуть правой ногой, дунуть, плюнуть и растереть.

— Повторите, — попросил дядя Миша, — я записываю.

— Да это же, как бороду брить, — подсказал ему Вовка.

— Не мешай, — ответил дядя Миша, — ты в мою картину мира не лезь!

— Чего просто так щелкать? — пошутил Болеслав. — Пусть каждый сформирует намерение.

— Чего? — переспросил дядя Миша.

— Да желание загадай, — пояснила Юлька.

— Сейчас мы встанем, разожжем Огонь, а затем пять раз, щелкнув пальцами, выкрикнем намерение, каждый свое, — дал инструкцию Болеслав.

Все встали и вместе с Болеславом четыре раз пропели «Я разжигаю Огонь!» После чего начали наперебой выкрикивать намерения, щелкая пальцами. Многие подпрыгивали. Со всех сторон раздавалось:

— Появись, муж!

— Появись, работа!

— Падайте, деньги!

— Даешь здоровье!

Лица людей раскраснелись, глаза сверкали.

— Огонь разбушевался не на шутку, — констатировал Болеслав. — Это состояние, из которого многое получается.

— Если я хочу квартиру, то могу хоть ущелкаться, но откуда она появится? Квартиры с неба не падают, — патетически устремив взгляд вверх и сложив ручки на груди, изрек дядя Миша.

— Кому как. По картине мира вашей и дано будет вам. Перефразируя Кастанеду, можно сказать, что безупречность волшебника состоит в том, что он периодически подтверждает свое намерение, даже если абсолютно уверен в невозможности его осуществления. Можно подгрузить такую картину мира: один осознанный щелчок с высказыванием намерения «весит» столько же, сколько десяток или сотня автоматических запретов на его исполнение. Кроме того, невероятную силу намерению придает Внутренний Огонь.

Мгновенная материализация. Волшебная картина мира — параллельные вселенные. Возврат сережек. Отмена инфаркта, морозов

Когда все расселись по своим местам, и в зале снова наступила тишина, Болеслав продолжил:

— Как-то в одном сибирском городе пошел я с компанией танцующих волшебников в сауну, которая находилась в профилактории, расположенном за городом. Мы приехали около одиннадцати часов вечера, и у ворот профилактория стояло несколько такси. Выйдя на улицу в два часа ночи, мы не обнаружили автомобилей с зелеными огоньками. Один из нас достал мобильный телефон, собираясь вызвать такси. На улице было около двадцати градусов мороза, и кто-то предложил вернуться в профилакторий, чтобы дождаться такси в тепле.

Я предложил поиграть в волшебников, щелкнул пальцами и громко произнес:

— Появись, такси!

Послышались возражения:

— Откуда здесь в два часа ночи возьмется такси?

— От верблюда, — ответил я, представив, как верблюд плюнул из раскаленной пустыни в морозную сибирскую ночь, и его плевок превратился в легковой автомобиль. Практически мгновенно из леса пробилось два параллельных луча света, вслед за которыми показалась легковушка. Автомобиль подъехал прямо к нам и остановился.

Потом, вспоминая этот эпизод, я подумал, что колея, оставленная в снегу машиной, где-нибудь в глубине леса могла внезапно обрываться.

— Ну и что, — возразил один парнишка. — Машину материализовал, но почему она повезет нас домой?

Войдя во вкус, я щелкнул второй раз:

— Разрешаю машине превратиться в такси!

Из легковушки вылез водитель и стал укреплять на крыше автомобиля табличку «taxi». В этот момент все, включая меня, остолбенели. Хоть я и давно играю в волшебника, но и в моей картине мира мгновенная материализация маловероятна, и поэтому происходит нечасто. Обращаю ваше внимание на это. Разрешите себе мгновенную материализацию. Кстати, почему она не происходит?

— Чтобы крыша не съехала, — ответил индеец.

— Верно. Я, когда вызываю на дороге маршрутку, автобус или частника, после щелчка отворачиваюсь от дороги, давая возможность транспорту появиться из ниоткуда. Ум потом объяснит, как это произошло.

Предлагаю постепенно избавляться от привычки объяснять себе все, что происходит вокруг, поддерживая ПКМ. Можно считать, что в этом мире иллюзий все возникает из пустоты, куда потом и возвращается. Если понятие «пустота» вас пугает или не нравится, поиграйте в параллельные вселенные. Приведу типичный пример.

Я храню пластиковую карточку «Visa» в одном и том же отделении своего кошелька. Однажды, открыв кошелек, я не нашел ее на своем месте. Проверил все карманы куртки и брюк, перерыл дорожную сумку. Карточки нигде не было. Тогда я произнес фразу:

— Где бы ты ни появилась, я вспомню, как тебя туда положил.

В зале захихикали, Болеслав улыбнулся, продолжив:

— Карточка появилась в другом отделении кошелька, но когда и при каких обстоятельствах я ее туда положил, я вспомнить не смог. Пришлось выдумать.

Другой пример. У одной дамы пропал любимый кухонный нож. Как-то ее осенило, и она послала себе телеграмму: «Я в отпуске, скоро буду. Ждите. Целую!» Через неделю сын женщины нашел нож под подушкой кресла!

Вот мы и приступили к созданию волшебной картины мира. Чтобы впустить волшебство в свою жизнь, нужно вырваться из тисков ПКМ. Я уже говорил, что разрушение ПКМ ведет к безумию, поэтому будем ПКМ расширять. Клеем, скрепляющим ПКМ, являются причинно-следственные связи. Если упразднить все причинно-следственные связи, то мы приходим к Хаосу, в котором возможно все, в котором нет постоянных форм, все плывет, все меняется. Поэтому предложу картину мира, которая лишь слегка расширяет ПКМ. Для этого введем понятие параллельной вселенной или параллельного мира.

Предположим, что мы можем зафиксировать вселенную в настоящий момент времени. Вселенной, параллельной нашей, назовем ту, в которой почти все совпадает с исходной вселенной, но есть небольшие отличия. Сами понимаете, какова здесь степень абстракции, но понятие удобное.

— Для чего эти параллельные вселенные? — не вытерпел дядя Миша.

— Дабы подсунуть уму хоть какое-то объяснение появления предметов из ниоткуда. А понятие параллельных вселенных давно муссируется в научно-фантастической и оккультной литературе. Итак, если мы хотим что-то материализовать, то по щелчку пальцами переходим в параллельную вселенную, в которой нужный предмет либо появляется сразу, либо близок к нам в пространстве-времени, как в эпизодах с такси, кредиткой или ножом.

Еще пример. Однажды участница моего семинара Светлана отправилась в русскую баню. Раздеваясь, она сняла золотые сережки, чтобы не обжигали в парилке, и убрала их в сумочку. После бани, по дороге домой, Светлана зашла в магазин, открыла сумочку, чтобы достать кошелек, и обнаружила, что ее любимые сережки исчезли. Света сразу «вспомнила», что когда она снимала и прятала сережки, одна женщина в раздевалке вроде бы пристально посмотрела на драгоценности, и глаза ее сверкнули алчным блеском. Сначала Света сильно расстроилась, но, придя домой, наконец-то вспомнила, что она волшебница. Девушка разожгла Огонь и с криком «Появитесь, милые сережки!» прыгнула в параллельную вселенную, в которой драгоценности к ней вернулись. Через полчаса она обнаружила сережки в шкафу.

Давайте подумаем: «Что такое прошлое, и что такое память? Можно ли в этом мире быть уверенным на все сто процентов, что хоть какое-то событие имело место быть?» Света вспомнила, как перед заходом в парилку она снимала сережки. В моей интерпретации Света создала прошлое, в котором сняла украшения. Не найдя сережек в сумочке, Светлана создала прошлое, объясняющее их исчезновение — кражу. Если бы она подкрепила эту картину мира постоянным прокручиванием в голове сцены воровства, то сережки вряд ли нашлись бы. Качнувшись энергией и прыгнув с табуретки, Света попала в параллельную вселенную, где сережки появились в шкафу.

Можно заменить понятие параллельной вселенной договоренностью, что прошлое творится в настоящий момент. Мы предпринимаем какое-то волшебное действие, и часть прошлого от этого меняется. То есть в новом прошлом, простите за каламбур, Света положила сережки в шкаф, такси уже было кем-то вызвано и так далее.

— Непривычная игрушка, трудно вспомнить об этой картине мире в суете жизни, — сказал интеллигент.

— А кому сейчас легко? Вопрос тренировки. Любая картина мира «оживает» при частом направлении внимания на нее, — высказался Болеслав.

— Все это здорово — захотел чего-то, сформировал намерение, щелкнул пальцем или прыгнул в параллельную вселенную и, глядишь, появится то, что тебе нужно. А если болеешь несколько лет или родственник алкоголик, как быть в этом случае? — поинтересовался дядя Миша.

— Точно так же. Только вместо команды «появись» (деньги, работа, машина, квартира…) дается команда «исчезни» (болезнь, плохие отношения, страдания…). В принципе, можно и не давать команду «исчезни», в которой некоторые могут усмотреть «негативное» содержание, разрушение. Чтобы избавиться от болезни, можете говорить «становлюсь здоровым» или «появись, здоровье», вместо «исчезни, болезнь». Послушайте историю, происшедшую со старушкой Кузьминичной. Однажды позвонила ей подруга:

— У меня горе — мама попала в реанимацию. Врачи сказали, что не выживет. Что делать? — скрипучим голосом запричитал Болеслав, придав лицу выражение безнадежности. — Кузьминична ей и заявила:

— А давай отменим, — утрированно окая, продолжил Болеслав. — Ходи по квартире, щелкай пальцами и приговаривай: «Отменяю инфаркт!»

— Скока ходить-то?

— Пока не почуешь, что отпустило, легше станить. Как вспомнишь об инфаркте, так и отменяй его.

Через день мама вернулась домой своими ногами — отменили инфаркт!

— Верится с трудом, — присвистнул дядя Миша.

— К такому привыкнуть невозможно. Каждый раз сам удивляюсь, когда случается подобное. Между прочим, в моем рассказе очень важная идея промелькнула. Какая?

— Надо следить за своими мыслями, — уверенно отчеканил Вовка, — я сразу на это внимание обратил.

— Сложная это штука — мысли выслеживать. Кажется, они сами по себе появляются в голове. Но, если не заниматься выслеживанием мыслей, то свои разрушительные картины мира не исправить. Только вообразите: один раз щелкнул, высказал намерение появиться деньгам, а потом весь день ходишь и неявно повторяешь, что денег не будет.

— Кто же станет это делать? — возмутился дядя Миша.

— Да почти все делают. Вспомните, как часто мы говорим себе: «На это у меня нет денег», когда не позволяем себе купить понравившуюся вещь. Хотя можно ведь и так сказать: «У меня сейчас другие планы, я куплю эту вещь позже, если не расхочу». Заезженные годами шаблоны, постоянно крутящиеся в голове мысли кажутся законами. Тут бы их словить, прикинувшись волшебником и высказав нужное намерение.

Вот забавный рассказ известного ульяновского волшебника по прозвищу «Бодрец»:

— Через пару недель после семинара, на котором я был с двенадцатилетней дочкой, на всей европейской части России ударили трескучие морозы под сорок градусов. В нашей квартире промерзли не только первые, уличные окна, но и вторые, комнатные. Естественно, занятия в школах отменили. Я стал допытываться у дочки: почему, мол, такие морозы стоят? Оказалось, что всей школой щелкали, отменяли занятия, вот и дощелкались. Вечером тридцатого декабря провел воспитательную беседу с дочкой. Утром тридцать первого встал — окна чистые, градусник +5 показывает! Дочь ходит довольная, будто именинница. Я поинтересовался:

— Ты нащелкала?

— Ага, я.

— А чего +5, а не +25?

— А я в градусах не очень понимаю. Холод достал.

Когда по телефону поздравлял с Новым Годом друзей и родственников из других городов, то между делом спрашивал: «Какие погоды стоят?» Разброс получился от –5 до –8 в зависимости от удаления от Ульяновска. Нетрудно было вычислить, что эпицентр находился у нас.

— Давайте потренируемся, — предложил Болеслав. — Каждый выбрал, что ему мешает. Все встали. Огонь и так разожжен, поэтому начали отменять. Подпрыгиваем, щелкаем пальцами и кричим, что нужно отменить.

В едином порыве все принялись неистово прыгать и громко выкрикивать свое намерение. С разных сторон доносилось:

— Растворитесь, отложения солей!

— Исчезни, полнота!

— Отменяю ссоры с мужем!..

Ловля крокодила на живца

Болеслав жестом призвал всех сесть и после паузы спросил:

— А когда надо вспоминать, что вы являетесь волшебниками?

— Когда возникло препятствие, всегда надо помнить, когда рак на горе свистнет… — ответили из зала.

— Поведаю притчу из моей личной истории. Однажды мой сын, которому было тогда лет восемь-девять, поехал кататься на велосипеде. Был теплый весенний денек, дорожки парка только недавно просохли после зимы. Неожиданно ко мне подошла жена:

— Ну где этот ребенок?! Уже пол-одиннадцатого вечера, а его еще нет! Иди его ищи!

— Ты сначала разберись с тем, что у тебя происходит в голове.

Действительно, что у нее происходило в голове?

— Беспокойство, волновалась она, переживала, — наперебой загалдели женщины.

— Уточните. Беспокойство не возникает просто так, его испытывают по какому-то поводу.

— Она представляла, что с ее сыном могло что-то случиться, — ответила пенсионерка.

— Мы не можем представлять абстрактное что-то. Жена перебирала различные варианты несчастий, которые уже случились в ее воображении с сыном, и из-за этого чувствовала беспокойство и тревогу. В конце всех воображаемых фильмов сын попадал либо в больницу, либо на кладбище.

Прокручивать в голове ужастики про себя или своих близких абсолютно бесперспективно, энергией страха можно только усугубить ситуацию.

Недавно был аналогичный случай. Сыну уже исполнилось семнадцать лет. В конце декабря он заявил, что пойдет в кафе на всю ночь встречать с друзьями Новый Год. Лицо жены побелело, но все-таки она согласилась его отпустить, благо у сына имелся мобильный телефон.

Утром первого января она разбудила меня в полдевятого утра и хриплым трагическим голосом промолвила:

— Они еще не пришли…

— Ну и что? — ответил я.

— Сделай что-нибудь, — взмолилась она.

Болеслав поинтересовался у публики:

— Какие кинофильмы крутились в голове жены в этот раз?

— К больнице и кладбищу добавились задержание сына милицией и ранняя беременность его подружки, — с улыбкой вставила Юлька, а Болеслав без паузы продолжил повествование:

— Сейчас сделаю, — пробурчал я. — Иди, наливай в ванну теплую воду, я сейчас приду. — Минут через десять я поплелся к ванне, которая была уже почти полной, и попросил:

— Вспомни самое страшное в твоей жизни… Сейчас будет еще страшнее. Раздеваемся догола.

После того, как мы разделись, я скомандовал:

— Садимся на краешек ванной и бултыхаем попами, чтобы было много брызг.

От абсурдности происходящего жена вошла в глубокий транс, действуя, как робот. Неожиданно я выкрикнул:

— Ловлю крокодила на живца!

Тут жена захохотала, а я аккуратно подтолкнул ее, и она свалилась в ванну.

Ясно, что тревожные мысли в голове жены были на время вытеснены на второй план. Мы пошли на кухню пить чай. Минут через двадцать пришел сын, почти трезвый, и поинтересовался:

— Почему вы не спите, да еще такие веселые?

— Выспались уже, — ухмыляясь, ответила жена.

Когда вы себя поймали, что начали себе или кому-то рыть яму в будущем, или уже смотрите кино, как в эту предполагаемую яму попадаете, вот тогда и надо вспомнить, что вы — танцующие волшебники. Это самое сложное — выйти из-под гипноза привычной картины мира. Как только вспомнили, что вы волшебники, то, уподобляясь крысе, «бегайте по лабиринту в поисках сыра», то есть предпринимайте какие-то волшебные действия.

Напоследок Болеслав дал домашнее задание:

— Тренируйтесь реагировать осознанно на любую информацию извне или на свои мысли: либо разрешите событию произойти, либо отмените его. Задача: не принимать происходящее как неизбежность, а играть в волшебство, делать выбор «утверждаю-отменяю-мне все равно». То же самое касается ваших мыслей.

Подведем итог. За эту неделю вам предстоит освоить: разжигание Огня в теле, наблюдение за своими мыслями, замену деструктивных картин мира, жонглирование картинами мира; прыжки и переходы в параллельные вселенные.

Танец «Ом Мани Падмэ Хум»

— В завершение семинара станцуем танец из буддийской традиции, энергия которого разительно отличается от радостной вулканической энергии первого танца этого вечера «Я разжигаю Огонь», — сказал ведущий. — Огненная энергия доступна, ее легко ощутить. Буддийский танец-медитация является молитвой тела, его вибрации тоньше и сильнее. Чтобы настроиться на них, надо быть расслабленными и чувствительными к своим ощущениям. Всякого рода хихиканье отсекает энергетический поток и сводит все к банальной дискотеке. Танцевать лучше с закрытыми глазами, концентрируясь на потоке и отключая мысли типа такой: «И что я делаю среди этих сектантов?» Попробуйте отдаться танцу всем своим существом.

После танца тело будет отдохнувшим, а голова — чистой и ясной.

А ну-ка, ответьте: куда денется вся логическая информация, которой я вас загрузил во время семинара? Прямо в подсознание упадет? Неплохо!

Когда стулья были убраны к стене и участники образовали два круга, Болеслав попросил всех встать поближе к центру, чтобы лучше слышать друг друга во время разучивания мелодии. Вовка встал во внутренний круг.

— Кто-нибудь знает, какая мантра является основной в буддийской традиции? — задал вопрос Болеслав.

— Ом Мани Падмэ Хум, — отозвался Тараканов.

— А что она означает?

— «Бриллиант в лотосе». Есть еще поэтический перевод «О, божественная драгоценность, сокрытая в лотосе моего сердца», — без запинки выдал Вовка, читавший книги по буддизму.

— Или, короче — Бог в сердце моем. Будем играть в то, что энергия и чакры существуют. В этом танце пробуждаем макушку, хотя активизируются и остальные чакры.

Болеслав глубоким голосом запел «Ом Мани Падмэ Хум», совершая замысловатые движения. В конце он два раза спел долгий «Ом», стоя лицом в центр. Медленная мелодия нарастала по высоте к концу фразы, и по мере ее нарастания по Вовкиному позвоночнику снизу вверх прокатывались волны вибраций.

Благодаря четким инструкциям Болеслава движения были разучены быстро, и танец начался. Правда, две бабули некоторое время еще путались, но минуты через три и они сообразили, что нужно делать.

Долгое, насколько хватало дыхания, пропевание «Ом» вызывало потрясающий эффект: на звуке «О» гудело туловище от центра живота до горла, а на «М» — вибрировало в голове. Поразила Вовку и удивительная слаженность хора, как будто люди спевались несколько недель.

Постепенно пение стало затихать, и танец завершился. Какое-то время все стояли в полной тишине, не расцепляя рук и прислушиваясь к своим ощущениям. Позвоночник и макушка у Вовки накалились, было ощущение, будто кто-то щекочет их изнутри. Тело, особенно верхняя половина, превратилось в энергетическую трубу, по которой прокатывались сумасшедшие вибрации. От восходящего потока спина выгнулась, и голову слегка запрокинуло. Еще один энергетический поток сумасшедшей силы протекал по Вовкиным рукам, в которые, казалось, воткнуты тысячи раскаленных пульсирующих иголочек. Тараканов ощутил единство со всем кругом и почувствовал, как он многократно усиливает энергию каждого.

Вовка еще раз подивился тому, какую энергию можно раскрутить за пятнадцать минут танца. Голова, действительно, была пустой, как будто из нее выдуло все мысли.

Публика притихла и уже не разговаривала, как после первого танца. Всех накрыло лавиной тончайшей энергии, и хотелось насладиться этим состоянием в тишине.

Болеслав нарушил молчание:

— А сейчас совершим суфийский народный обряд Хак или, по-русски, объятия. Повернулись лицом к любому, кто стоит рядом, подняли правую руку вверх, левую опустили и, храня тишину, обняли партнера. Обнимаемся долго, дышим в одном ритме, направляя энергию из центра груди партнеру, обмениваясь с ним Внутренним Огнем. Это не просто формальные обнималки, а энергетическая практика, которая усиливает и гармонизирует поток, разжигая Огонь в груди. Возникает состояние, которое один мой знакомый выразил фразой «утюг, который всегда с тобой».

Теперь медленно отпустили партнера, подняли вверх левую руку и обняли еще раз. В конце поклонились друг другу, сложив руки у сердца, молча, глазами, поблагодарили партнера и перешли к следующему. Чем с большим количеством народа обниметесь, тем круче будет состояние. Всё, поехали.

Вперед выступил дядя Миша:

— Скажите, а что нужно чувствовать во время обниманий?

— Ответ в духе рабби — тем, кто в клетчатых рубашках, необходимо добиться легкого покалывания в мочке левого уха. Чтобы я ни сказал, это будет описание ощущений из моего прошлого опыта. Попробуйте получить собственные переживания.

Вовка вспомнил о въевшейся в сознание йоговской картине мира, где во главу угла ставилось накопление энергии. Это достигалось не только через регулярную практику гимнастических и дыхательных упражнений, но и через различные запреты: голодание, отказ от мясной пищи и спиртного, сексуальное воздержание (был у Тараканова такой период, года два дурью маялся!). Если бы раньше Вовке предложили обниматься со всеми подряд, он бы возмутился:

— Я годами копил энергию, голодал, воздерживался, а у меня ее хапнут на халяву!

Сейчас ему казался смешным постулат о том, что количество энергии во вселенной ограничено, и поэтому ее надо копить и удерживать. «Сформируем другое убеждение — я волшебник, у меня бездна энергии, и чем больше я транслирую наружу, тем больше у меня ее становится», — подумал Вовка, охотно открывая объятия раскрасневшейся от танца Юльке.

Тело у Юльки было мягкое, но упругое. От нее едва уловимо пахло восточными благовониями. Вовка моментально подстроился к Юлькиному дыханию и почувствовал, что та занималась какими-то энергетическими практиками. Во-первых, дышала она по-йоговски медленно и глубоко, с большими задержками, начиная вдох низом живота, а не грудью, как дышит большинство женщин («Тоже догма», — мелькнуло у Тараканова в голове). Во-вторых, от нее просто веяло энергией — Вовка будто окунулся в безбрежный ласковый океан. Из центра груди, из широко распахнутого сердца Юльки перетекал очень нежный, но сильный поток энергии, «пузырьки» которой лопались, легко покалывая, согревая и опьяняя.

Слившись с Юлькой в едином дыхании, Вовка запустил ответный поток, который рванулся из сердца, как могучий жаркий водопад, вызвавший в Юлькином «море» тысячи маленьких водоворотиков. Они оба превратились в океан, в который нагнетал энергию гигантский насос. Жар в сердце, копчике и макушке усилился, позвоночник звенел, как струна, уши слегка заложило. Ощущение было такое, будто через их тела протекает ток высокой частоты.

В какой-то момент Вовка перестал понимать, кто кого обнимает. Ему казалось, что он из тела Юльки обнимает самого себя.

Когда они, поклонившись друг другу, встретились глазами, Тараканов понял, что Юлька тоже испытала нечто необычное. Глаза ее были полны любви и благодарности. Немного робея, Вовка сказал:

— Я такого еще не испытывал, здорово обнимаешься. Занимаешься чем-то?

— Цигуном и танцами несколько лет. А ты вообще, как печка огнедышащая — жар так и пышет. Ну ладно, потом поболтаем. Пойду дальше обниматься, в этом весь кайф. Ты тоже не стой, сам подходи и учи народ обниматься.

Вовка огляделся. Круги смешались, люди стояли в объятиях друг друга, распределившись по всему залу. Изредка звенящую тишину нарушал тихий шепот. Болеслав обнимался с Юлькой. Часть публики уже собиралась. «Странные люди, — подумал Тараканов, — спешат к своим домам, мужьям, телевизорам, компьютерам, когда можно словить состояние, требующее длительной практики. В ПКМ мы всегда успеем, чего туда рваться».

Тут к нему подскочила девчонка, ввернувшая фразу «из одной секты в другую перешли», и Вовка опять нырнул в искрящийся поток энергии. С каждым объятием «утюг в груди» нагревался все сильнее, а энергия становилась более глубокой, точно проникала в такие уголки его существа, куда редко заглядывала раньше. Обнимался Тараканов до последнего, пока в зале не осталось человек десять.

Поблагодарив Болеслава за великолепный вечер и разбушевавшийся Внутренний Огонь, Вовка с Юлькой оделись и вышли на морозную улицу. В метро они живо обсуждали семинар, делясь своими ощущениями и вспоминая самые смешные эпизоды. У Тараканова было удивительное чувство узнавания, будто вся его предыдущая жизнь являлась подготовкой к игре, которую предлагал Болеслав. Юлька испытывала похожие чувства:

— Я давно подруг шокирую своими шуточками, они уже махнули на меня рукой. Ну и пусть пальцем у виска крутят, мне нравится весело время коротать.

Тараканов выяснил, что неугомонная Юлька является директором салона красоты. Обменявшись телефонами и договорившись на днях встретиться, они тепло простились.

Когда Вовка ехал на автобусе от метро до дома, то, поглощенный жарком в груди, забыл оплатить проезд. Рядом с ним сидел сухонький старичок, читавший любовный роман. Взгляд Вовки скользнул по открытой книге и наткнулся на фразу, с которой начиналась новая глава: «Гул прибоя заглушил звук расстегиваемой ширинки».

Откуда-то из-за спины Тараканова послышался зычный мужской голос:

— Предъявите ваши проездные документы!

Старичок вытянул из кармана драпового пальто красную книжечку и показал контролеру со словами:

— Я участник битвы за Москву.

На раздумья Вовке оставались доли секунды. В груди полыхнуло, и, удивляясь самому себе, Тараканов с внутренней силой выпалил:

— Я тоже участвовал в обороне нашего города!

Как ни странно, контролер спокойно кивнул головой и пошел дальше. Зато дед не выдержал и, глядя на Вовку в упор, поинтересовался:

— Это в какой же обороне вы участвовали?

Вовку понесло, и он начал без запинки грузить соседа картиной мира, разрабатывая ее на ходу:

— Вы разве не помните, что в 1990 году было нашествие саранчи на пустыню Каракумы?

Дед пожал плечами, и Тараканов продолжил:

— А в 1991 году Москве угрожали полчища тараканов, которые невероятно расплодились в то лето. По телевизору даже показывали фотографии, сделанные со спутников. Я работал в санэпидстанции, и нашу группу забросили десантом в район Яхромской поймы, мы строили оборонительные сооружения, рыли траншеи три метра глубиной и два метра шириной. Тараканы не прошли! С тех пор участники десанта получили право на бесплатный проезд в общественном транспорте. Даже контролер об этом знает.

По лицу дедули было видно, что он вполне удовлетворен и даже испытывает некоторое уважение к бойцу невидимого фронта. Извинившись, он опять уткнулся в книжку. Тараканов восхитился: «Ну надо же! Чем нелепее картина мира, тем охотнее человек в нее верит».

В ту ночь он долго не мог уснуть: перед глазами мелькали кадры семинара, а по телу прокатывались волны энергии.

ГЛАВА 3. ТАРАКАНОВ НАЧИНАЕТ ИГРАТЬ В ВОЛШЕБНИКА

Утренняя йога

Наутро Вовка проснулся с мыслью, что он танцующий волшебник. В голове крутился мотив: «Я разжигаю Огонь», и от этого потеплело в груди, будто ветерок раздул тлеющие угольки. Громко распевая заводную песню, Тараканов совершил водные процедуры. В конце умывания Тараканов промыл нос подсоленной теплой водой, втягивая ее ноздрями из стакана. Он сам толком не понимал, как это ему удается. Затем Вовка вернулся в комнату.

Подтянув подаренные женой просторные семейные трусы, на которых были изображены улыбающиеся скелеты в различных позах Камасутры, Вовка уселся на бежевый ковер заниматься йогой. Утренний комплекс давно вошел у него в привычку, давал заряд бодрости и энергетической наполненности на весь день.

Как обычно, Тараканов начал зарядку с массажа и разминки ног, разогревая и растягивая суставы и мышцы. При этом он концентрировался на определенных энергоцентрах, именуемых в древнеиндийской мифологии чакрами, и напевал про себя мантры, соответствующие этим центрам. Благодаря повальному увлечению доверчивых российских граждан восточными эзотерическими учениями, слово «чакры» прочно вошло в повседневный обиход и употреблялось даже продавщицами виноводочных товаров.

Вовке вспомнился вчерашний эпизод возле метро «Волгоградский проспект». Проходя мимо лотка, заваленного всяким китайским барахлом, типа прищепок, презервативов и крема для обуви, Тараканов остановился, собравшись купить щетку для чистки одежды. Он выбрал самую большую, ярко-красного цвета пластмассовую щетку с толстой щетиной. Повертев ее в руках, он пару раз потер щеткой рукав куртки.

— Жесткая. Как бы энергетический кокон не счистить, — обратился он к продавщице, моложавой женщине, укутанной в пуховый платок и телогрейку на меху.

— Кокон от такой щетки не сотрется, а только почистится, и чакры расправятся, — с видом знатока парировала та, заулыбавшись.

— О, да вы про кокон знаете! — восхитился Вовка. — Откуда же, интересно?

— У меня медицинское образование. Сейчас все про энергию знают, — не моргнув глазом, заключила лоточница.

Выполнив Сурья Намаскар, комплекс динамических упражнений с прогибами позвоночника, символизирующий приветствие Солнцу, Вовка почувствовал мощный прилив энергии. Разожженный вчера на семинаре танцующих волшебников Огонь полыхал с неистовой силой. Восходящий энергетический поток подбрасывал Вовку, толкая в копчик и подошвы ног, отчего Тараканов подпрыгивал, чудно раскачиваясь в стороны и теряя равновесие, будто пьяный. Потом нелепые прыжки прекратились, и упругая волна будоражащей энергии поднялась по позвоночнику, с силой вытянув шею и запрокинув голову далеко назад.

Затем Вовка стал делать асаны, статичные позы. В каждую позу он входил медленно, плавно, соразмеряя движения с ритмом дыхания. Приняв асану, он старался максимально расслабить суставы и мышцы, которые напрягались в этом положении, и направлял поток энергии в различные чакры. Послушное тело мягко принимало нужную позу, а когда удавалось в ней полностью расслабиться, благодарно отвечало теплом и ласковой истомой в прорабатываемых местах.

Комплекс Вовка каждый раз составлял интуитивно, слушая тело, которое само подсказывало, какие асаны и в какой очередности ему хочется сделать. Некоторые асаны Тараканов особенно любил и всегда включал их в утренний комплекс. Йога была для него творческим процессом, и, перетекая из одной позы в другую, он с наслаждением отмечал, как тело постепенно становится более пластичным, мягким и наполненным силой.

Большинство ощущений были знакомы, но всякий раз появлялись новые оттенки. Сегодня Вовка чувствовал особенно сильный жар в центре груди и в солнечном сплетении. Позвоночник гудел, и плотные ручейки энергии растекались от него в голову, руки и ноги. Тело стало пластилиновым, и после каждой новой асаны вибрировало от перекатывавшихся потоков. Казалось, что сила вливается из пространства через все поры тела.

Сделав несколько поз на скручивание позвоночника, Вовка лег на пол и расслабился. Бурлящая лава энергии тут же растеклась повсюду и утихла, заполнив теплом клеточки тела и сделав его очень легким, почти невесомым.

Удобно устроившись в позе лотоса, Тараканов перешел к дыхательным упражнениям. Они, подобно насосу, накачали подготовленное тело энергией. Позвоночник раскалился и завибрировал с огромной силой, удержать которую было едва возможно. Она распирала тело и раскачивала его в разные стороны. Вовка умудрился сделать еще несколько полных йоговских дыханий, еле сдержав реактивную тягу в копчике.

И когда, наконец, он расслабился и «отпустил» тело, эта чудовищная сила, называемая Кундалини, тут же рванула вверх, рывками подкидывая сидящего в лотосе Тараканова. Его с большой частотой подбрасывало на высоту в несколько сантиметров. Со стороны это напоминало мячик, быстро скачущий по земле. Частота прыжков нарастала, и, когда она достигла пика, Вовкино тело перестало подпрыгивать.

Остаток энергии хлынул в голову, вращая ее. Постепенно вибрации затихли, и Вовка с кайфом растянулся на полу. Тело было легким и накачанным, как воздушный шарик, а сознание — ясным и спокойным, как водная гладь, лишь иногда забредшая мысль вызывала рябь на поверхности.

Когда Тараканов более десяти лет назад начал заниматься йогой, никакой энергии, чакр и Кундалини он не чувствовал. Не было их в его мире. Вовкин учитель йоги говорил, что во время выполнения асан нужно концентрироваться на чакрах, например, на копчике или на области внизу поясницы, и набирать энергию в эту чакру. Вовку одолевало множество вопросов: откуда возьмется эта мифическая энергия, если раньше он никогда ее не замечал? существует ли она вообще? если да, то почему передовая социалистическая наука до сих пор ее не обнаружила?

В одной из книг по Хатха-йоге Тараканов прочитал, что прана или космическая энергия существует везде, и ее можно черпать прямо из воздуха в неограниченном количестве. На память пришел курс физики, несокрушимый гранит которой Вовка грыз несколько лет в университете: а как же закон сохранения энергии? Однако в йоговской книжке утверждалось, что продвинутые йоги могут питаться одной праной и обходиться практически без еды, разве что пару маслин раз в полгода пожуют.

А маслины Вовка очень уважал, несмотря на тогдашнее отсутствие оных в магазинах. Стоявшая на раздаче первых блюд в университетской столовой, ярко накрашенная дама галактического объема в белом фартуке и колпаке поверх огромной прически снисходительным жестом богини Фортуны изредка метала счастливчикам в тарелки с рассольником заветный черный плод. Тараканову приходилось пускать в ход все свое обаяние, благодаря чему он числился одним из фаворитов мадам Маслинус.

Стоит сказать, что в самом начале йоговской карьеры Тараканов ходил в школу йоги, в которой побуждали «видеть» энергию, чакры, энергетические каналы. У Вовки это получалось плохо. Энергию он представлял, но не чувствовал. Лишь впоследствии из книг по НЛП Тараканов узнал, что по методам восприятия и переработки информации люди делятся на три основных типа: визуалы, кинестетики и аудиалы. Визуалы предпочитают воспринимать информацию посредством зрительных образов, кинестетики, к которым Вовка отнес себя — посредством ощущений тела, а аудиалы посредством звуков. Как только Тараканов узнал об этом, он успокоился, поскольку его внимание переключилось с визуального канала на хорошо развитый кинестетический. Проще говоря, он почти сразу почувствовал энергию в теле: восходящие и нисходящие потоки, нагревание различных частей тела, вибрацию и иногда даже привкус энергии. Чуть позже появились и легендарные чакры.

Впоследствии Вовка развил в себе и визуальное восприятие энергии, но оно ни в какое сравнение не шло с кинестетическим. Иногда, когда Вовка прислушивался во время занятий йогой, он мог уловить характерные звуки, сопровождающие потоки энергии.

Новые ощущения озадачили начинающего йога. Он ясно понимал, что придумал и энергию, и чакры, ведь этих явлений в его жизни не было. Конечно, можно было предположить, что энергия и чакры существовали всегда, как объективная реальность, просто он их не замечал. Объяснение малоубедительное. Эдак можно что угодно вообразить, и ведь начнешь это чувствовать, а потом легко провозгласить, что сие есть объективная реальность, данная нам в ощущениях.

Где граница между вымыслом и тем, что называют реальностью? Да и существует ли она? Вовка частенько размышлял на эту тему, но однозначного ответа найти не мог. Один его знакомый, большой поклонник Кастанеды, как-то в беседе философски изрек:

— Да не грузись ты, Вован! Каждый живет в своей картине мира. Одни дышат воздухом, другие праной, и все довольны.

Позже Тараканов прочитал у Милтона Эриксона, гениального психотерапевта и обманщика (что, по большому счету, одно и то же) сентенцию, которая ему чрезвычайно понравилась.

Смысл ее сводился к следующему. Если у вас что-то не получается, надо притвориться, что вы умеете это делать. Если дурить себе голову достаточно долго, то когда-нибудь у вас начнет получаться, и тогда можно забыть, что вы притворялись.

С Вовкой так и произошло: не было никакой праны, но он стал притворяться, что умеет ее чувствовать, и она появилась в его мире.

Присутствие этой энергии коснулось и физического тела: Вовка перестал болеть всякими простудами, исчезли сердечные и головные боли, частенько донимавшие его во время учебы в университете. В результате регулярной йоговской практики, голодания и вегетарианского питания Тараканов сбросил 10 килограмм лишнего веса, тело стало легким, гибким и упругим.

Занимался он фанатично, каждое утро по полтора-два часа, испытывая сумасшедший кайф от гуляющих по телу вполне «реальных» потоков энергии. Получив мощный заряд бодрости, Вовка весь день летал, как заведенный, будто внутри у него был моторчик. Он сделался спокойным и уравновешенным, вывести его из себя стало непросто.

В начале девяностых в Россию хлынул поток ранее запрещенных книг по эзотерике, оккультизму, психологии и оздоровлению, и Вовка самозабвенно зачитывался ими, многое применяя на практике. Примеры Рамакришны, Вивекананды, Шри Ауробиндо, Раманы Махарши, Йогананды и других великих йогов вдохновляли и увлекали на поиск свободы. Целью Вовкиной жизни стало просветление, выход из колеса Сансары. Он с головой окунулся в неведомую ранее, интереснейшую и полную неожиданных открытий игру.

Перед молодым йогом распахивались потрясающие миры, и, опьяненный восторгом от новых переживаний, он испытывал невероятный душевный подъем. Иногда ему казалось, что еще лет пять, максимум десять, и цель будет достигнута — Тараканов растворит свое «Я» в лавине божественного экстаза.

Однажды произошло событие, которое взорвало его привычную материалистическую картину мира. К тому времени Вовка уже два года занимался йогой, получая от этого огромное удовольствие. В то утро он неспеша, сконцентрировавшись на процессе, делал мощный комплекс. Вдруг он почувствовал непривычное доселе мягкое тепло в области копчика, как будто его прогревают снизу. Когда, скрестив ноги в лотосе и сложив руки в позе Будды, Вовка сел медитировать, тепло перешло в приятное жжение, пульсируя в основании позвоночника. Ничего подобного Тараканов раньше не испытывал.

Комплекс был завершен, и Вовка лег на пол, стараясь максимально расслабить тело. Жар в промежности стремительно нарастал, и раскаленная энергия стала давить изнутри, сотрясая лежащее тело мелкой вибрацией. Не успел Вовка испугаться, как тугой клубок взорвался и огненной струей рванул вверх по позвоночнику, при этом тело выгнулось, как от высоковольтного разряда. Обжигающая волна нечеловеческой мощи, сметая все на своем пути, быстро поднялась до низа горла и затопила нестерпимым блаженством переднюю сторону шеи — район, где по представлениям патологоанатомов находится щитовидная железа, а по представлениям йогов — горловая чакра Вишудха.

Описать свои дальнейшие ощущения Тараканов вряд ли смог бы, потому что в человеческом языке нет слов, при помощи которых можно передать весь фейерверк ошеломившего его неземного экстаза. Как объяснить, что такое оргазм, тому, кто его никогда не испытывал? Тем более, что кайф от оргазма лишь бледное подобие фантастического наслаждения, нахлынувшего на обалдевшего Вовку.

Каждая клеточка тела лучилась невиданным счастьем, а центр этого излучения находился внизу горла. Вовка переживал тотальную, всеобъемлющую радость от того, что он существует. Восторг, рассыпающийся миллионами ослепительных искр удовольствия, был абсолютно естественным, беспричинным, словно Вовкино существование само по себе являлось источником пьянящего восторга.

В какой-то момент лавина экстаза настолько захлестнула йога, что он принялся громко хохотать, не в силах удержать переполнявшее его счастье. В сознании мелькало: «Так вот ты какая, Ананда!» На санскрите слово Ананда означает блаженство от присутствия Бога. Со стороны могло показаться, что с Таракановым случилось буйное помешательство, но он очень ясно осознавал происходящее, даже с большей ясностью, чем обычно. Продолжая сотрясаться от смеха, Вовка подумал: «Хорошо, что Марго на работе, а Никита в садике, а то перепугались бы и весь кайф обломали!»

Смеялся он минут десять, а потом диковинные ощущения пошли на убыль. «Десять минут, которые потрясли мир Тараканова». И в самом деле, за этот короткий промежуток времени Вовкина картина мира подверглась сильному потрясению, столкновению с чем-то грандиозным, с неведомой силой, аналогов которой нет в обычном человеческом мире, и поэтому ее попросту не с чем сравнивать. Как сказал бы любимый Вовкой дон Хуан, это была встреча с Нагвалем.

Хохотать, как сумасшедший, Тараканов перестал, но беспричинная улыбка продолжала играть на его лице. «Смех без причины — признак дурачины, — подумал он, — а дураки в русской эзотерической традиции самые продвинутые существа». Об этом свидетельствовали многочисленные сказки и пословицы: Дуракам закон неписан; Дуракам везет; Дураками свет красится; Дурак спит, а счастье в головах лежит; Дураком на свете жить — ни о чем не тужить…

Ощущения блаженства и мягкого тепла не исчезли, они сконцентрировались внизу горла в дремлющем состоянии. Долгое время после этого (а отчасти и сейчас) достаточно было Вовке направить внимание на горловую чакру, как лицо его медленно расплывалось в дурацкой улыбке, и на душе становилось легко и радостно. А в тот день он ходил и беспрестанно улыбался. Как последний идиот, улыбался всему: ядреному морозцу, голубому небу, похрустывающему под ногами снежку, заиндевевшим веткам деревьев, галдящим воробьям, озабоченным прохожим, промерзшим автобусам. Жена поглядывала на Тараканова с легким недоумением, пару раз поинтересовалась, чего он такой довольный, а потом и сама развеселилась.

Человек всему ищет объяснение, чтобы сохранить в целости свою картину мира. Испытанные Вовкой ощущения жара в области копчика и горячей волны в позвоночнике были очень похожи на то, что описывалось в литературе по йоге как подъем энергии Кундалини. Именно так Вовка и объяснил себе произошедшее. На ближайшем занятии окрыленный Тараканов поинтересовался у инструктора йоги, что же с ним было, и тот подтвердил его предположение. Правда, особого восторга по поводу «великого» достижения Вовки не выказал, словно для инструктора пробуждение сказочной Кундалини такое же будничное событие, как утреннее умывание. Таракановское чувство собственной важности было слегка задето, но огорчаться он не стал и с удвоенным энтузиазмом продолжал тренироваться.

Повторить невероятное переживание Вовке так и не удалось, хотя состояния, близкие к нему, он потом испытывал. Зато частичный подъем Кундалини стал происходить у Тараканова каждый раз во время занятий йогой, от чего его подбрасывало, как теннисный мячик.

Починка калорифера. Профи вдохновляется волшебством

Позавтракав, Вовка подумал, что неплохо бы напоминать себе о существовании волшебной картины мира. Он распечатал на принтере несколько плакатов с надписью «Я танцующий волшебник» и прикрепил их скотчем в разных местах: в шкафу, на входной двери, на дверце холодильника изнутри, и даже под крышкой… унитаза.

Взгляд Вовки упал на сломанный калорифер (батареи отопления в эту зиму были едва теплые), который Марго давно просила починить или отнести в ремонт, каждый раз вопрошая:

— Есть у нас мужик в доме или нет?

У калорифера не включалась спираль накаливания.

Ковыряться в приборе, а тем более тащить его в мастерскую Тараканову было лень, и он задумал испробовать на нем волшебство. В голове автоматически начали прокручиваться возможные причины поломки. Поймав себя на этом, Вовка перестал объяснять, почему в четвертом отсеке сыр отсутствует, и сказал себе:

— Всего-то и надо перескочить в параллельную вселенную, где спираль работает.

Для начала он погорланил «Разжигаю Огонь», двигаясь, как в третьей части танца, вперед-назад, энергично тряся руками и подпрыгивая. Набравшись наглости, он воткнул вилку нагревателя в розетку, нажал кнопку питания, небрежно плюхнулся на диван и прищелкнул пальцами:

— Отменяю поломку!

С прибором ничего не происходило. Тогда Вовка подошел к нему, уверенно постучал по железному корпусу и, копируя начальственные интонации Марго, приказал:

— Тук-тук, включайся!

Внутри раздался легкий треск, и, к Вовкиному удивлению, спираль засветилась, но тут же погасла. «Огня изнутри тебе не хватает, вот чего, — осенило Тараканова. — Сейчас мы тебя развеселим». На память пришел анекдот, иллюстрирующий идею Болеслава, что волшебник на все дает санкцию: утвердить событие или отменить его. Стоя перед агрегатом и изображая анекдот в лицах, Вовка заговорил:

— На капитанский мостик шхуны вбегает юнга и отдает честь развалившемуся в кресле капитану:

— Сэр, разрешите доложить!

Капитан, пыхнув трубкой, с ленцой пробурчал:

— Докладывай…

— Солнце всходит!

Кэп небрежно махнул рукой:

— Не препятствовать!

На последней фразе калорифер громко затрещал, как будто захохотал, и спираль зажглась ровным малиновым светом. Экспериментатор потряс прибор, пошевелил шнур, чтобы убедиться в устойчивой работе обогревателя, но тот и не собирался больше ломаться. «Анекдот понравился, — заключил Вовка. — Кстати, фраза «Не препятствую!» — отличная волшебная команда, ведь своими картинами мира мы препятствуем свершаться чудесам».

Входная дверь распахнулась, и на пороге показался Никита. По тому, с каким грохотом полетел в угол рюкзак, было ясно, что сын не в духе.

— Чего такой суровый, Профи? — обратился к нему Вовка.

— Достала меня эта Вика! Сегодня на консультации из-за почерка ко мне докопалась. Вообще завтра на экзамен не пойду, — с возмущением отозвался Никита.

Пятнадцатилетний Никита, компьютерный фанат, учился на программиста в техникуме. С детства Вовка называл его «Профи», а почему, уже и сам не помнил. Вообще-то, сначала Никита был «Профессором». Возможно, из-за рассудительности. «Профи» звучало короче и значительнее, тем более что сын, увлекаясь чем-то (баня, роликовые коньки, «Dendy», компьютер), проявлял необыкновенное упорство и становился профессионалом в этом деле.

Сейчас на повестке дня были: игра на гитаре, сетевые игры в Интернете и качание в тренажерном зале, отчего Профи раздался в плечах и приобрел красивую мускулатуру. В тройку призеров никак не входили русский язык и литература, преподавательница коих, Виктория Моисеевна, постоянно придиралась к Никите и оценки выше трояка принципиально не ставила. Тараканов-старший грузился по этому поводу весьма правдоподобной картиной мира: молодая училка неравнодушна к симпатичному, атлетически сложенному и талантливому парню. Кроме того, независимый Никита частенько высказывал свое мнение, а таких учителя недолюбливают и делают из них козлов отпущения. Вика ставила ему в пример Толстого с Достоевским, а он в ответ мог залепить что-нибудь из Пелевина, Баха, Лукьяненко или Желязны.

Немного поразмыслив, Вовка предложил Профи сделать «ход конем»:

— А ты ей предъяви свою картину мира — все гениальные люди писали неразборчивым почерком: Ленин, Пушкин, Толстой…

Никите идея понравилась. Он оживился и стал выспрашивать, кто еще из великих писал как курица лапой. Он даже придумал распечатать из Интернета рукописные тексты гениев, предвкушая, как обалдеет «железная Вика».

Вдохновившись, Тараканов показал сыну танец про Огонь, и они поплясали вдвоем. Профи, чувствующий энергию, с горящими глазами объявил, что это круто, и стал допытываться, где папа такому перцу научился. Вовка поведал о семинаре танцующих волшебников, о состоянии Внутреннего Огня, о жонглировании картинами мира, о копчении трусов, о параллельных вселенных и технике материализации-отмены. Особенно впечатлился Профи историей с отменой уроков. А излучающий тепло калорифер поверг его в восторг.

Когда Вовка, спохватившийся, что ему сегодня надо еще заскочить на работу, покидал квартиру, вослед ему донеслось щелканье и победный клич к экзамену:

Тетя Вика, твою мать, Да поставь же ты мне пять!

Аисты прилетели. В мебельный салон холостые мужчины не ходят. Материализация мобильника. «Даешь горячие батареи!»

Топая к остановке, Тараканов обратил внимание на броский рекламный щит с изображением мобильного телефона «Siemens». Он давно хотел завести себе эту игрушку, но зарплата обычно испарялась с космической быстротой. С прошлой получки Вовка сделал апгрейд компьютеру, прикупив новую видеокарту и оперативную память, так как Профи уже полгода ныл, что новые игры с 3D графикой тормозятся. Копить и экономить на еде и прочих радостях жизни Вовка не умел, и деньги в семье не задерживались.

Подобные мысли Вовка воспроизводил минут пять, пока не сообразил, что автоматически подгрузил теорию, объясняющую, почему не может приобрести мобильник. Тараканов повторил себе, что он танцующий волшебник, и стал размышлять: «В ПКМ жестко зафиксированы алгоритмы материализации желаемых объектов. Например, сотовые телефоны обычно покупаются за деньги. Однако неизвестно, откуда что берется в нашем непостижимом загадочном мире. Попробую хоть немного поиграть, что ничего не знаю о том, как устроен мир, и откуда в нем появляются мобильники».

Вовка переместил внимание в сердце, сделал несколько глубоких дыханий и усилил поток. Его окатило горячей волной, по спине побежали мурашки, макушка растворилась, а тело завибрировало. Окружающая заснеженная картинка сделалась чуть размытой и замерцала. Создалось ощущение, что эта картинка лишь тонкая пелена, декорация, за которой вообще неизвестно что, Нагваль, Пустота, невообразимое.

Вовка подумал, что если телефон соткется в руке прямо из воздуха, то его психика может не выдержать. Поэтому он облегчил задачу, разрешив мобильному возникнуть в сумке. Оглядевшись по сторонам и убедившись, что вокруг никого нет, Тараканов изо всех сил сиганул в сугроб, выпалив:

— Прыгаю во вселенную с мобильником!

С замиранием сердца он пошарил рукой в своей спортивной сумке, не заглядывая в нее. Телефона в ней не оказалось.

— Эх, не хватило наглости, — констатировал Вовка.

Вспомнились слова Болеслава о том, что мы не разрешаем себе мгновенную материализацию, дабы сохранить в целости свою картину мира.

— Будем продолжать попытки материализации. Даю санкцию мобильнику появиться где угодно, и при этом с ума я не сойду! — подтвердил свое намерение Вовка, выпуская из макушки закручивающийся энергетический поток.

На остановке Тараканов повернулся спиной к дороге и щелкнул:

— Появись, маршрутка!

Не прошло и полминуты, как подрулила «Газель», идущая до метро.

— Уже лучше! Пусть не моментально, но вызвал ее, — обрадовался Вовка.

Усевшись возле окна, он решил: «Попробую еще что-нибудь материализовать, пусть это будет приятный сюрприз. Разрешаю возникнуть из параллельного мира подарку судьбы, а какому, даже думать не буду!» Тараканов уставился в окно, любуясь пейзажем.

Мимо проносились дома и деревья, облепленные снегом. И вдруг Вовка увидел двух аистов, стоявших напротив друг друга в гнездах, располагавшихся на одинаковой высоте в развилках соседних тополей, рядом с дорогой. Да, это были аисты, с белым оперением, на тонких ногах и с длинными красными клювами! Мимо этого перекрестка Вовка проезжал немеряное количество раз, и ничего подобного здесь не было. Никто из пассажиров, похоже, птиц не увидел, один Тараканов беспокойно заерзал на сиденьи.

Аисты были неподвижны, и Вовкин ум, чтобы спасти ПКМ, тут же, как аксиому, подсунул мысль, что это чучела или муляжи. Одно за другим выдвигались предположения о том, кто и с какой целью их туда взгромоздил. Осознав это, Тараканов включил волшебную картину мира: он очутился в одном из множества параллельных миров. Вовку охватило волнующее чувство прикосновения к Хаосу. С телом творилось нечто неописуемое: его накрыло волной частых вибраций, а «утюг в груди» просто раскалился.

И тут Вовку осенило: «А откуда известно, что аисты ненастоящие?! Пусть будут живые! Даже если они искусственные, не препятствую ожить! Интересно, на обратном пути проверим».

Тараканов зашел в родной НИИ в приподнятом настроении. Начальник отдела был на месте, и Вовка быстро подписал все бумаги. Уже собравшись уходить, он заметил Женю, красивую даму лет сорока, которая раньше работала в соседнем отделе, а год назад уволилась. Она болтала со своей подругой. Женя нравилась Вовке своим темпераментом, и он подошел к ней узнать, как дела.

Евгения жаловалась подруге на то, что никак не может выйти замуж:

— Представляешь, работаю шесть дней в неделю, по десять часов, прихожу домой и падаю от усталости. Когда уж тут знакомиться? Кроме того, у меня дочка, да и возраст уже…

Поздоровавшись, Тараканов стал прояснять ее картину мира:

— А ты где сейчас работаешь?

— В мебельном салоне.

— Так туда сколько мужиков-то ходит! — выдал Вовка разрешающую картину мира. Женя моментально предъявила контраргумент:

— Но они же все женатые. Холостой мужчина не пойдет мебель покупать.

Фехтование картинами мира продолжалось еще минут десять, но сколько Вовка ни пытался пробить Женину защиту, та сражалась с упорством Атоса, Портоса, Арамиса и д`Артаньяна, вместе взятых:

— Негде их взять, мужчин достойных.

— Да откуда угодно, с неба могут спикировать. Мужики это что, я сегодня аистов возле метро видел! — не выдержал Вовка.

На обратной дороге он раздумывал о том, что большинство людей является пленниками выстроенных годами и кажущихся незыблемыми картин мира с жесткими запретами. «Сидим возле четвертого отсека в лабиринте жизни и объясняем, почему сыр не завезли, почему не можем мужа найти или почему денег нет, и пальцем не пошевельнем, чтобы изменить хоть что-то», — мыслил Тараканов.

Вспомнив про аистов, Вовка представил их живыми, крутящими башкой и расправляющими крылья. Каково же было его потрясение, когда на знакомом месте не оказалось ни малейших следов пребывания белокрылых красавцев!

«Улетели, вместе с гнездами. Ожили! Надо же, как мир отзывается на намеренье, заряженное Внутренним Огнем», — снесло башню Тараканову. ПКМ вновь дала трещину, и Вовку с головы до ног окатило жаркой волной энергии.

Обалдевший Вовка покинул маршрутку на пару остановок раньше, решив прогуляться до дома пешком. Погода стояла замечательная. Еле ощутимый морозец приятно холодил щеки, чистый снежок укутывал землю. Во дворе длинной девятиэтажки, среди высоких лип стояла лавочка, кем-то заботливо очищенная от снега. Вовке захотелось присесть на пару минут, чтобы насладиться зимней сказкой.

На лавочке, выкрашенной ядовито-зеленой краской, лежал какой-то небольшой темный предмет. Начинало смеркаться, и Тараканов не сразу разглядел, что это сотовый телефон. Новенький аппарат «Siemens ME45», именно той модели, что хотел Тараканов. Вот это да! Материализация состоялась. Вовка, заинтригованный таинственным появлением и исчезновением аистов, уже и забыл, что заказывал мобильный. Откуда он здесь взялся? ПКМ подсказывала банальный ответ: «Кто-то потерял». Опять игра в ограниченность и перераспределение энергии и материальных благ…

Вовка, увлекшийся игрой в параллельные вселенные, сходу сочинил абсурдную картину мира, «объясняющую» возникновение телефона на лавочке:

Сияющий от удовольствия Тараканов из БУДУЩЕГО, владелец яхты и виллы на берегу океана, в белоснежном костюме, окруженный загорелыми красотками в стрингах, развалившись в кресле, смотрит на Вовку, сидящего на лавочке в заснеженной Москве, и сочувственно произносит:

— Как тебе тяжело живется, дорогой. На, держи хотя бы мобильник! — и небрежным жестом кидает телефон.

Вовка порадовался: «Красивая картина мира, расширяющая ПКМ, получилась — можно забрасывать из будущего любые объекты: мужей, квартиры, хорошую работу, машины…» Мир, создаваемый Вовкой, слегка «поплыл».

Маргарита встретила его ворчанием:

— Тараканов, у тебя совесть есть или нет? Я прихожу с работы уставшая, в раковине гора посуды, продукты тоже не купил. Сто раз тебе надо повторять, и все без толку.

— Зато я мобильный себе из будущего подбросил, на лавочку, — молвил Вовка, демонстрируя находку. — Немного потренируюсь, и буду, как Саи Баба, золотые кольца в кулаке материализовывать. А еще калорифер починил. Анекдоты ему травил, он и развеселился.

— Толку-то! В квартире все равно, как на северном полюсе, батареи не греют совсем. Тоже мне, волшебник-недоучка, — махнула рукой Марго и скрылась на кухне.

Маргарита отличалась логическим складом ума и называла Вовку «тепленьким» из-за его увлечения йогой и прочими духовными заморочками. Она давно привыкла к Вовкиным странностям и смотрела на них сквозь пальцы: чем бы дитя не тешилось… Впрочем, ее материалистическая картина мира допускала возможность существования энергии и магических способностей человека. Марго иногда обращалась к мужу с просьбой полечить ее энергетически, и Тараканов с таинственным видом возлагал руки на голову жены, запуская поток. Через несколько минут руки нагревались, как печка, и недомогание у Марго исчезало.

Когда Вовка переоделся и зашел на кухню, жена уже перестала дуться. Она сообщила, что приобрела сегодня новейший крем для похудения, фактически ради одного компонента — экстракта слюны пиявки медицинской (!).

— Ты представляешь, сколько нужно наловить пиявок, чтобы этот крем изготовить, — с юмором комментировала Марго.

— Конечно, от одной этой мысли похудеть можно. Худеют-то от картин мира, — не удержался Тараканов и на ходу сочинил: — А ты знаешь, почему лечение пиявками так эффективно? Считается, что они отсасывают нездоровую кровь, заставляя организм вырабатывать свежую, но на самом деле это не так. Лечебный эффект имеет место из-за того, что пиявки пускают в кровь свою слюну, содержащую огромное количество витаминов, микроэлементов и ферментов, расщепляющих жировые клетки.

Тараканов с аппетитом уплетал овощи, тушеные с рисом, эмоционально повествуя о своих подвигах.

— Раз ты волшебник, сделай так, чтобы батареи стали горячими. Сколько можно мерзнуть? — выдвинула Марго провокационное предложение.

— То есть до угла довези, — Тараканов рассказал анекдот про довоз до угла. — Давай вместе доезжать. Сперва нужно энергией качнуться, Внутренний Огонь запалить. Это состояние волшебника, когда глаза блестят, а в груди жар пышет. Сейчас будем огненный танец плясать.

Вовка изобразил движения танца. Маргарита, рафинированная эстетка с красиво уложенной короткой прической и серыми миндалевидными глазами, плясать странный танец поначалу отказалась.

— Светским дамам не пристало скакать, как вождю африканского племени, — было написано на ее лице. Роль свою она играла безупречно: сохраняла стройную подтянутую фигуру; всегда, даже дома, была изысканно одета и с макияжем на лице. Утонченный вкус Марго чувствовался буквально во всем, и выбор подарка на ее день рождения представлял для Вовки неразрешимую задачу. Частенько он подкалывал жену, изрекая, что в прошлой жизни Маргарита была влиятельной фрейлиной при дворе какого-нибудь европейского монарха.

Вовка настоял, чтобы Марго участвовала в процессе:

— Сама напросилась до угла. К тому же групповая работа усиливает намерение, еще Гераклит об этом упоминал. А мировой Огонь он считал первопричиной всего сущего и писал, что из Огня путем сгущения возникают все вещи.

— И долго надо плясать? — сдалась Марго, обезоруженная ссылкой на Гераклита.

— До состояния инсайта, пока не зашатает тебя.

Супруги взялись за руки, постояли, закрыв глаза, синхронно подышали и запели, делая ударение на слове «Огонь». Состояние Вовки быстро передалось Марго, и она тоже стала подскакивать, раскрасневшись от удовольствия.

Потом Тараканов остановил танец, и они, забравшись на диван, прыгнули с него в параллельный мир, громко крича:

— Даешь горячую воду в батареях!

Вспотевший Вовка скомандовал:

— А теперь подпрыгиваем, щелкаем пальцами и быстро, пока не приземлились, выкрикиваем намерение.

— Включаю горячие батареи! Горячие батареи! Огненные батареи! Батареи, огонь! — вошла в раж Марго. — И Машке квартиру! И Машке квартиру!

Когда прыгуны в мир знойных батарей отдышались, Маргарита тонкими пальцами поправила прическу и, сверкая глазами, пояснила, что ее подруга Машка до сих пор не получила квартиру, хотя уже десять лет стоит в очереди. Причем, все остальные работники уже обзавелись жильем. Марго, являвшаяся, по мнению Тараканова, борцом за справедливость во всем мире, сильно переживала по этому поводу.

— Как только подумаешь о Машке, щелкай пальцами и повторяй заклинание, — проинструктировал ее Вовка. — Хотя вся работа уже сделана.

Встреча с Юлькой. Домашняя охота

Проснувшись утром, Вовка обнаружил рядом с подушкой записку от Марго: «Они горячие!!!» Батареи и вправду обжигали, а в комнате заметно потеплело.

Поработав несколько часов за компьютером, Тараканов вспомнил, что они с Юлькой договаривались встретиться, и стал названивать крутобедрой нимфе. Ее рабочий телефон был безнадежно занят, а номер мобильного Вовка записать не догадался. «Конечно, в популярный салон разве дозвонишься, тем более в разгар рабочего дня», — рассуждал Вовка. Поняв, что оказался под гипнозом ПКМ, он выждал момент, пока в трубке еще не начались частые гудки, щелкнул пальцами и выкрикнул:

— Соединяю!

Тотчас в линии послышались редкие гудки, и Юлька подняла трубку. У нее еще были дела, и встретиться договорились через два часа в кафе на старом Арбате.

Собирался Вовка долго — куда-то запропастились ключи от квартиры. Наконец он вспомнил, что играет в изменение прошлого. Вовка настроился на поток и раза три щелкнул, чувствуя, как энергия искрится с кончиков пальцев:

— Не препятствую появиться ключам в любом месте!

Ключи обнаружились на столике в прихожей, хотя Тараканов туда заглядывал. Самое интересное, что Вовка так и не смог вспомнить, как положил их на столик.

Юлька опаздывала к назначенному часу, но стоило Вовке прыгнуть, как она соткалась откуда-то из морозного воздуха, уверенным шагом двигаясь мимо красочных витрин. Короткая сиреневая шубка не скрывала пышные формы своей владелицы, а шею изящно облегал широкий малиновый шарф. Ее красиво уложенные волосы были в тон шубке — серебристо-фиолетовые. Взгляд Тараканова притянули плавно покачивающиеся округлые бедра, обтянутые зеленоватыми брюками-стрейч из материала, напоминающего крокодилью кожу.

На лице Юльки играла обворожительная улыбка, а глаза из-под соболиных бровей излучали радость и упоение жизнью. Внезапно нимфа остановилась и с неожиданной легкостью подпрыгнула, высоко подбросив пухлые ножки и огласив улицу азартно-фривольным взвизгом:

— У-у!

От ее победного клича некоторые прохожие даже вздрогнули.

— Привет! Вот это Внутренний Огонь! — восхитился Вовка, у которого тотчас потеплело в груди. — Глаза аж полыхают. А штаны из крокодила просто чума.

Юлька чмокнула его в губы. От нее пахло апельсинами и миндалем.

Все столики в кафе были заняты, но Вовик пребывал в состоянии волшебника, к тому же сердце радостно замирало от Юлькиного присутствия. Они вдвоем прищелкнули пальцами и хором пропели на манер оперных певцов:

— Найдись-найдись, свободный столик!

Официантка тут же усадила их в самом уютном месте за круглый столик, на котором стояла табличка «Стол заказан».

Парочка лакомилась десертом из свежих фруктов со взбитыми сливками. Нимфа смаковала чашечку кофе, источавшую одуряющий аромат, а Тараканов прихлебывал зеленый жасминовый чай. Вовка поделился своими приключениями, затем Юлька рассказала, что перед семинаром в ее салон нагрянула налоговая полиция с проверкой. Начинающая волшебница прыжком с табуретки отменила грозящие ей штрафные санкции, и проверка завершилась благополучно.

Время пролетело незаметно. Тараканов, глянув на часы, спохватился — ему предстояло еще заплатить за квартиру и купить полочку в ванную.

Очередь в сберкассе извивалась длинной змеей, в тесном помещении было не протолкнуться. Работало всего одно окошко, и Вовка поначалу приуныл. По радио заиграла песня Пугачевой и Галкина «Будь или не будь, делай же что-нибудь», от которой Внутренний Огонь у Вовки разгорелся с новой силой. Он скомандовал про себя: «Раззудись, плечо, рассосись, толпа!», подвигал плечами и щелкнул пальцами. Почти сразу во втором окошке также стали принимать платежи, и Вовка быстро освободился.

Магазин «Сантехника» был еще открыт, но продавщица делала вид, что в упор не замечает Тараканова, стоявшего возле кассы. Повернувшись к нему спиной, она уткнулась в бумаги и сосредоточенно заносила туда длинные столбики цифр. Судя по вороху бумаг и по скорости их заполнения, у Вовки не было никаких шансов приобрести сегодня драгоценную полочку, которую Маргарита долго присматривала по всей Москве. Но он был начеку, и в просторном зале раздался сухой щелчок, сопровождаемый бодрым возгласом:

— Разрешаю обслужить себя!

Продавщица встрепенулась, выйдя из коматозного состояния, и резво засеменила к Вовке:

— Что вам?

Когда он расплатился, то заметил, что денег осталось совсем мало.

— Зато сколько намерений за день осуществил, да и Огонь сердце греет. Значит, и финансы возникнут, — расширил Тараканов картину мира. Передвигаясь к метро, он с воодушевлением щелкал:

— Падайте, деньжата!

Был час пик, и на платформе метро стояла толпа народа. Прошло несколько поездов, набитых так плотно, что Вовка со своей объемистой коробкой даже не попытался втиснуться. Тут его осенило, он прищелкнул и воскликнул:

— Пустой вагон, явись передо мной, как лист перед травой!

Когда состав затормозил и двери вагона открылись, Тараканов ошалел: только в его вагоне было просторно, в остальных — битком. Вспомнив, что так и не пропылесосил ковер, он заодно отменил возможное недовольство Марго.

По дороге домой Вовке в голову пришла идея: для привлечения денег из параллельной вселенной половить крокодила на живца. Уж больно вдохновил Тараканова рассказ Болеслава. Он стал обдумывать, где же взять крокодила: может быть, запустить в ванну игрушечного? Вовка вспомнил, что среди безделушек где-то завалялся резиновый крокодильчик, правда, с оторванным хвостом. Но какой уважающий себя крокодил допустит, чтобы ему оттяпали столь важную часть туловища?

В этих раздумьях Тараканов и добрался до дома. Вручив Маргарите долгожданную полочку, будущий ловец земноводных решил не откладывать идиотскую затею.

Марго, пребывавшая в отличном настроении, позвала из кухни:

— Мой руки, Хоттабыч, и садись ужинать, голодный небось.

— Не до того сейчас, крокодила буду на живца ловить.

— Как это?

Вовка кратко изложил последовательность магических действий. Марго залилась звонким смехом:

— У тебя что, крыша потекла?

— Это древний ритуал африканских туземцев. Я недавно в журнале «Geo» прочитал, — не моргнув глазом, «объяснил» Вовка. — Таким образом они приносят удачу своему племени. Сделаю, глядишь, и у нас больше денег появится.

Подруга жизни скептически отнеслась к идее мужа, зато Профи загорелся и даже оторвался от заключительной стадии компьютерной игры «Цивилизация». Он сдал экзамен Виктории на четверку, что в его картине мира было равносильно хождению по воде аки посуху, и безоговорочно поверил в волшебство. Профи выспросил у отца подробности церемонии и предложил сначала прикормить хищника. Пока Вовка, открыв толстенный том Большой Советской Энциклопедии, изучал, чем питаются аллигаторы, Маргарита насмешливо спросила:

— А кто же, интересно, у вас крокодилом будет?

— Ты и будешь, — неожиданно для себя объявил Тараканов.

— Вот еще, — вздернула плечо Марго.

Однако Профи, представив ее в роли крокодилихи, пришел в восторг и стал уговаривать согласиться. Под общим напором та сдалась.

Маргарита нанесла маникюр и педикюр зеленым лаком, надела купальник-бикини изумрудного цвета, маску для подводного плавания, а в качестве хвоста Вовка прицепил ей шланг от пылесоса. Из энциклопедии было почерпнуто, что питаются крокодилы в основном рыбой, а самки откладывают в песок до дюжины яиц.

Занырнув в ванну с теплой водичкой, рептилия отложила десяток сваренных вкрутую куриных яиц, в миску с сахарным песком, стоящую на решетке. Никита накидал в воду крабовых палочек и стал закидывать самодельную удочку — палку с привязанной на веревку скрепкой. Крокодильша шумно плескалась в ванне, разбрызгивая воду во все стороны, выныривала на поверхность, била хвостом и лапами. Крабовые палочки одна за другой исчезали в ее зубах. Вовка в цветастых семейных трусах метался взад-вперед и возбужденно комментировал:

— Клюет, клюет! Подсекай! Эх, жаль сорвалась, хороший экземпляр.

Наконец пришел и его черед. Приспустив трусы, он осторожно устроился на краешке ванны, забултыхал попой и завопил чудодейственную фразу. Долго ждать не пришлось. У крокодилихи от прикормки разыгрался нешуточный аппетит и, учуяв крупную добычу, она устремилась к заветным половинкам. Однако Профи был наготове и в самый рискованный момент, когда челюсти с острыми зубками уже начали смыкаться на мягком месте живца, шлепнул хищника заранее приготовленным пластмассовым веслом от надувной лодки. «Оглушенное земноводное» Вовка немедля укутал в махровое полотенце.

Участники действа, мокрые с головы до ног, но счастливые, наперебой обсуждали удачную ловлю. Больше всех, конечно, остался доволен Профи. Он ходил взад-вперед и приговаривал:

— А как я вовремя веслом шандарахнул!

Разрумянившаяся Маргарита тоже светилась от удовольствия. В глазах ее горел задорный огонек, из-за которого Тараканов и влюбился в юную студентку.

Сам Вовка испытывал чувство полета, как будто сбросил груз всех картин мира. Тело стало невесомым, его охватила знакомая горячая истома, растекавшаяся снизу вверх. Восходящий поток легонько потряхивал Вовку, вызывая ровный гул, веером выходя из затылка. Окружающие предметы воспринимались непривычно ярко и контрастно. Энергия настолько переполняла Тараканова, что держать ее в себе было невозможно, хотелось выплеснуть ее в творчество.

Во время ужина за столом царило радостное оживление. Давно они не сидели так уютно втроем, болтая о всяких пустяках. Из-за приоткрытой двери доносился звук телевизора — показывали фильм «Двенадцать стульев» с Андреем Мироновым. Когда великий комбинатор запел: «Вся наша жизнь игра, и кто ж тому виной…», Вовка навострил ухо.

Эта песенка всегда нравилась ему, а сейчас в ней открылся новый смысл. «Красота игры», искусство смены ролей, «наслажденье скользить по краю», Внутренний Огонь — вот что имеет значение. А «запретный плод» сам упадет в руки. Но даже если не упадет, это будет еще одна роль, так стоит ли огорчаться? Например, сейчас, после безупречно сыгранной комедии Тараканову было все равно, свалятся на него деньги или нет. Песня обнадеживала — сын турецко-подданного нахально восклицал:

И разве мой талант и мой душевный жар Не заслужили скромный гонорар?

Бурлившая энергия требовала выхода, и, окрыленный песней Остапа, Вовка сочинил стишок, от чего внутренний костер разгорелся еще сильнее:

Я крокодила на живца ловлю, И попу голую я в ванну опускаю, Хотя рептилий с детства не люблю, Но шанс такой не упускаю. А для чего мне крокодил? Да я и сам того не знаю. А вдруг он клюнет не один? Ведь я живцом служу недаром. И все же, страх превозмогая, Я жду, что клюнет он, злодей, Ведь очень хочется, ребята, Мне этим удивить людей. И все мои проблемы сгинут В тот миг, как этот крокодил Меня укусит в ягодицу, Вонзая зубы в мягку мышцу.

Стихи были исполнены несколько раз под громовые аплодисменты благодарной публики. Тут позвонила напарница Марго, которая всегда была в курсе последних событий на работе. Она сообщила приятную новость: им с Маргаритой со следующего месяца повышают оклад. На этом сюрпризы не закончились. Вскоре раздался еще один телефонный звонок. Объявилась знакомая жены, исчезнувшая полгода назад вместе с долгом в пятьсот долларов. Извинившись за долгое отсутствие, она пообещала сегодня же заехать, чтобы вернуть деньги, и уже через полчаса Марго поила ее чаем.

Вовка, продолжая подпитывать волшебную картину мира, провозгласил супруге, что пополнения семейного бюджета неслучайны и произошли исключительно благодаря ловле крокодила.

ГЛАВА 4. ВТОРОЙ ВЕЧЕР СЕМИНАРА

Танец «Двери сердца». Обратная связь. «Исчезни с пользой для себя», как сбить температуру, звонок Вовану, искусственная почка, выговор котлетам, дым из монитора, отмена ожога

Всю неделю Вовка с энтузиазмом играл в жонглирование картинами мира, в «появись-исчезни», в параллельные вселенные. Он испытывал небывалый энергетический подъем. Огонь внутри гудел, как в топке паровоза. Тараканов с нетерпением ждал следующего дня семинара. И вот он в знакомом зале. Народу не убавилось, наоборот, виднелись новые лица. Дядя Миша в том же пиджачке и клетчатой рубашке сидел, приготовив объемную амбарную книгу годов шестидесятых и шариковую авторучку. При социализме такие ручки стоили 35 копеек, но Вовка давненько не видел их в продаже.

В зал вошел Болеслав и, поздоровавшись, сходу объявил парный танец. Когда все встали в два круга и разбились на пары, ведущий начал рассказ:

— Танец придумал мой знакомый Антон, уехавший несколько лет назад в общину Виссариона, в Красноярский край. Через какое-то время потянуло его съездить домой, в Москву, встретиться с друзьями, пирогов маминых поесть. И вот стоит он на остановке в глухой деревушке, ожидая автобуса. Мороз — тридцать градусов. Чтобы согреть ноги, Антон стал притопывать, утрамбовывая снег зигзагом. В снегу отпечатался рисунок, похожий на крышу домика.

А в сердце-то Антона огонь полыхает, предвкушение радости от встречи с близкими душу греет. И зазвучала внутри него мелодия, слова сами пришли. Вот такую песню он запел:

Кто весел и дружен, и в радугу дня влюблен,

Тому на небе уже построен дом,

Солнце греет стены его,

Звезды красят окна его,

И двери сердца его открыты всем!

Ляля, ляля, ляля, ляля, ляля, ух!

Проходившая мимо соседка обратилась к Антону:

— Тошик, автобус еще нескоро. Пойдем погреешься, у меня банька натоплена.

Попарился он от души. Сидит у соседки в избе, чаек с малиновым вареньем попивает. Тут вбежала другая женщина:

— Антоша, там твоя мама из Москвы приехала, с пирожками!

Болеслав завершил рассказ:

— Вот такая сказочная материализация. В рамках ПКМ это просто приятное совпадение. В волшебной картине мира прошлое изменилось при помощи песни Силы, подстроившись под Антоново намерение. В новом прошлом мама, возможно, и не собиравшаяся ехать в сибирскую тайгу, в срочном порядке напекла пирогов и отправилась к сыну.

Болеслав в паре с Юлькой показал движения. После того, как движения были отрепетированы, он дал инструкцию:

— В парном танце самое главное — смотреть в глаза партнеру. Через контакт глазами сразу разгорается Огонь и происходит обмен энергией на глубинном уровне.

Едва начался танец, как на лицах засияли улыбки. Особо сильный выплеск радости происходил во время пения «Ляля» и «Ух», когда раскрывалась во всю ширь бесшабашная русская душа.

Вовка окунулся в огненную реку энергии, струившуюся через глаза партнеров, которые все время менялись. Кое-кто отводил глаза или танцевал без вдохновения, отбывая номер, но у большинства глаза горели, люди врубались в происходящее энергетическое пиршество. Когда Вовка встречался с такими партнерами, его обдавало жаркой волной, а пространство между ними искрилось и вибрировало от энергии.

Бабули (те же самые) путались, поворачиваясь спиной к партнеру, и, встречаясь с ними, Вовка разворачивал их в правильном направлении. Но балдели бабульки не меньше остальных.

Во время безмолвной медитации после танца Тараканов почувствовал, как в сердце распустился огненный цветок, из которого фонтанировали легчайшие частицы радости. Тело превратилось в дрожащий столб энергии.

— Продиктуйте слова танца, — с ручкой наперевес обратился неуемный дядя Миша, когда все расселись.

— Дядь Миша, а с кем вы его собираетесь танцевать, если не секрет? — поинтересовался Болеслав.

— Со внуками, я их уже «Разжигаю огонь» научил.

— Тогда в конце семинара повторю, если дядя Миша не забудет о своем намерении. А сейчас давайте обратную связь. Расскажите о чудесах, которые удалось совершить за неделю.

Народ, перебивая друг друга, начал делиться подвигами. Кто-то щелчками притянул хорошую работу, кто-то разрешил себе получить визу, кто-то отменил грипп, застой в бизнесе, пьянки мужа. Вовка с Юлькой тоже поведали о своих успехах.

Дамочка в костюме бизнес-леди и ее подруга рассказали, что их стервозная начальница «достала» всех на фирме. Они придумали мощную волшебную фразу, включающую в себя намерение, что директорша тоже попадет в улучшенную вселенную, но без них. Прыгая со стульев, подруги выкрикивали:

— Исчезни с пользой для себя!

В результате муж директорши, крупный бизнесмен, на днях уехал вместе с семьей за рубеж, где уже купил жене квартиру и подыскал ей отличную работу. Бизнес-вумен стала начальницей, а подруга — заместителем.

Невысокая шатенка с короткой прической, представившаяся Мариной, выдала хит, от которого Болеслав пришел в восторг:

— Я сразу попробовала осуществить мгновенную материализацию. Пришла с семинара. У мужа моего, Кольки, температура 39.6, всего трясет. Я его вытащила из-под одеяла:

— Давай разожжем Огонь!

— Какой огонь, от меня и так скоро прикуривать можно будет!

Уговорила все-таки, спели с ним песню про Огонь. Заставила Кольку залезть на диван, сама рядом на кресло забралась, и вместе прыгнули в параллельную вселенную с криком «Я здоров!» Сказала ему:

— Мы уже в другой вселенной, где температура снизилась. Сейчас проверим.

Сунула мужу градусник, температура 38.8.

— Вот видишь, давай-ка еще раз прыгнем!

Колюня мой приободрился, полез на диван. Прыгнули, опять замерила — 38.0. В общем, за четыре прыжка нормальная температура! Муженек разошелся и заявил:

— Давай до 35.6 догоним!

Муж с энтузиазмом прыгнул еще раза три-четыре, но температура осталась 36.6. Естественно, он выздоровел, на следующий день — никаких признаков болезни.

Публика одобрительно захлопала наглой волшебнице, после чего две девчонки лет двадцати пяти, перебивая друг друга, тоже поделились примером моментальной материализации. Они изобрели свой способ перехода в параллельное измерение.

Парочка была в командировке в другом городе. Деньги закончились. Морозным вечером подруги стояли на улице, пытаясь остановить попутку, чтобы бесплатно доехать до гостиницы. Но машины проносились мимо. Одну из подружек осенило: надо срочно звонить Вовану, он крутой, он все может. Как выглядит среднестатистический Вован, великий и могущественный? Бритый мордоворот с короткой толстой шеей, в малиновом пиджаке, с массивной золотой цепью и мобильным телефоном, на «Мерседесе». Растопырив пальцы веером, одна из девчонок изобразила мобильник и поднесла его к уху:

— Але, Вован! Что за дела, в натуре, ты куда слинял? Мы тут замерзли, как лохи последние, гони тачку и бабки быстро, шесть секунд тебе на раздумья!

Мгновенно остановился шестисотый «Мерс». Окошко приоткрылось, и оттуда высунулась ряха настоящего нового русского, со всеми атрибутами, только в спортивном костюме:

— Ну чо, девчонки, куда едем?

— У нас денег нет.

— Базара нет, я сегодня гуляю.

По пути в гостиницу благодушно настроенный спаситель накормил подруг в кафе. Но поистине мистический момент настал, когда он, откинув панельку зазвонившего аппарата сотовой связи, произнес в трубку хриплым баском, характерно растягивая гласные:

— Вован слушает!

Народ громовым хохотом отреагировал на последнюю фразу. Девчонки сообщили, что завели себе игрушечные мобильники и теперь регулярно связываются со своим «ангелом-хранителем».

Миловидная черноволосая дама восточной наружности скороговоркой выпалила:

— Я, конечно, не поверила во все, что вы тут рассказывали. Но на семинаре щелкнула, чтобы нашелся пропавший видик. Возвращалась с занятия голодная, очень булочку сладкую захотелось, а магазины закрыты. Запела:

— Молочка бы с булочкой, да на печку с дурочкой!

Дома муж с сыном видик смотрят — нашелся в гараже, хотя мы его там искали. В магазин, конечно, никто не сходил. Ну, думаю, если еще и булочка появится, тогда я точно волшебница. Зашла на кухню, на столе — рулет с маком и с айвой. Решила: «Пусть прямо сейчас сформируется прошлое, объясняющее, откуда рулетики взялись». Муж сказал, что свекровь притащила.

Я обрадовалась успехам, вспомнила, что мне еще шуба новая нужна. И подумала, что предмет легче материализовать, если он у тебя был, но временно отсутствует. Придумала такую картинку мира:

— У меня была норковая шуба, а два дня назад я ее потеряла. Теперь ищу.

В зале раздались аплодисменты. Юлька подхватила идею:

— Машина моя — в ремонте, квартиру сдаю, муж скоро приедет из санатория, а любовник в командировке.

Болеслав обратился к публике:

— Кто-нибудь еще жонглировал картинами мира?

— Дайте рассказать, распирает, — вскочил со стула шустрый седовласый мужичок, в коричневом болоньевом комбинезоне поверх футболки.

Он пролез между стульями, вышел в центр и, шевеля густыми бровями, возбужденно заговорил писклявым голосом:

— Зовут меня дон Педро. На прошлой неделе поехал я в командировку в Казань, за компьютерами. Народ там гостеприимный, и, памятуя прошлый опыт, я дал себе слово, что устою перед искушениями и войду в вагон экспресса «Казань-Москва» трезвым, как стекло. Я был сосредоточен на деле и тверд, правда, в конце чуть-чуть сломался, когда меня после бани затащили в кабак показать необычайные картины. Кроме картин, там было только пиво и креветки.

Когда мы прибыли на вокзал, мужики загрузили кучу ящиков с компьютерами и периферийным оборудованием в поезд, забив все купе сверху донизу. Мы тепло попрощались, и мои друзья отбыли обратно в кабак.

Рядом со мной в купе сидели две дамы скромного вида, их баулы громоздились под столом и кое-где между моими ящиками. Тут в проеме двери появился высоченный дядя, а за ним двое верзил тащили огромную коробку с телевизором и ковер! Дядька оглядел купе и сразу начал звать проводницу:

— У меня места за багаж оплачены! Я в своем праве!

На шум прибежала проводница, смуглая, низкого роста, напомнившая мне Зойку Камалятдинову из третьего «Б». Зойка сразу заорала, долго и путано пересказывая правила провоза багажа в железнодорожном транспорте. Дамы дружно кивали, мужик махал билетами за багаж, я молчал…

Конечно, можно было все уладить при помощи ПКМ, то есть оказать ей гуманитарную помощь. Но, увы, денег — ноль, остался один бутерброд, чтобы переночевать. Не дождавшись вознаграждения, Зойка завопила:

— Сейчас я позову проводников из соседних вагонов, и они выкинут эти ящики на перрон!

Остатки пива мгновенно вылетели из головы, и меня осенила гениальная картина мира.

— Стойте! — закричал я. — Это же моя искусственная почка! Первая в России! Я еду на ежегодное обследование в Москву, в почечный институт. Я не могу долго жить без почки, и если вы вынесете эти ящики, я могу умереть прямо на ваших глазах, и вся ответственность ляжет на вас.

Видели бы вы их лица! Проводницу затрясло, она побелела и ушла. Ехали мы дружно, я рассказал все, что знал про искусственную почку, полностью исчерпав свой запас медицинских терминов. Все ахали и восхищались. Зойка носила чай и с благоговением слушала мой рассказ, стараясь ничего не упустить. Еще бы, пассажир с первой в России искусственной почкой — и в ее смену, какая удача!

Ящик с телевизором мы укрепили над столом, уперев его края в верхние полки, а конец ковра высовывался в коридор. Когда поезд прибыл на Казанский вокзал, Зойка пригласила проводников из соседних вагонов, и они аккуратно сгрузили «почку» на перрон. Я суетился и кричал:

— Осторожно, не разбейте монитор наблюдения за почкой!

Проводники смотрели на меня, как на инопланетянина, и согласно кивали. Всем было хорошо и радостно на душе, мы расстались друзьями!

Выступление дона Педро вызвало бурю смеха в зале. Болеслав пожал ему руку:

— Высший пилотаж, за доли секунды выдать такую картину мира!

— А мне можно? — спросила обаятельная дама лет тридцати пяти, в голубом свитере и черных брюках.

— Конечно, — разрешил Болеслав, и дама продолжила:

— Муж вернулся домой поддатым. Я, не отрываясь от телевизора, сказала ему:

— Иди на кухню, поешь котлеты.

Через некоторое время раздался страшный грохот. Я влетела на кухню и увидела, что котлеты валяются на полу. Муж с невинным выражением лица заявил:

— Они выпрыгнули из тарелки.

Я встала руки в боки и принялась их стыдить:

— Это что же вы себе позволяете!?

Сложила котлеты обратно на тарелку, погладила мужа по голове и произнесла:

— Кушай, Славик, не обращай на них внимания!

Зал зашелся, задергался в хохоте, который продолжался несколько минут.

Потом выступила барышня в мини-юбке:

— В то, что произошло, самой не верится. На работе мне срочно понадобился компьютер, но все компы были заняты. На столе в углу стоял старенький неисправный «Pentium-133», накрытый тканью. Нам было жаль его выбрасывать, а до ремонта руки не доходили. «Вдруг заработает?» — подумала я и, сняв «накидку», включила комп. Из монитора повалил густой зеленоватый дым.

Сперва я испугалась, а потом на память пришел случай, о котором я как-то прочитала в газете, в рубрике «Курьезы». У одного мужчины задымился дома телевизор, но дядька не растерялся и произнес магическую фразу, после чего дым прекратился и телик заработал. Я простерла руки к монитору и громко выпалила эту фразу:

— Сейчас сгорит все лишнее!

Дым из монитора стал таять и вскоре прекратился. Но это было еще не все. На экране появилась заставка загружающейся девяносто восьмой Винды!

Все, кто видел эту сцену, стали относиться ко мне с большим уважением. А в комнате держится стойкий запах горелой пластмассы.

— У меня совсем коротенькая байка, — раздалась реплика из зала.

— Может быть, хватит? — строгим голосом сказал дядя Миша. — Мы так можем весь вечер просидеть с байками.

— Зря вы так, дядя Миша, — вмешался Болеслав. — Тому, что сейчас происходит, цены нет. Было всего одно занятие, и столько много удалось сделать. Кроме того, каждая история все сильнее разжигает Огонь, каждый рассказчик дарит залу изрядную порцию волшебной энергии. Попробуйте это почувствовать.

Вышла ухоженная пожилая женщина, оглядела сидящих и начала рассказ:

— Жарила недавно оладушки и обожгла палец кипящим маслом. Палец покраснел, на нем образовался белый водянистый волдырь. Я воспротивилась «наехавшей» ПКМ:

— А почему все происходит, как заведено, как описано в медицинской энциклопедии? Нет, не дождетесь, сейчас покажу вам, что я — волшебница!

Залезла на табуретку, завела руку за спину и с криком «A у меня ничего нет!» прыгнула в параллельную вселенную. Трижды повторила прыжок, потом еще некоторое время походила, держа руку за спиной и повторяя, что у меня ничего нет. Минут через десять выпрямила руку, посмотрела: а на пальце никаких следов ожога!

— Вы тут все сговорились, что ли? — возмутился дядя Миша.

— Я им всем деньги заплатил, — ответил с улыбкой Болеслав, — чтобы вы, дядя Миша, попробовали поиграть в танцующего волшебника. Достаточно обратной связи, — сказал Болеслав, несмотря на то, что еще несколько человек в зале держали поднятые вверх руки.

«ТАКи»

Поделюсь с вами очень простой и эффективной техникой, на которую обратил мое внимание Володя Гомонов. С этой техникой все прекрасно знакомы. Начнем с вопроса:

— Как дрессируют животных?

— Сначала надо, чтобы животное поняло, выполнения какого действия от него хотят. Это самое сложное. Затем нужно дать команду на исполнение действия, после чего поощрить животное за правильно выполненное действие, — поставленным голосом уверенно отрапортовала шикарно одетая брюнетка.

— Прекрасно. Точно также воспитывают детей, правда, добавляя наказания за выполнение нежелательных действий. Хорошо всем известный метод кнута и пряника активно применяется и в общении между людьми. Например, жена может манипулировать мужем, поощряя того сексом или, наоборот, лишая секса за «провинность». Тот, в свою очередь, может купить жене подарок или напиться в драбадан.

Оказывается, можно перенести метод кнута и пряника на все явления окружающего мира. Причем Гомонов предлагал пользоваться только методом пряника, а если происходят нежелательные явления, то их просто игнорировать. Поясню сказанное примерами.

Предположим, что идет проливной дождь. Я поднял взгляд: все небо затянуто облаками, но есть крохотный просвет, который я тут же начал нахваливать:

— Какой ты смелый, не побоялся быть независимым! Как горьковский Буревестник, гордо реешь ты в вышине. Ты мне нравишься, я разрешаю тебе быть и процветать в моей вселенной. Если тебе угодно, можешь расшириться.

— А если ничего не произойдет? — спросил дядя Миша.

— Тогда буду кусать себя за локти, рвать на себе волосы и посыпать голову пеплом, — парировал Болеслав. Послышались смешки, а дядя Миша старательно записывал ответ. — И правильно делаете, что записываете, — продолжил Болеслав. — Рекомендую каждое утро тренироваться в кусании себя за локти. Процитирую изречение Любомира Капитоныча Преображенского, который будет упоминаться мной в дальнейшем:

— Все есть благо для чего-нибудь, поэтому нас устраивает любой вариант, … но лучший другой, — выдержав значительную паузу, закончил фразу Болеслав. Сразу с нескольких сторон посыпались просьбы повторить высказывание. Что Болеслав и сделал, а потом прокомментировал:

— Смысл этого высказывания в резкой смене картины мира, как в анекдоте. Вначале предлагается банальное принятие обстоятельств: я, как продвинутый человек, буду смиренно принимать любые обстоятельства жизни, извлекая уроки из страданий, которые способствуют духовному росту… Короче, стандартная духовная жвачка. И вдруг такой резкий переход: да, я готов принять все испытания, но … лучше обойдусь без них! В жизни я часто руководствуюсь этим правилом. Если я над чем-то работал, а мое желание не исполнилось, тогда меня устраивает любой вариант, но … я могу и предпринять дальнейшие усилия для «лучшего другого», а могу и остаться при своих. Можете использовать это изречение, как коан, и помедитировать над ним.

— Вернемся к просвету, — сказал Болеслав. — Кто не вдохновится искренней похвалой и не начнет лезть из кожи вон для последующего поощрения?! Похвала — это наркотик, вспомните артистов, ученых, учеников, учителей… Предположим, что через какое-то время я снова посмотрел вверх и увидел, что просвет расширился. Я опять его хвалю:

— Молодец, продолжай в том же духе. Как тебе идет улыбка! А можешь расхохотаться?

Глядишь, спустя какое-то время покажется голубое небо. Я могу крикнуть, как в театре:

— Браво! Брависсимо!!

Не раз и не два я проделывал подобный фокус. Бывало, что минут за пятнадцать на небе не оставалось ни единого облачка.

Контрольный вопрос: почему удалось прекратить проливной дождь и разогнать тучи?

— Потому что все объекты этого мира любят похвалу, а высшей формой похвалы является любовь. Если вы продемонстрируете искреннюю любовь, то перед вами распахнутся любые двери, — с пафосом заключил дядя Миша.

— Грамотно излагаешь, — серьезно ответил Болеслав. — Но до такой любви еще добраться надо. Я думаю, что любовь — это только одна из форм проявления Внутреннего Огня, есть и другие. Дайте ответ на вопрос в терминах картины мира, предложенной на прошлом занятии.

— Легко, — отозвался интеллигент, — просто у вас было намерение добиться прекращения дождя, и вы подтвердили это намерение энергией поощрения просвета, да еще в творческой форме. Причем, я думаю, даже вам было непонятно, искренне вы поощряете или только играете в искренность.

— Исчерпывающий ответ. Насчет искренности хорошо сказал дон Хуан, что любые его действия искренни, но являются лишь действиями актера. У Кастанеды это называется контролируемая глупость. Весь семинар будем заниматься только ею.

Еще одна забавная история. После семинара в одном волжском городе я возвращался в Москву на проходящем поезде. Зашел в свое купе и увидел картину Репина «Приплыли». На нижних полках, издавая громкий храп, спали мужчина и женщина пенсионного возраста. «Супруги», — определил я. Храп мужчины звучал подобно иерихонской трубе, а женщина мелодично подсвистывала, будто аккомпанировала. Положение усугублялось стойким пивным духом: на столе стояло четыре пустых бутылки из-под пива.

В голове моментально включился фильм о том, что этот храп будет продолжаться всю ночь без перерыва, и я не смогу уснуть до самой Москвы, вдыхая вонючие запахи пива и пота. Вспомнив, что провел семинар по волшебству, я тут же начал действовать — щелкнул пальцами и про себя произнес:

— Отменяю храп!

Женщина мгновенно замолчала. Я ее мысленно похвалил:

— Молодец, голубушка, так держать.

А дедочку предложил:

— Бери пример с жены.

Мне показалось, что его храп стал чуть тише.

— Умница, хороший дядя, а еще тише можешь?

Громкость храпа заметно снизилась.

— Здорово, продолжай, — поощрил я.

После четвертого поощрения в купе воцарилась полная тишина, даже дыхание сладкой парочки различалось с трудом. Я почти мгновенно заснул. Разбудило меня деликатное похлопывание по плечу. Поезд уже прибыл на вокзал, и дедок решил, что меня пора поднимать. Я чрезвычайно обрадовался тому, что не пришлось вставать под нудное нытье проводницы, за два часа до прихода поезда требующей сдать белье, выстаивать томительную очередь в туалет, коротать время чаепитием и так далее. В прекрасном настроении, полный бодрости и сил, я вскочил, за пару минут оделся и рванул в метро.

Возможен сокращенный вариант этой техники: вместо монолога поощрения можно произнести:

— Та-а-а-к! — растягивая гласный звук, напевно произнес Болеслав. — При этом нужно четко отдавать себе отчет, что же вы поощряете, каково ваше намерение.

Весьма любопытная игрушка — общение с различными домашними приборами: компьютерами, телефонами, холодильниками, фенами, утюгами, стиральными машинами… Вспоминается история, рассказанная юмористом Михаилом Задорновым. Был проливной дождь, и сильный порыв ветра вырвал зонт из руки пьяного мужика. Брезентовая крыша полетела прочь, и мужик закричал вдогонку:

— Стой, падла, а то пропью!

То есть иногда можно и кнут применить, особенно, если с юмором, без злобы. Пара историй на ту же тему. Кота отучили гадить в ботинки, поставив рядом с ними его миску. А мой друг, автомобилист, когда машина барахлит, грозит ей:

— Если не заведешься, продам тебя лицам кавказской национальности! Они на тебе арбузы будут возить!

У моего приятеля этот метод срабатывает безотказно!

Жена недавно рассказала мне, что во времена социализма купила в комиссионке крупповский электрофен. Он был с трещиной, но гораздо лучше продававшихся в магазинах. Жена постоянно общалась с феном, хвалила его, говорила, что он — самый лучший. Когда от прибора начинало попахивать горелым, разбирала его, успокаивая, что сейчас достанет из него запутавшиеся волосы и ему будет легко работать. Фен прослужил пять лет и сломался, только когда надоел хозяйке и она начала присматривать себе новый.

Естественно, на похвалу отзываются растения и животные. Как-то раз перед началом выездного семинара мне подарили розу. Я сначала подумал, что после семинара ее придется выбросить, ведь цветок пробудет часов шесть-семь без воды. Но, вспомнив, что я играю в волшебника, произнес:

— Прекрасная роза, я даю тебе шанс — расцвети, порадуй мир своим запахом и красотой.

После этого я дал команду своему телу нагреться. Почувствовав разогрев во всем теле, как раньше говорили — магнетизм, я направил его розе.

— А как направили? — спросил дядя Миша.

— Вот так, — ответил Болеслав, сделав из пальцев трубу и приставив ее к центру груди.

— Вы серьезно? — в замешательстве уточнил дядя Миша.

— Серьезней не бывает. Как работает ленивый волшебник? Достаточно сформировать намерение послать поток, сделать вид, что ты почувствовал, как энергия исходит из груди.

Четыре вечера проходил семинар, и роза не только не погибла, а с каждым днем расцветала все пышнее. Каждое утро я искренне восхищался ею, и мне казалось, что роза была мне благодарна.

Одна девушка, посетившая мой семинар, поехала в деревню к своим родителям. Мать ей пожаловалась, что куры плохо несутся. Девушка посоветовала родителям поощрять кур за каждое снесенное яйцо. Мать отмахнулась, а отец внял совету и, как только слышал кудахтанье курицы, тут же начинал ей вторить: «Так-так-так, так-так-так!» Кроме того, отец стал кормить петуха пророщенным зерном. Яйценоскость кур возросла в полтора раза.

Техника куша. Воображаемый куш

В книге Карен Прайор «Не рычите на собаку», откуда взята идея поощрения, есть понятие сверхпоощрения или куша, который во много раз превосходит привычное поощрение и является сюрпризом для субъекта.

Приведу пример куша. У моих знакомых, супружеской пары и их сына, есть огромный прожорливый кот-ворюга, по кличке Руслан. Однажды мать приготовила большую миску холодца. Сын, решив пообедать, достал миску из холодильника и поставил ее на стол. Затем он на пять минут вышел из летней кухни, а когда возвратился — холодца не было. Кот при его появлении выскочил за железную сетку и убежал. Как он успел сожрать такую гигантскую порцию, остается загадкой.

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения моих знакомых. Чтобы отучить кота воровать, хозяева решили выдать Руслану куш. Приготовили все, что он любит: жареную свинину и курицу, сметану, картошку сырую нашинковали. Красиво разложили все это по тарелкам и расставили на столе. Мать семейства позвала кота:

— Руслан!

— Мя!

— Руслан!

— Мя!

— Русл-а-а-н!!

— М-я-я-я-у!!!

— Иди, мой любимец, отведай разных блюд. Я специально для тебя приготовила.

Обжора подошел к тарелкам и, не веря своему счастью, покосился на хозяйку. Кот по очереди обнюхал все тарелки и, чавкая, начал жадно есть свинину. Затем он перекинулся на сметану, после чего стал метаться между тарелками, не зная, чему отдать предпочтение. Через некоторое время обожравшийся кот нетвердой походкой вышел на улицу, отрыгнул в кусты и нехотя приплелся обратно. Он с отвращением посмотрел на оставшуюся еду, но, «собрав волю в лапу», заставил себя все доесть и уснул прямо на столе.

С тех пор воровать перестал. Заходит на кухню, но чтобы со стола что-то утащить, ни-ни.

Можно выдавать воображаемый куш. Вот впечатляющий пример. Девушка по имени Наташа целый год пыталась получить высокую руководящую должность в госструктуре. Назначение зависело от крупного областного начальника, товарища Г., который заявил, что эту должность она получит «только через его труп». Переговоры о назначении Наташи вели разные люди, но товарищ Г. был непреклонен и, услышав ее фамилию, из своего обычного умиротворенного состояния переходил на крик и вой. В общем, дело было безнадежным.

Решившись на последнюю попытку уломать неприступного начальника, Наташа вместе с «переговорщиками» поехала на прием к нему. Сидя в приемной, она услышала из кабинета товарища Г. его вопль:

— И чтоб ноги её здесь не было! Только через мой труп!

Наталья выдала начальнику воображаемый куш: посадила его, гордого и непреклонного, на величественный трон, обтянутый голубеньким ситцем в веселенький цветочек. Затем она стала катать товарища Г. на троне по всем коридорам этого солидного учреждения. Девушка представила, что встречные, улыбаясь, кланяются начальнику и с умилением машут ему платочками.

Наташа развлекалась от души и вдруг услышала, как, не меняя тональности и силы крика, товарищ Г. завопил:

— И чтоб ноги её не было в моем кабинете! У нас приемом занимается отдел кадров — пусть туда и идет, оформляется, как положено, а не отнимает у меня время. Вот сдаст сегодня все документы — подпишу назначение!

И действительно, подписал в тот же день.

Теперь упражнение: выберите человека из своего окружения, с которым хотели бы улучшить отношения, или от которого вы зависите, или которому хотите помочь, чтобы он денег заработал или выздоровел и так далее. Это может быть ваш родственник, близкий человек, коллега по работе… Выдайте ему воображаемый куш.

Многие тут же закрыли глаза и стали выполнять упражнение.

Через пять минут Болеслав произнес:

— Думаю, достаточно! Можете доработать куш, когда пойдете домой. Кто хочет поделиться своей придумкой?

Вперед вышла женщина, похожая на казахскую певицу Розу Рымбаеву:

— Я такой куш для мужа придумала! Заходит он в спальню перед сном, а я стою в углу на коленях и молюсь на его фотографию, вставленную в рамочку и висящую в углу. Свет в комнате погашен, а лик супруга на фотографии освещен свечкой.

Из зала послышались аплодисменты и крики: «Браво!»

Деньги. Кошельки из сновидений, деньги в книгах

— Теперь давайте обсудим два важных элемента ПКМ, картины мира о деньгах и о лечении. В религии ПКМ поклоняются деньгам, потому что они являются средством материализации объектов. Чтобы интересно было играть в деньги, нужно придерживаться канонического догмата, что вожделенных бумажек на всех не хватит. Поэтому принято считать, что деньги достаются тяжело. Попробуйте расширить привычную картину мира о деньгах, но для начала пусть новая картина будет незначительно отличаться от ПКМ. Другими словами, придумайте нестандартные пути появления денег.

— Завтра отдадут все долги, даже десятилетней давности, в пересчете на современные условия жизни, — заявил мужчина в костюме, похоже, бизнесмен.

— Я получу наследство в Бенгалии от неизвестного мне ранее родственника, — с азартом выпалила девушка, по виду студентка.

— Всем участникам войны выплатят по тридцать тысяч рублей, — с серьезным видом заявил дядя Миша.

— Я выиграю Джек-пот, — выкрикнул парень с заднего ряда.

— А я — в какую-нибудь лотерею, — поддакнула его соседка.

— Придумайте теперь чуть более необычные пути появления денег, — предложил Болеслав.

— Деньги можно находить в самых неожиданных местах, при весьма странных обстоятельствах, — сказала Юлька.

— Давайте разработаем эту тему подробнее. Как и где будем деньги находить? — подбросил вопрос Болеслав.

— На улице, на работе, дома, в школе, в институте, в метро, — посыпалось со всех сторон.

— Очень хорошо. А откуда там будут браться деньги? — задал каверзный вопрос Болеслав.

— Это к чему же вы нас призываете? Чтобы для нас люди деньги теряли, а мы будем их находить?! — возмутился дядя Миша.

— Вот вы и продемонстрировали в очередной раз ПКМ, — констатировал Болеслав. — Так откуда деньги на улицах берутся?

— Кто-то ходит и разбрасывает, — неожиданно выпалила симпатичная шатенка невысокого роста. Зал грохнул дружным хохотом, а Болеслав спросил:

— Чего хохочете?

Ответ шатенки был молниеносным:

— Потому что знаю, кто!

Тут уж и дядя Миша согнулся пополам от смеха, а Болеслав только и смог, что показать шатенке большой палец:

— Замечательный пример жонглирования картинами мира!

— А я недавно мобильный на лавочке материализовал, — сообщил Тараканов. — Чтобы заткнуть ПКМ, объяснил, что сам себе его и подбросил, из будущего.

— Блестящая волшебная картина мира! — оценил Болеслав. — Из будущего можно тягать любые предметы.

Дядя Миша с волнением в голосе запротестовал:

— Ага, так я все блага сюда перетащу, а в будущем ничего не останется!

— Не переживай, дядь Миша, будем из прошлого таскать, — с серьезным видом парировала Юлька, вызвав новый приступ смеха аудитории.

Болеслав проиллюстрировал финансовую тему впечатляющей историей:

— На одном семинаре во время перерыва ко мне подошла девушка и рассказала, что несколько раз находила кошельки на улице. Причем, сначала Надя создавала их в осознанном сновидении. Например, идет во сне по улице своего города, недалеко от дома. Понимая, что находится во сне, она дает команду: «Появись, кошелек!» Надя сразу видит лежащий на земле кошелек и поднимает его. Открывает, пересчитывает деньги и дает команду: «Просыпаюсь!» Вот проснуться с кошельком в руке девушке пока ни разу не удалось. Она неспеша одевается, идет в то место, где материализовала кошелек во сне, и находит там портмоне с деньгами. Логично предположить, что не кто-то потерял кошелек, а Надя материализовала его, посредством сновидения.

— Горазд ты сказки рассказывать, Болеслав, — ерепенился дядя Миша.

— Это в вас материалистическая картина мира говорит, ведь вы на ней выросли. А волшебная картина мира у вас еще слабая, замороженная с детства. Хотите стать волшебником, придется о ней чаще вспоминать. Сегодня можете вдоволь налюбоваться своей атеистической религией. Почти все люди, в том числе и я, являются биороботами, зомби, религиозными фанатиками, загипнотизированными ПКМ. Во что они верят, чем загипнотизированы?

— Люди верят, что их картины мира описывают реальность, — ответил Вовка.

— Браво! Доходить начинает, — похвалил Болеслав.

— Кажется, до меня тоже потихоньку доходит, к чему вы клоните уже второе занятие, — признался дядя Миша. — Но это сложная штука: как бы заново построить мир, который будет похож на привычный и, одновременно, будет отличаться от него.

Болеслав продолжил:

— Возможна такая картина мира: все здесь возникает из пустоты, из пространства сновидений, а потом туда и возвращается.

Однажды я купил себе новый книжный шкаф и стал расставлять книги в нем. Когда подносил очередную стопку книг, верхняя книга упала, и из нее выпали две купюры номиналом в десять долларов. «Вот это подарок», — подумал я. Ум привык все объяснять, и в моей голове включился внутренний диалог между материалистической и волшебной картинами мира.

— Как это? — спросил дядя Миша.

— Отслеживать свои внутренние диалоги очень полезно — это сильная практика. Итак, привожу диалог между ПКМ и ВКМ:

— Наверное, сам положил и забыл.

— Нет, точно помню, что купюр такого номинала давно в руках не держал, а книга — новая.

— Значит, положил кто-то, кто держал эту книгу в руках раньше.

— Чепуха. Давай-ка лучше подпитаем волшебную картину мира: деньги материализовались из ничего.

— Так не бывает.

— Ладно, объяснение специально для тебя: деньги взялись из пространства сновидений.

— Чушь.

— Вспомни Надю, которая сначала находит кошельки в осознаваемых снах, а потом наяву.

— Стоп, — сказал я, — дискуссия закрыта. Выбираю играть в волшебную картину мира, потому что я вспомнил, что сформировал намерение стать волшебником.

— Теперь про диалог понятно, а что за сны такие особенные? — не отставал дотошный дядя Миша.

— Осознаваемый сон — это сон, в котором знаешь, что спишь. У кого такие были?

Больше половины присутствующих подняли руки.

— А зачем они нужны? — не унимался дядя Миша.

— Так сразу и не ответишь… Чтобы кошельки материализовывать.

— Хватит давать дурацкие ответы! Что вы все вокруг да около, отвечайте по существу.

— Сновидения — это еще один способ изучения мира, в котором мы живем. Есть мир бодрствования и мир сновидений. Они тесно связаны друг с другом и по сути являются единым пространством, которое мы учились разделять с самого детства. Объекты и события переходят из одного мира в другой. Сны большинства людей состоят из кусочков бодрственного пространства, которые могут причудливо сочетаться между собой. Какие-то привычные причинно-следственные связи из мира бодрствования поддерживаются в сновидении, а какие-то нарушаются.

Например, приснился мне умерший родственник. Я его во сне узнаю, многое про него помню, а то, что он умер, я забыл, и вспоминаю это, только проснувшись.

С другой стороны, яркие сны или куски снов могут сбыться целиком или частично. Объекты этих снов могут появляться наяву в измененном или таком же точно виде.

Вот вам упражнение: представляйте красочно какой-нибудь объект, и через некоторое время можете увидеть его наяву. Нужно только вложить в образ энергию, ярко представить цвет предмета, прорисовать его детали, вызвать у себя ощущения прикосновения к его поверхности, почувствовать запах.

Однажды я представил себе граммофон, в качестве воображаемого куша для жены, и через час увидел в автобусе огромный синий граммофон.

Необязательно объект появится через час. Он может не появиться вообще, хотя это бывает редко. Здесь работает следующий механизм или картина мира. Если у вас сформировано намерение встретить объект в будущем, то вы почти наверняка подберете что-то похожее. Сновидения — это большая отдельная тема, а сейчас вернемся к теме денег.

Деньги в квартире, домовой

— Можно еще больше обнаглеть в размывании ПКМ и разрешить себе находить деньги прямо в своей квартире. Уважаемые танцующие волшебники, кто и где находил деньги дома?

— Я — в старой одежде, а я — в ящике для инструментов, в постельном белье, в книгах…, — наперебой выдавали «грибные места» участники семинара. Оказалось, почти все хотя бы раз в жизни обнаруживали у себя в квартире деньги, взявшиеся невесть откуда.

— А кто регулярно находит деньги дома?

— Я, — встала обаятельная дама лет тридцати пяти в облегающем костюме.

— И где вы их находите? — поинтересовался Болеслав.

— Да везде! — ответила дама, — мне домовой подбрасывает.

— Вот и проявились особенности национальной волшебной картины мира! — воскликнул Болеслав, — продолжайте.

— У меня два домовенка живут, Федька и Гришка. Я и друзьям домовых раздаю.

— Откуда вы их берете? — поинтересовался Болеслав.

— У нас в офисе есть сотрудник, Володька, неопрятный холостяк, вечно жалующийся на жизнь. Я ему и предложила:

— Заведи себе домового, глядишь, и жизнь наладится.

Он недоуменно посмотрел на меня:

— А где я его возьму?

Из окна нашего офиса виднеется полуразрушенное здание, и мой взгляд упал на него. Я подвела Володьку к окну:

— Вон, видишь, дом заброшенный? Там еще один остался.

— А как мне его забрать?

— У меня пирожок есть, сынишке купила, им и заманим.

Пошли мы с Володькой в этот дом, поднялись на третий этаж. По дороге я сочинила стишок:

Выходи ко мне, дружок, Домовенок, появись! Припасла я пирожок, И с тобою поделюсь. Буду я тебя любить И кормить тебя. Ты — квартиру сторожить, Охранять меня. Мы с тобою сотворим Много славных дел. Все вершины покорим, Счастье — нам удел!

Я велела Володьке:

— Выучи заклинание и произнеси его от всего сердца, со всей любовью. Давай порепетируем.

Володька возбудился, глаза у него загорелись. Я куском побелки нарисовала на полу круг и зажгла свечку, которую с работы прихватила. Мы торжественно вошли внутрь круга, и Володька трясущимися руками поставил в центр блюдечко с пирожком. Потом он вдохновенно огласил заклинание. Пламя свечи затрепетало, и сверху раздался характерный стук. Я этих домовых сразу по стуку узнаю.

— Пошли, дружок-домовичок, — произнесла я.

Свечку мы погасили, и Володька бережно понес перед собой блюдечко с пирожком. Я ему строго-настрого приказала:

— Домой пешком иди, домовые в транспорте не любят ездить.

Трепетный Володька сорок пять минут до дома чапал. Ясное дело, после такого шоу удача попрет! На следующий день Володька рассказал, что ночью ему приспичило в туалет и, включив там свет, он увидел на полу пятьсот рублей. Поблагодарил он домового, а я ему посоветовала:

— Ты ему стопочку водки налей.

Утром Вовка влетел в офис совсем ошарашенный и поведал:

— Налил стопочку «Столичной». Проснулся, а на столе стопочка!

— Стопка за стопку, — брякнула я непроизвольно. Володька рассмеялся и продолжил:

— Начал стопочку разгребать, чего там только не было: денежные купюры аж со времен социализма, какие-то квитанции, билеты на поезд, серебряная ложка, носовые платки, конфеты, орехи и много чего еще.

Болеслав поблагодарил Эльвиру за интересный рассказ и обратился к аудитории:

— Ищите дома деньги. Можно искать специально, а можно сформировать намерение, что специально искать не буду, но они возникнут неожиданно. У меня хорошо получается последний вариант, так как моя ПКМ сильна. Объявляется десятиминутный перерыв.

Лечение. Аннотации, чудо-коробочка

— Теперь поговорим о лечении заболеваний, — начал Болеслав после антракта. — Что лечит человека, из-за чего он выздоравливает?

— Человек выздоравливает, опираясь на определенную картину мира. Какую именно — не имеет значения, — не дав никому опомниться, выпалил дон Педро.

Болеслав без паузы продолжил:

— Стандартные пэкаэмовские лечебные картины мира вы все прекрасно знаете. Как традиционные: белые круглые таблетки, цветные капсулы, мази, микстуры и другие лекарства, которые продаются в аптеках, биодобавки, всякие облучения; так и нетрадиционные: мануальная терапия, гомеопатия, экстрасенсорное лечение, народная медицина, магия, уринотерапия, голодание и т. д., и т. п.

Возьмем обычные лекарства из аптеки, почему они лечат?

— Есть иллюзия, что врачи знают, как устроено человеческое тело и, на основе этого знания, изобретают лекарства, которые посредством химических реакций воздействуют на организм, — ответил интеллигент.

— Замечательно, — сказал Болеслав. Юлька подскочила со стула:

— Анекдот на эту тему. Встречаются два фармацевта, один другого спрашивает:

— Как у вас дела?

— Нормально. Мы создали новое лекарство!

— Ну и как оно, эффективно?

— Очень эффективно! Еще бы к нему болезнь придумать.

Улыбнувшись, Болеслав повел повествование дальше:

— Итак, у современного человека вера в Бога заменена на веру в Науку, в данном случае — в Медицину. Иногда верят и в то, и в другое. Предположим, что кто-то безоговорочно верит в Медицину (это, в первую очередь, относится к людям старшего поколения), тогда любые рекомендации врача воспринимаются, как абсолютная истина, особенно, когда сопровождаются непонятными словами на латинском языке.

Вспомним картину мира первого дня семинара: в основе всего лежит намерение. Тогда основой исцеления являются намерения больного, лекаря, а также намерения тех людей, кто создавал и пользовался методом излечения. Я вас подвел к мысли, что в лекарствах лечит намерение. Утрируя, можно сказать, что в лекарстве лечит аннотация, куда в концентрированном виде вложено намерение создателя препарата.

На моем семинаре в Новосибирске придумали прекрасный способ излечения от любого заболевания. Чтобы от чего-то вылечиться, нужно сначала заиметь болезнь, то есть получить диагноз, подтверждающий, что у вас есть Это. Затем выбираются лекарства, в аннотации к которым указано, что они лечат Это. Сами лекарства можно не покупать, достаточно найти аннотации к нему. А что дальше?

— А дальше аннотации прикладываются на ночь к больному месту! — выкрикнул индеец. Все заулыбались, даже дядя Миша.

— Надо только побочные эффекты вырезать, — добавил Вовка.

— Ничего удивительного в этом нет, — сказал мужчина в строгом костюме и галстуке. — Я работаю гомеопатом, и мы так и говорим, что в наших лекарствах лечит информация. Неоднократно я применял такой трюк: диктовал по телефону рецепт лекарства, потом говорил, что бумажку с рецептом нужно на пятнадцать минут поместить в стакан с водой, чтобы информация перешла в воду, а затем пить «лекарство» три раза в день, по столовой ложке.

В зале захлопали в ладоши, затем слово взял Болеслав:

— Вы думаете, зачем я вам подробно рассказываю различные байки?

— Чтобы мы могли делать по аналогии, — встрял дядя Миша.

— Кстати, вспомнил чудесную картинку мира: даже если вы ничего не поймете на этом семинаре, у вас многое будет получаться. И вообще, «Понимание — приз для дураков!» — неоднократно повторяется в книге об ЭСТ-тренинге «Трансформация». Какой смысл в последнем высказывании?

— Понимание означает, что предъявлено объяснение, картина мира, и этой картиной мы отгораживаемся от загадочного, магического и фантастического мира, в котором мы живем, — ответил Тараканов.

— Напомню, чтобы вы тренировались в абсурдных объяснениях мира, к которым мы, впрочем, вернемся в дальнейшем.

Стало быть, истории рассказываются не с целью вас развлечь, а чтобы вы пробовали действовать так же, как в историях, или по аналогии. Зимой, во время двадцатиградусных морозов проходил семинар в городе-герое Туле, и там я рассказал о применении аннотаций для излечения от болезней. На второй день семинара женщина рассказала об апробации методики. У ее дочки целую неделю была ангина, которая не поддавалась лечению: температура не спадала, горло болело. Мама собрала все лекарства, которыми лечила дочку, и на ночь сделала компресс, приложив их к горлу девочки и забинтовав его. Утром температура была в норме, и отек спал.

— Конечно, — вставил дядя Миша, — целую неделю пить таблетки, когда-то девочка должна была выздороветь.

— Для объяснения любой ситуации можно загрузить полюбившуюся картину мира, но я вас призываю подпитывать волшебную, иначе какой смысл сидеть на этом семинаре?

— Да я автоматически, из чувства противоречия, — стал оправдываться дядя Миша.

— Ни в коем случае не прекращайте задавать свои вопросы, — с улыбкой сказал Болеслав, — этими вопросами вы проясняете свою картину мира и начинаете выстраивать волшебную.

— Я, между прочим, изучал НЛП, и команда «не прекращайте» как раз и призвана прекратить задавание вопросов.

— Бдительность, бдительность и еще раз бдительность, — ответил Болеслав, — враг не пройдет!

Продолжим тему излечения.

У одной девушки был затяжной насморк, мучивший ее полгода. Она вышла во время снегопада и сильного ветра без шапки и предъявила насморку ультиматум:

— Или ты исчезаешь сам, или тебе негде будет жить!

Насморк исчез за два дня, причем вместе с кашлем, которому хватило косвенного намека.

Другая женщина избавилась от зубной боли, при помощи песни:

Я прошу, хоть ненадолго, Боль моя, ты покинь меня. Облаком, сизым облаком, Ты полети к родному дому, Отсюда к родному дому.

И последняя история, от волшебницы Веры. Ее брат Сергей сломал ногу. Рана стала гноиться, долго не заживала, и его положили в больницу. Во время очередного визита Веры в лечебницу брат сказал, что прочитал в газете о каком-то аппарате, после облучения которым раны заживают гораздо быстрее.

Вера взяла баночку из-под крема и вставила туда электрический шнур со штепселем, оставшийся от старого калькулятора. Предприимчивая барышня подговорила главврача. Когда тот совершал обход больных, Вера сидела возле койки брата, с коробочкой наготове. Сергей спросил, можно ли ему пользоваться аппаратом. Врач подтвердил, что прибор отлично зарекомендовал себя.

Через пять минут после «включения» у брата появились красные пятна на ноге. Сергей сказал, что ему жжет колено. После первого сеанса положение значительно улучшилось. Во второй раз ногу зажгло сразу. Вера его подбодрила:

— Сереженька, еще немножко потерпи, зато быстрее пройдет.

Больные, коих в палате было еще семь человек, начали возмущаться, почему им не назначают эту процедуру. Вера стала «облучать» всех.

Вскоре Сергей выписался из больницы, и до сих пор не знает секрета волшебной коробочки.

На сегодня все. Подведем итоги: такайте, выдавайте куш, находите деньги, лечитесь и лечите.

А теперь танец.

Мытье ног в унитазе. Танец «Fill your cup»

— Погодите, — вмешался дядя Миша. — Хоть вы и говорили в первый день, что не довозите до угла, но со мной такая неприятная ситуация приключилась. Может, сделаете исключение для ветерана Бородинского сражения?

— Хорошо, за вашу чрезвычайную активность и огромный вклад в этот семинар, довезу, — согласился Болеслав.

Дядя Миша изложил суть проблемы:

— Я состою в совете ветеранов, и знакомый дал мне свое пенсионное удостоверение, чтобы я сделал ксерокопию. Пока я просматривал бумаги в своем кабинете, куда-то пропал полиэтиленовый пакет, в котором, кроме этого злосчастного пенсионного, были еще интересная книга и кошелек с небольшой суммой денег. Я уж подумал: «Бог с ними, с деньгами, хоть бы пенсионное нашлось, а то его восстанавливать мороки не оберешься».

Болеслав тотчас выдал рецепт:

— Приходите домой, снимаете носки, берете табуретку, полотенце, и … идете в туалет. Затем ставите табуретку напротив унитаза, опускаете ноги в толчок и спускаете воду.

Все засмеялись, а дядя Миша сначала опешил, а потом, улыбнувшись, ответил:

— Что-то подобное я ожидал услышать, поэтому и не решался просить.

— Вы, тем не менее, попробуйте, — с азартом произнес Болеслав, — ведь ничего не теряете. А теперь невероятно заводной танец, который всегда повторяется на бис на танцевальных кэмпах.

Болеслав задорно запел, тряхнув головой:

Fill your cup, drink it up, Лай лалай лала, Fill your cup, drink it up, Лайла лай лала, Рам, Рам, Рам, Рам…, Fish in the water is nit thirsty!

У Вовки от пения маэстро тотчас заполыхало в сердце, а на верхнюю часть головы словно одели невесомую ермолку из крупных мурашек. Болеслав известил, что почти все слова танца, кроме «thirsty» (жаждущий), учатся в пятом классе, и спросил, кто может сделать перевод. Интеллигент, стоявший в первом кругу, без запинки произнес:

— Наполни свою чашу, испей ее до дна. Рыба в воде не испытывает жажды.

Ведущий кивнул:

— Точно. Отталкиваясь от этих двух фраз, можно спекулировать картинами мира как угодно. Например, набившая оскомину эзотерическая «истина»: исполни свое предназначение, и только тогда ты будешь счастлив. Вот моя интертрепация: наиграйся в ПКМ, накушайся до отвала всеми наслаждениями и страданиями этого мира, чтобы стало тошно, и тогда, если захочешь, ты можешь стать свободным от ограничений ПКМ.

К Болеславу обратился вихрастый мужичок, загорелое лицо которого какими-то неуловимыми чертами или особым выражением отражало тот факт, что обладатель его бывает непрочь пропустить чарочку-другую, а потом побеседовать о смысле жизни и прочих высоких материях:

— Чашу дринкнуть я согласный, а вот по-английски не шарю. В школе немецкий учил, да и то одно четверостишие помню, из «Лорэляй» Генриха Гейне.

После чего любитель дриньков продекламировал с неподражаемой интонацией старательного первоклашки:

Ich weiß nicht, was soll es bedeuten, Dass ich so traurig bin, Ein Marchen aus alten Zeiten, Das kommt mir nicht aus dem Sinn.

Слушатели зааплодировали чтецу, а Болеслав улыбнулся:

— Вам пять баллов, потом принесете дневник. Кто не знает английского, пойте, как слышите. Санскрит тоже никто не знает, однако «Ом Мани Падмэ Хум» все пели.

Болеслав стал показывать движения: сделал шаг в центр с подъемом рук, изображая чашу, затем — шаг из центра, «опрокинув чашу» на себя, и повращался вправо и влево. На словах «Рам, Рам…» Болеслав подпрыгивающей походкой пошел вправо, на фразе «Fish in the water is nоt thirsty» совершил вращение вправо, а потом повторил все в левую сторону.

«Fill your cup» сразил Тараканова наповал своей экспрессией, зажигательностью и глубоким смыслом. Тараканов танцевал в неимоверном экстазе. По правую руку от него скакал индеец, глаза которого светились, как два прожектора, а тело совершало пружинистые прыжки и пируэты, похожие на движения шамана.

Болеслав ускорил темп: резко зачерпывал энергию, выплескивая ее на себя, и быстро вращался, раскручивая поток. На максимальной скорости, когда уже не хватало дыхания, тренер внезапно остановил танец.

Вовке показалось, что его тело загорелось ярким пламенем, превратившись в костер. Нагрелись даже пальцы рук и ног. Внезапно Тараканов понял, что его дыхание остановилось, и он не дышит уже несколько минут. Это не доставляло Вовке никакого дискомфорта, но привычная картина мира взяла свое, и его легкие стали очень медленно, почти незаметно, впускать воздух.

Обнимались подолгу, обмениваясь друг с другом бушующим Огнем. Потом бережно отпускали партнера, благодарили его взглядом и, слегка покачиваясь от пьянящей энергии, раскрывали объятия следующему. Ошалевший знаток «Лорэляй» констатировал во всеуслышание:

— Языков не знаю, но кураж круче, чем от «Столичной»!

В метро Тараканов мурлыкал «Fill your cup…» про себя, а на улице заголосил. Весь мир приплясывал вокруг, а в груди гудело жаркое пламя.

Вовка ходил с этой песней всю неделю, с нею ложился спать и с нею просыпался.

ГЛАВА 5. НОВЫЕ ВОЛШЕБНЫЕ ПРИКЛЮЧЕНИЯ ВОВКИ С ЮЛЬКОЙ

Тараканов раздает поощрения. Воскрешение на автобусной остановке

Проснувшись, Вовка какое-то время лежал в постели, восстанавливая детали сна. Потом он стал перебирать эпизоды вчерашнего семинара и вспомнил о технике поощрений, которую красочно расписал Болеслав.

«Начнем день с похвалы, — решил Тараканов. — Если поощрять нечего, надо придумать, из пальца высосать». С причмокиванием пососав указательный палец, Вовка открыл глаза, осмотрелся и сказал себе:

— Палец вроде бы есть, и тело на месте. Кроме того, я сумел материализовать свою комнату. Славно, а ведь мог и не проснуться в знакомом мире.

Повеселевший Вовка спустил ноги с дивана и, обнаружив легкие и удобные замшевые тапочки, произнес:

— Лапти на месте, и даже удалось попасть в них ногами. Все получается, отлично. И ходить умею. Фантастика! А ведь этому надо было учиться несколько лет. Не ценим мы свои магические способности.

Зайдя в ванную, Тараканов порадовался: наличие унитаза было несомненно, и тот был свободен. Вовка одобрил фаянсовую посудину за безупречную трудовую деятельность и, оседлав его, похлопал по белым округлым бокам. Унитаз отреагировал бурным сливом.

Когда из крана потекла горячая водичка, Вовка радостно отметил сей факт:

— Лейся, лейся, моя сладкая, моя тепленькая. Хорошо, что ты есть в моей жизни. А как приятно, когда ты ласкаешь мое тело! Все замирает внутри.

Волна признательности к тому, что автоматически воспринимается как должное, несла его дальше. Потрогав жгучие батареи, Тараканов объявил благодарность им, а заодно и ветеранам центрального отопления — стареньким трубам.

Вовка почувствовал, что тело пронизывает тугой поток энергии. «Ну и ну, — подивился он, — какой жар можно вызвать простым поощрением». От йоги поток раскрутился еще больше. Вовкино тело потеряло вес, будто растаяв в кипящей лаве вулкана.

Включив компьютер, Тараканов похвалил умного электронного помощника и сохранил на компакт-дисках информацию, накопившуюся за несколько недель. Затем он проверил почтовый ящик, быстро ответил на письма и стал собираться.

Они с Юлькой договорились сегодня днем погулять по Москве, благо погода стояла отличная, 4–5 градусов мороза, как Вовка и заказывал.

Настроенный на раздачу «пряников», Тараканов вышел на улицу, продолжая поощрять мир. В синем небе ярко светило солнце, разбрызгивая на снегу разноцветные искры.

— Наше вам с кисточкой, Светило! Рад лицезреть твои лучи! Ты даешь энергию для жизни на Земле. Молодчина, свети дальше, — поприветствовал Вовка.

Он наслаждался выдачей поощрений, от которых привычный мир превращался в сказочный, вызывая у Тараканова детское удивление. Птицы летают, ну не чудо ли? Так! Люди ходят, и все разные, непохожие друг на друга. Как интересно, та-ак! Машины ездят, автобусы, — такие громадины металлические, и передвигаются, каким-то непостижимым образом. Так-так!

Где-то играла попсовая песня, что-то типа «Два брильянта, три карата», и мотивчик ее напомнил Вовке мелодию вчерашнего танца «И двери сердца его открыты всем». Танец вновь зазвучал внутри Вовки, даже все слова выплыли из памяти. Полыхнул Огонь, сердце раскрылось, и все, что окружало Тараканова, стало танцевать вместе с ним. С задорным «Ух!» плясали дома, деревья, прохожие, даже мусорные баки вместе с утренними «старателями», перелопачивающими горы пустой породы в поисках самородка.

Вовке пришла мысль, что мир сам по себе никакой, это мы его окрашиваем эмоциями, оцениваем, руководствуясь стратегией кнута или пряника: это «хорошо», а это «плохо». Причем выбор, похвалить или наказать, каждый делает сам, добровольно.

Тараканову вспомнилась миниатюра гениального Аркадия Райкина, который, в роли влюбленного, спешил на свидание к любимой, предвкушая радость встречи. Мир представлялся в розовых красках, и Райкин распевал:

А навстречу шли прохожие,$ Все на ангелов похожие, И улыбалось небо синее, И дивно пахла резеда.

Влюбленный напрасно прождал свою девушку, которая так и не пришла. На обратной дороге Райкин пел:

А навстречу шли прохожие, Все на дьяволов похожие, И несло капустой квашеной Из соседнего двора.

Окружающий мир не изменился, просто герой миниатюры одним махом все перекрасил.

На остановке Вовка щелкнул пальцами, вызывая маршрутку. Неподалеку, на утоптанном снегу, неподвижно лежал бомжеватого вида мужик с посиневшим лицом. Было неясно, то ли он спит глубоким алкогольным сном, то ли уже отбросил копыта. Тараканов распростер к нему руки и медленно, растягивая гласные звуки, драматическим голосом провещал:

— Разреша-аю жи-ить!

Мужик чуть-чуть пошевелился.

— Ожил! Великолепно, я тобой горжусь, — торжествовал Вовка, сам не ожидавший моментального эффекта.

Лежащий нечленораздельно замычал и принялся сучить ногой.

— Ты и говорить умеешь? Умница, хороший мальчик! А теперь вставай, холодно сейчас загорать, — поддержал его Тараканов.

Пьяный еще пару раз дернул ножкой и попытался оторвать зад от снега, но безуспешно. Потом догадался упереться для равновесия рукой и принял коленно-локтевую позу.

— Да ты совсем большой уже. Вон как хорошо у тебя получается!

Однако подопечный вовремя не затормозил и рухнул на правый бок. Вовка проигнорировал неудачу. Мужик поелозил немного и опять встал на карачки.

— Вот это другое дело, попку ровно держим. Давай, давай, дорогуша, — пел дифирамбы Вовка.

Громко мыча, Дорогуша перенес центр тяжести на руки, подтянув к ним левую ногу. Затем, поощряемый Вовкой, подтянул правую ногу и выпрямился.

— Браво, ты прирожденный эквилибрист! Тебе в цирке надо выступать, — возликовал Тараканов.

Оживленный пьянчужка покосился в Вовкину сторону и с победной песней двинулся, пошатываясь, в направлении гастронома.

Внутри у Тараканова все гудело от напора энергии, нахлынувшей от мгновенного воскрешения мужичка. Ведь не известно, жив или мертв был этот господин, когда Вовка обратил на него внимание. Чтобы воскрешение состоялось, и Вовкина крыша при этом не съехала, мозг интерпретировал происшедшее, как событие, возможное в ПКМ — лежащий спал, будучи пьян в драбадан, а потом проснулся. Тараканов предпочел подкрепить волшебную модель мира и поощрил себя:

— Я — танцующий волшебник, и оживил дядьку!

Тем временем подъехал нужный автобус, и окрыленный успехом Вовка, такнув, забрался в него. Тараканов сел на свободное место и подумал, что это ему награда за воскрешение. В кабине водителя негромко играла музыка, а потолок салона и верхняя часть лобового стекла были оклеены денежными купюрами разных цветов, времен, достоинства и стран. Здесь были и красные советские десятки с Ильичем, и сине-зеленые павловские тысячные купюры образца 1991 года, и украинские гривны, и узбекские сумы, и однодолларовые банкноты.

Разглядывая музейные экспонаты, Тараканов поощрил обилие дензнаков и пожелал водителю новых пополнений его коллекции. Тараканов постановил, что, поощряя мир, будет притягивать деньги: каждый «ТАК» материализует какую-то сумму, которая ищет кратчайший путь к Вовке, стараясь сильно не тревожить его ПКМ.

Пробка на мосту. Экзотические «ТАКи». «Да не оскудеет рука дающего!»

Между тем автобус, въехав на мост над железной дорогой, замер в плотной автомобильной пробке. Вовка посетовал, что здесь регулярно бывают заторы, особенно зимой. Скорость на узком мосту небольшая, и стоит какой-нибудь машине заглохнуть на морозе, как движение надолго парализуется. Убедительно объяснив себе причину затора, он спохватился:

— Волшебник я или где?

Вовка щелкнул пальцами, надавил воображаемую кнопку «Reset» и произнес молитву:

— Господи, перезагрузи этот мир!

Мир перезагружаться упорно не хотел и завис на одной картинке — в окне виднелась длинная вереница троллейбусов, беспомощно застывших на мосту. В Вовкином «компе» снова запустилась стандартная программа: «Похоже, у флагмана рогатых контакт пропал, и он застопорил все движение». Настроение у Тараканова сразу поднялось, когда он уловил двойной смысл последней фразы.

Вдруг Вовка увидел, что немного впереди в совершенно пустом троллейбусе сидит один-единственный мужик и, не обращая никакого внимания на разразившийся катаклизм, невозмутимо читает газету.

— Вот оно! Та-а-а-а-к!! Ну, крутой, все вышли, а ему хоть бы хны, в газетку уткнулся, — восхитился силой его намерения Тараканов.

Вся кавалькада троллейбусов тут же тронулась с места.

— Так-так-так, — подбодрил их Вовка, после чего его автобус также покатил вперед, к светлому будущему, и спустя пару минут съехал с моста на широкое шоссе.

От такой молниеносной перезагрузки Вовку окутало пеленой легчайших вибраций, в макушке покалывало. Цветовая гамма мира стала ярче и насыщеннее. По тротуару резвой стайкой неслись девчушки с пестрыми рюкзачками, видимо, спешили в школу, на вторую смену. Вовка, не раздумывая, вручил им по пятерке в дневнике. Увидев согбенную бабулю с тяжелыми сумками в руках, Тараканов приделал к сумкам белые крылышки, отчего бабулька сразу распрямилась и проворно засеменила.

Пассажиры Вовкиного автобуса были погружены в свои думы, их лица выглядели озабоченными. «Дед Мороз» поднес им по чашке горячего чаю и по пирожку с фейхоаевым вареньем. Народ заулыбался, кто-то начал травить анекдоты про Вовочку.

— Так-так! Как здорово мир отзывается на поощрения, — порадовался Вовочка.

Ответные приятности сыпались на него со всех сторон, как из рога изобилия, только успевай замечать. Тараканов вспомнил суфийскую пословицу: «Сделай один шаг по направлению к Богу, и Бог сделает десять шагов навстречу тебе». В новой интерпретации она могла звучать так: «Восхвали мир однажды, и он поощрит тебя десяток раз».

Водитель добавил громкость динамиков, и на весь салон зазвучала удалая песенка неизвестной Тараканову группы (больше Вовка эту песню не слышал):

Карлос, Карлос, Карлос Кастанеда, Карлито любит Мескалито!

«Докатились, скоро Пугачева с Киркоровым про древних видящих и неорганические существа запоют, — подумал Вовка. — А все началось с какой-то ерунды, с того, что я, проснувшись, поощрил свое появление в этом мире».

Ему пришла в голову стратегия укрепления волшебной картины мира и набора личной силы: не критиковать себя за то, что какое-то намерение не успело реализоваться, а хвалить за уже достигнутое.

Тараканов в уме начал перечислять свои достижения: «Мужичок поднялся — так, это я сделал. Автобус тоже я вызвал — так, места свободные есть — так-так, молодец. Из пробки выбрались — браво, опять моих рук дело. Бабуля поскакала, как козочка — и это я сотворил. Народ в автобусе повеселел — тоже моя заслуга, бурные аплодисменты, переходящие в овацию! Люди, если бы вы знали, как вам повезло, что вы едете вместе со мной!

Итак, неудачи игнорирую, а все заслуги приписываю себе, даже если для их осуществления и пальцем не пошевелил. Только так можно набраться наглости волшебника».

Мимо пронесся небольшой темно-зеленый автобус, прямо из американских военных фильмов, внутри которого восседала бригада негров в оранжевых рабочих жилетах и оранжевых строительных касках. Вовка обернулся, чтобы остановить чудное мгновенье, но транспортное средство пришельцев скрылось из поля зрения. С Таракановым едва столбняк не приключился:

— Вот это «ТАК»! Премного благодарен вам, смуглые братья по разуму. Откуда вы здесь? Впрочем, это не вы здесь, это я давно в перпендикулярном мире. Сновидение наяву поперло. Мы привыкли различать пространства яви и сна, хотя, возможно, это один и тот же необъяснимый мир-головоломка. Собирается ли вообще данная головоломка, неведомо. Да и кому интересно играть, если счет матча известен? А может быть, этот пространственно-временной паззл лишь ничтожная частичка гигантской мозаики? Вопросов всегда больше, чем ответов.

Сколько бы мы ни отгораживались от пугающей неизвестности пэкаэмами, сновидческая реальность просачивается сюда. Мир сновидений то и дело напоминает о себе мужиком с газетой в пустом троллейбусе, песней о КК, чернокожими ударниками капиталистического труда посреди сугробов спального района…

От философской темы Вовку оторвала еще одна нелепая сцена. Посреди перекрестка перед открытым канализационным люком на раскладной табуретке восседал мужик в валенках, телогрейке и матерчатом шлеме сантехника, а рядом с ним стоял какой-то прибор, напоминающий тестер. Сантехник держал провод, скрывающийся в провале люка. Сначала Вовка скумекал, что идет зимняя рыбалка, но для чего тогда тестер? Следующее предположение понравилось ему больше: это городской шаман, подключившийся по оптоволоконному кабелю к нижнему миру. На эфирном плане Тараканов связался с одиноким охотником за Силой, направил ему поток мю-мезонов, насыщенный флуктуациями дельта-нейтрино, и благословил:

— Удачной охоты, Маугли! Мы с тобой одной эманации, ты и я!

Переодетый в сантехника шаман поднял голову от портала в недры и на долю секунды встретился глазами с коллегой. Парад Нагваля продолжался.

Что происходило с Вовкой, передать сложно. Граница между дневным миром и миром сновидений размылась, тонкая ткань реальности колыхалась, как вуаль на ветру. Восходящий поток шальной силы потряхивал сделавшееся невесомым тело, которое, казалось, вот-вот оторвется от земли. Вовка напоминал «Боинг», замерший на взлетной полосе перед стартом, тормоза которого еле сдерживали тягу запущенных на полную мощь двигателей.

Автобус плавно притормозил возле остановки. Тараканов встал, и вибрации отхлынули.

Шагая к метро, Вовка припомнил, что поощрениями напоминает миру о своем намерении иметь больше денег. Вообще-то деньги были в этот момент Тараканову до лампочки, так как от энергетической наполненности тела он испытывал невыразимый восторг, который невозможно купить ни за какие сокровища. Но вместо созерцания мира и своего состояния, деятельная Вовкина натура требовала предпринять активное действие, и он решил направить свое внимание на материализацию главной ценности привычного мира. «Тем более, — подумал Вовка, — состояние может легко улетучиться и тогда слабой заменой ему будет чувство от обладания деньгами».

На глаза Вовке попалась странная конструкция. Ближайший фонарный столб был обвит телефонным кабелем, будто змеей. «Ага, — подумал Вовка, — вот и Кундалини материализовалась». Верхний конец провода, оборванный с мясом, свободно болтался, а нижний оканчивался эбонитовой трубкой от старого таксофона, висевшей в полутора метрах от земли. Снег на кабеле и телефонной трубке отсутствовал, хотя выступы столба были припорошены снежком.

Никто из прохожих не замечал диковинку, но Вовка-то находился в радикально улучшенном мире. Догадка молнией сверкнула в его мозгу: «Это же аппарат прямой связи с верхним миром, небесная вертушка. Так-так, хорошие спецы работают у Вседержителя в Пресс-центре по связям с общественностью. Оборудование малость устарело, а так шустрые ребятишки, вовремя повесили. Надо использовать подвернувшийся момент, звякнуть наверх, забросить намеренье».

Когда Вовка подносил трубку к уху, незыблемое здание ПКМ зашаталось, и он уже на самом деле не знал, ответят ему или нет. Слегка дрогнувшим голосом он сказал:

— Алло.

В трубке стояла полная тишина.

— Алло! — более твердым тоном повторил Тараканов.

Эффект тот же самый. «Возможно, динамик барахлит, или связь с космосом односторонняя», — перегрузился Вовка и добавил вслух:

— Добрый день! Девушка, будьте любезны, примите заказ на деньги. Срочный валютный перевод. Да, вариант любой, но лучше — сами знаете, какой. Телефонному отделу спасибо за оперативную работу. Привет Главному. До связи.

Вовка аккуратно опустил трубку. Взгляд его уперся в огромное лицо Че Гевары с рекламного плаката сотовой связи, бесстрастно взиравшее на разгул буржуазии в российской столице. На фоне красного знамени контрастно выделялись волевые черты лица пламенного революционера, прорисованные черной краской. Товарищ Че выглядел почти так же, как на обложке первого издания пелевинской книги «Generation П», только вместо эмблемы фирмы «Nike» на берете красовалась пятиконечная звездочка. Слоган гласил: «Достойному партизану — достойную связь!!!»

Великолепно, значит, сеанс связи с верхним миром состоялся, и заявка на пополнение Таракановского бюджета принята.

Следующий рекламный слоган, увиденный Вовкой, тоже был в кассу: «Деньги растут».

Возле продуктового магазина стояла старушка-нищенка, у ног которой лежала открытая кошелка с горстью монет. По стыдливому выражению интеллигентного лица и старенькой, но опрятной одежке было видно, что она не алкашка, а едва сводит концы с концами, и ей неудобно просить милостыню.

Вовка вытащил стольник и подал бабульке, в глазах которой отразилась благодарность. «Да не оскудеет рука дающего», — подгрузил он известную картину мира.

Остановившись на перекрестке перед светофором, Тараканов увидел, как с колеса грузовика, проезжавшего рядом, слетела небольшая бумажка и, неторопливо кружась, опустилась к его ботинкам, оказавшись на поверку тысячерублевой купюрой. «Повалили, родимые. А говорят, деньги с неба не падают», — азартно воскликнул Вовка. Стоящий сбоку парень с улыбкой обратился к нему:

— Давай поделим.

— Не могу. Это мне, персональный дар Великого Духа. Он может обидеться, — пояснил Тараканов.

Паренек понимающе кивнул.

В метро. Дедок с семечками, дядя Гиляй

Спустившись в метро, Вовка прошел к лавочке в начале платформы и уселся рядом с основательным дедом с густой седой бородой. Голову деда украшала меховая шапка, которую носили минимум десять лет. На нем были подшитые валенки, ватные штаны и выцветший синий плащ, такой древний, что сквозь износившуюся ткань то тут, то там торчали клочки ваты. Старикан неторопливо лузгал семечки, сплевывая шелуху в кулечек из газеты, и внимательно поглядывал по сторонам. У ног его стоял потрепанный объемный портфель коричневого цвета.

Тараканов мысленно поощрил живописного соседа:

— Этот тоже из параллельной вселенной. Чувствуется большая медитативная практика, вон как сосредоточенно семечки грызет. Мастер Щелкайя-йоги.

Придирчиво оглядев Вовку удивительно голубыми глазами, дед встал и чинно пошел вдоль платформы, продолжая грызть семечки и ни разу не оглянувшись на портфель. «Доверяет», — уважительно подумал Тараканов.

Дед вернулся, сел на лавку и, наклонившись, раскрыл портфель, в котором Вовка успел заметить моток провода, несколько отверток и молоток. Заинтригованный манерами и снаряжением чудаковатого попутчика, Тараканов пропустил свой поезд, продолжая наблюдение за дедочком. Тот извлек из недр таинственного портфеля газетный сверток и стал его разворачивать. Внутри оказалась стальная ложка и литровая стеклянная банка, в которой были вареная картошка, соленый огурец и большая котлета.

Дед, не обращая ни на кого внимания, стал вдумчиво кушать, тщательно пережевывая пищу. Вовка просто упивался, наблюдая за стариканом, от которого исходила сила и уверенность: «Подарок судьбы какой-то! Вот так незаметно они и живут среди нас, достигшие нирваны адепты. Пройдешь мимо и не оглянешься».

Опустошив содержимое банки, дедок вытащил из портфеля компактный железный термос и пластмассовую кружку. Громко прихлебывая чай, он развернул и принялся читать засаленную газету, в которую была завернута банка с едой. Увидев заголовок, Вовка с трудом сдержался, чтобы не расхохотаться. Посреди страницы крупными буквами было написано: «Кто тот мужчина, который ходит к Мордюковой?»

Подкатил громыхающий поезд, и Тараканов вспомнил о свидании со знойной Юлькой. Уже входя в вагон, он обернулся к деду, который хитровато посмотрел прямо на Вовку и четко произнес:

— Я тот мужчина!

В вагоне были свободные места (так!), и Вовка уселся напротив старомодно одетого пенсионера, на носу которого были очки в золотой оправе, а в руках — томик Гиляровского «Москва и москвичи». Вовка вспомнил историю, приключившуюся с известным писателем московского быта начала века.

После революции дядю Гиляя не расстреляли и даже разрешили писать. Ехал он как-то в трамвае, газету читал. Вошел пьяненький пролетарий и начал к дяде Гиляю приставать:

— Сидит тут паршивый интеллигент, газету читает. А я, честный трудящийся и гегемон пролетарьята, смену за станком отмантулил, устал как собака, и вот стою тут перед…

Дядя Гиляй поднял голову и тихо так, вежливо, ответил:

— Извини, братец, я никакой не интеллигент, а такое же г…о, как и ты!

У пролетария от такой перезагрузки картины мира в голове что-то заклинило, и он сразу потерял к дяде Гиляю всяческий интерес.

Вдруг Вовка услышал:

— Тут дышать нечем, а он еще газету читает!

Тараканов не поверил своим глазам: рядом стоял настоящий московский «интеллигент», тощий и тщедушный (явно не дядя Гиляй) и нервно препирался с пьяным пролетарием. А тот вошел в раж и никак не мог остановиться:

— Ты такой-то, а мать твоя такая-то…

Вовка отменил скандал и выдал мысленный куш бузотеру, перенеся его на гавайский пляж. Пролетарий лежал под тенью раскидистой пальмы, держа в руке запотевший стакан с пивом. Рядом, на песочке, лежала газетка «Коммерсантъ» (в память дяди Гиляя), с уже очищенной воблочкой и бутылочкой пивка в серебряной чаше со льдом. Здоровенный негр с кольцом в носу обмахивал шефа опахалом из страусиных перьев, а тот, жмуря от удовольствия глазки, потягивал хмельной напиток.

Поддатый хрюндель, только что вопивший на «интеллигента», мирно засопел, завалившись на бок.

Тут в соседнюю дверь вошел здоровенный детина и пробурчал:

— Ннуу я ттебя сделаю, я ттебя сделаю…

Глаза богатыря были налиты кровью, как у быка на корриде, а голова вращалась из стороны в сторону, в поисках жертвы.

Вовка быстро нарисовал в воображении военный плац, на котором стоял длинный строй офицеров и солдат: корешей и братанов вошедшего мужика. В правой руке у каждого было по стакану самогона-первача, а в левой — огурец. Красноглазый гордо шествовал вдоль строя, с каждым чокаясь и принимая на грудь, а его генеральский мундир украшала массивная золотая цепь с крестом, болтавшимся на уровне пуза. Вместо криков «Ура», пацаны пели «конфетки-бараночки»!

В вагоне стало тихо, мужик задышал ровнее, глаза его остекленели.

Вовка сконцентрировался на внутреннем потоке. Ощущения потери веса, появившиеся у Тараканова после утренней йоги, последующих поощрений, и достигшие пика в автобусе, периодически накатывали на него, то усиливаясь, то ослабевая.

Вот и нужная станция метро. Юлька, как всегда веселая и излучающая огонь, поджидала его на платформе. На голове у нее были миниатюрные наушники от плеера. Она пританцовывала и напевала заводную песню на непонятном языке:

— Нина Яку Вайра Пачамама Хэй, Нина Яку Вайра Пачамама Ха!

Поздоровавшись, Вовка поинтересовался, о чем слова песни. Юлька, стащив наушники, разъяснила:

— Это танец индейский, обалденный. Что-то про Пачамаму, Великую Маму, точно не помню. У индейцев картина мира примитивная: Мать-Земля, Великий Дух и четыре стихии. И достаточно, незачем огород городить.

Парочка направилась к выходу из метро. Разгоряченный Вовка живо поведал о чудесах, которые с ним приключились, и своих ощущениях. У Юльки тоже нынче масть пошла. Вслух поощряя влиятельного чиновника, она получила долгосрочный кредит на расширение салона, под смехотворные проценты.

Джинн из палатки. Лотерейный билет

Беседуя, они шли с Юлькой вдоль ряда продуктовых палаток, тесно прилепившихся друг к другу среди сугробов. Их внимание привлекла дамочка в белом тюрбане, которая, приклеив объявление к бетонному столбу, быстро шмыгнула в стоящий рядом киоск.

Юлька с Таракановым подошли к столбу, на котором белел бумажный прямоугольник — половинка листа, вырванного из тетради в клеточку. Текст, состоящий из больших круглых букв, выведенных от руки синими чернилами, гласил:

Молодому симпатичному джинну срочно требуется для проживания одноместный кувшин (желательно медный). Куплю недорого или обменяю на джезву для кофе. Просьба горшки не предлагать. Обращаться по адресу: ул. Подольских курантов, дом 823, кв. 234. тел. 854739016.

— Ух ты! — воскликнула Юлька, — так-так-так, моя Машка как раз сейчас книжку про Хоттабыча читает. Кувшин, который мне на Восьмое Марта подарили, скоро до дыр протрет. Давай посмотрим, чего там тетенька в тюрбане делает.

Парочка направилась к застекленному книжному киоску с надписью «Роспечать», в котором скрылась странная дамочка.

В центре прилавка, пестревшего обложками любовных романов, криминальных сериалов и психологической попсы, возвышалась потемневшая от времени закопченная джезва, столь же нелепая посреди груды книг, как обветшалый средневековый замок с привидениями на фоне хрущевок с рекламой Кока-Колы и средств для эпиляции ног из Германии.

— Не эта ли джезва упоминается в объявлении? — проскочило у Вовки в голове.

Из-под прилавка послышалось бормотание, оттуда вынырнули две обнаженные по локоть женские руки с длинными ухоженными ногтями и, энергично потерев бока кофеварки, скрылись из виду.

Через несколько мгновений из-под прилавка повалил густой сизый дым, быстро заполнивший весь киоск и через окошко просочившийся на улицу. Необычайно едкий специфический запах наводил на мысль о том, что внутри подожгли пачку газет Белотапецкого ЦБК. Из киоска донеслось глухое завывание, прервавшееся приступом кашля, и среди клубов дыма появилась дамочка, в широченном цветастом балахоне, с чалмой из вафельного полотенца на голове. Чалму скрепляла брошь с крупным красным камнем, а лицо женщины обрамляла самодельная борода из белой шерстяной пряжи. Черные как смоль волосы волной спадали на плечи, а слегка раскосые карие глаза и изогнутые ровной дугой брови придавали ее округлому лицу восточное очарование. Вовке показалось, что он видел эту женщину раньше.

Между тем дамочка выдернула из накладной бороды волосинку и высоким сильным голосом запела:

Рыбка моя, я твой глазик, Банька моя, я твой тазик, Джезва моя, я твой джиннчик, Появись скорей, кувшинчик!

Тут уж Вовка с Юлькой не удержались и прыснули со смеху. Артистка, картинно обнаружив зрителей, медленно опустилась на стульчик. Тараканов, чувствуя неловкость за прерванный спектакль, дружелюбно произнес в окошко:

— Да вы не пугайтесь, мы никому не скажем.

— Благодарю, — ответила дамочка, — а то могут и с работы уволить. Ведь от передозировки дыма пожары бывают.

Юлька эмоционально добавила:

— Мы в восторге от представления! Вы неподражаемы!

Киоскерша распахнула дверь, выпустив на свежий морозный воздух потоки едкого дыма:

— Заходите, расскажу, зачем дурью маялась. Всю распирает, до сих пор поверить не могу.

Юлька с Вовкой зашли в тесную палатку и устроились на коробках с книгами. Когда актриса отцепила бороду и сняла балахон, они от удивления подскочили — перед ними была дама с семинара Болеслава, рассказавшая вчера про материализацию булочек и пропавшего видеомагнитофона.

— Ну что, узнали? — сверкая глазами, улыбнулась киоскерша. — Айгуль меня зовут. — Она повесила на окно табличку «Технический перерыв», нажала кнопку на изрядно пожелтевшем электрочайнике «Тефаль», который всегда думает о нас, и, поправив пряди волос, выбившиеся из-под чалмы, продолжила:

— Я давно мечтаю о своей квартире, а денег на нее не хватает, хотя муж неплохо зарабатывает. Вчера после танца набралась наглости и попросила-таки Болеслава подвезти до угла. Он присоветовал мне Хоттабыча из кувшина вызывать.

Я сделала себе чалму, накидку и бороду, а вместо кувшина бабушкину джезву приспособила. Сначала боялась, что люди скажут, мол, рехнулась тетка. А тут приперло. Кроме печатной продукции, я еще лотерейные билеты продаю. Завтра розыгрыш, и сегодня нужно сдать на фирму нереализованные билеты. Но я не могу этого сделать — киоск закрыть нельзя, а напарница моя заболела. Пришлось бы мне эти билеты оплатить из своего кармана, а деньги немалые.

Загрузила себя картиной мира: если привычные методы не помогают, остается играть в абсурд, заниматься контролируемой глупостью. Только джезву потерла, как начальница в дверь постучалась. Хорошо, что не успела дыму напустить, объясняй потом про джиннов из кувшинов. Оказалось, что билеты можно завтра утром до начала тиража отвезти в контору. Я себя похвалила:

— Так-так, молодец, волшебница!

Кураж-то поймала уже, и давай намерение на квартиру продвигать: настрочила объявление про кувшин, остальное вы видели. Авось получится. Меня устроит любой вариант, но лучше другой.

Айгуль разлила кипяток в граненые стаканы, опустив в каждый по пакетику «Липтона». Затем она извлекла из старенького покосившегося холодильника «Саратов» похожую на колбу пузатую темно-зеленую бутылку и добавила в стаканы по несколько капель густого бальзама с пряным запахом горных трав. Отхлебывая горячий ароматный напиток, Вовка похвалил джинн-вумен:

— Ну и Огонь вы распалили, у меня даже Кундалини поднялась, позвоночник гудит. Блестящий спектакль!

Юлька, выслушав рассказ Айгуль, предложила:

— Нам нужно купить лотерейный билет.

— Мне в лотерею не везет, больше рубля ни разу не выиграл, — возразил Тараканов.

Юлька отмахнулась:

— Задвинь свою ПКМ в дальний угол, мы в улучшенной вселенной! Сколько сильных «ТАКов» у тебя сегодня было: оживший дядька, рассосавшаяся пробка, автобус с неграми, сантехнический шаман, сеанс космической связи, падение денег с неба. А дедок с семечками, который ходит к Мордюковой? После встречи с таким просветленным мастером можно рассчитывать на везение в любом деле. И, наконец, эффектное появление Айгуль и загадочная история с лотерейными билетами, которые будто нарочно для нас оставлены. Я привыкла доверять интуиции.

Айгуль вспомнила историю из своей жизни:

— Я и раньше замечала «ТАКи» и накручивала их на свое намерение.

Однажды подвернулся мне мужичок. На первый взгляд Федор был интеллигентный, обходительный мужчина с чувством юмора. Но я не теряла бдительности: все они сначала пыль в глаза пускают, а потом оказывается, что с алкашом или бездельником связалась. Такое кино про мужчин у меня было.

Ехала я в электричке на первое свидание с Федором, в окошко поглядывала. И мечтала: «Хоть бы в этот раз порядочным оказался! Ничего, у меня глаз наметанный. Я его быстро раскушу, если что не так». Вдруг я увидела рядом с дорогой рекламный щит, на нем изображалась шахматная доска, а надпись внизу гласила: «У нас все ходы записаны». Приободрилась я сразу, появилась уверенность, что все идет как надо. То есть, такнув на эту рекламу, я разрешила появиться хорошему мужу.

Минут через пять в вагон зашел усатый парень с гитарой и микрофоном. За его спиной на брезентовых лямках висела железная хреновина, похожая на бензобак, но оказавшаяся динамиком. Усатик звонко запел Алкину песню:

— Ах, како-ой был мужчина, ну настоящий па-алковник!

У меня аж мурашки на затылке забегали. О том, что «под этой личиной скрывался, блин, уголовник», парень петь не стал, а перешел в следующий вагон под аплодисменты и звон монет.

Я обрадовалась:

— Хороший знак, будет мне с Федором счастье!

Так и вышло, души друг в друге не чаем. Не пьет, не курит, в проруби купается, на щеках румянец всегда, весельчак, работящий, в любви горячий. На баб, правда, то и дело поглядывает, так ведь пятнадцать лет на подлодке плавал, одичал. Зато хозяйственный какой, я его дядей Федором зову, как в мультике о Простоквашино. Самое интересное, что он настоящий полковник, капитан первого ранга, «кап раз» по-морскому.

Вовка подумал, что сегодня «ТАКами» регулярно подтверждал свое намерение обрести деньги. Вспомнился потолок автобуса в купюрах, заказ капиталов по прямому телефону Всевышнему, плакат «Деньги растут», тысячная бумажка, слетевшая с колеса. Поощряя все вокруг и испытывая от этого огромное наслаждение, Тараканов чувствовал, что его несет поток Силы, который создает наилучшие события.

— Все определяется силой намерения и Внутренним Огнем, а он разгорелся не на шутку. Пусть госпожа Фортуна откроет личико, — заключил Вовка.

— Я сегодня тоже в ударе, так что стоит попробовать, — подбодрила его Айгуль и голосом Мордюковой объявила: — Кто возьмет билетов пачку, тот получит … водокачку!

Затем она нацепила бороду, влезла в свой балахон, повернулась к Тараканову и, воздев руки вверх, загудела трубным гласом:

— О, Величайший из Великих, чья мудрость затмевает солнце! Приказывай, мой Повелитель, и я осыплю тебя немыслимыми дарами.

Вовка приосанился, сложил руки на груди, надул щеки и потребовал счастливый лотерейный билет. Айгуль, выдернув «волос из бороды», запустила руку под прилавок и положила поверх книг билет:

— Исполнено, мой Повелитель!

Когда ребята вышли из киоска, их обогнал ярко раскрашенный троллейбус с надписью на борту: «Страховая компания Владимир». Вовка радостно прокомментировал:

— Молодцы, именные троллейбусы пустили.

Марго — байкерша. Мистификация для Профи

Вернувшись домой, Тарканов удивился, увидев Маргариту — обычно она возвращалась с работы позже. Жена смотрела на кухне телевизор и, несмотря на жару в квартире, куталась в теплое шерстяное пончо с кистями. На кухонном столе лежал градусник. Увидев Вовку, Марго пожаловалась:

— Ангину где-то подхватила: горло болит, и температура высокая. Всю трясет, никак согреться не могу. Наверное, на работе заразилась, — у нас половина сотрудников на больничном. Сегодня отпросилась пораньше, а завтра придется идти, заменить меня некому.

— Отменяю простуду! — Вовка подпрыгнул и в прыжке звучно хлопнул тапочками, одетыми на руки.

— Отменяла уже, не помогает, — ответила Марго, доставая из шкафчика банку с малиновым вареньем.

Тараканов приласкал супругу и, закрыв глаза, начал придумывать ей воображаемый куш, чтобы та выздоровела. Он мысленно усадил Марго на сверкающий хромированными деталями мотоцикл «Harley Davidson», бензобак которого украшало изображение огнедышащего дракона. Байкерша была в черной кожаной куртке с металлическими шипами, заклепками и цепью, и в черной юбке из кожи. На голове Марго красовалась ярко-красная бандана, в ухе была массивная серьга, на руках были обрезанные перчатки, а на ногах высокие сапоги. Закончив воображать костюм жены, Вовка придумал сценарий куша: Марго с бешеной скоростью неслась по ночным улицам, оглашая округу ревом своего стального коня.

Вовка описал Маргарите, что ей надо представлять, чтобы выздороветь. Затем он сбегал в прихожую и принес свои старые кожаные перчатки, которые давно собирался выкинуть. Обрезал их ножницами и протянул перчатки Марго:

— Вот, натягивай.

— Мне и так плохо, а ты с какой-то ерундой пристаешь, — возразила Ма